Tags: фестивальное

книга

Федор и Афанасий

Фёдор и Афанасий
Я не знаю откуда это
- музыка и тишина..
А тут люди исследуют Тютчева с Фетом
и ты хочешь
Тоже сказать
этим людям
Что-то об этом,
А тут новый японский релиз
от прекрасного
"завтра будет",
И немецкий философ на "икс"
Про которого говорил Ахутин.
Проблема времени
и синтаксис -
Вот то чем категорически
Различаются
Федор и Афанасий.
Последний меня поразил весной в первом классе
"Шёпот нежное дыханье
Трели соловья серебро и колыханье сонного ручья"
А к дипломату я пришла в седьмом
- зима, февраль, бессильна
Утешить Денисьевой стон
" о, как убийственно мы любим"
Вся выспренность и старомодность стиля
В стихах к прекрасной отступила,
И ум был чувством огранен
Поэт -философ был влюблен,
Неясность и тяжеловесность
Всех "саконтал"
Сменилась всхлипом,
Покаянием души,
И Тютчев стал
тем избранным поэтом,
Чьи строчки память
без усилия хранит.
А кто-то сравнивает их
В своей статье
И возвращает
память дней,
Когда они
были внове
Для девочки
Читающей подряд
Любые буквы,
Глотающей словарь
толковый
И энциклопедический, ,
Также азартно
Как графиню Монсоро.
Живущей валом чтения легко,
Летящей на волне
На самом гребне,
Не знающей что всех литератур
Поэт - посредник.

фестивали: зачем и для чего?

Обозначить явление
Для чего и для кого проводятся большие культурно-массовые мероприятия?
Универсиады, Олимпиады, Фольклориады, театральные, музыкальные и кино- фестивали: зачем и для чего? Для кого понятно – для широких народных масс. Но объявления не расскажут, почему это так круто, удивительно и может быть нужно тебе. И уж тем более из объявления нельзя вычитать информацию о том, каким было прошедшее мероприятие и что оно принесло в этот мир – с чем познакомились те, кто на него попал, а ты нет. Рассказать так, чтобы захотелось увидеть фильм, который шел на закрытом показе кинофестиваля может приглашенный журналист, и он может рассказать многим, благодаря современным коммуникациям практически всему свету. Есть такое важное слово – резонанс. Так вот сравните резонанс от Каннского кинофестиваля и прикиньте сколько статей вы найдете о нем и фильмах, которые на него попали. И сколько статей о фильмах, участвовавших, например в нашем «Серебряном Акбузате». Может потому что организаторам нашего фестиваля было параллельно на отклик, он и закончился. В прошлом году четвертый кинофестиваль «Серебряный Акбузат» не проводили, объявили, что перенесли на сентябрь нынешнего года. И вот сентябрь заканчивается и нигде никакой информации о том, будет он или нет?
Видимо у организаторов за три фестиваля закончились свои люди, которых они хотели облагодетельствовать призами и приглашениями, а о чужих им думать – неохота силы тратить. Это кстати видно было по проведению всех предыдущих трех фестивалей, никакой работы со СМИ, никакой работы с киноманами-синефилами до и после каждого фестиваля, пустые или полупустые залы, сменялись на плотно забитые случайными людьми, пригнанными из учебных заведений группами. Короткое поколение стремится решать задачу прорывом, а длинное позиционным давлением. Надо иметь свою культурную стратегию, чтобы создавать позиционное давление в обществе. Тогда вам и будет значимость Канн, в этом году был 71 Каннский кинофестиваль – престижное мировое явление. Длинные поколения создают искусства. Культура аккумулирует в себе значительное число механизмов воздействия на персонал и внешнюю среду, главное это одинаковый вектор развития ценностей. То есть штаб культурного события должен понимать или формировать ожидания толпы, для которой делается культурно-массовое мероприятие. То есть должны встретиться эмоциональная народная и органичная функциональная устремленности. Подобная гармоничность встречается редко, посему «Вудсток-68» и «Олимпиада-80» не повторятся, но могут служить примером. А несовпадающие векторы – искусственная функциональность и стихийная народная незаинтересованность дают пустые залы или замерзающих в почетных караулах детишек. И несть им числа – этим подобным мероприятиям.
P.S.: Четвертый "Серебряный Акбузат" прошел но последствия всё те же.

Горный приют поэтов

Не только я всё пишу и пишу, но иногда и обо мне пишут, точнее цитирует моё выступление поэт Игорь Губеев, по ссылке статья целиком
По поводу определения эффективной стратегии любопытно мнение поэта и журналиста Галарины:

– Есть два критерия оценки современной литературы: образная система и эмоциональная составляющая… Через эмоциональную составляющую автор транслирует болевые точки определенной части социума, к которой читатель себя относит и поэтому реагирует. Почему студентки любят Полозкову? Потому что ею транслируются опыты, свойственные женщинам в возрасте от 20 до 30 лет с определенным интеллектуальным настроем – они всегда правы и не умеют извиняться перед людьми. Они непорочны и на основании этого могут судить других. И вот таких людей Вера Полозкова невероятно цепляет. Она меня тоже цепляла, но с тех пор я пережила много трагедий. И перед лицом Бога невозможно быть правым или не правым, когда ты бесчувственное тело кормишь из шприца в реанимации. Вся правота исчезает в жизни, потому что на самом деле читатели Веры Полозковой это умозрительные существа, которые трагедии еще не пережили.

Другое дело читатели Оксаны Васякиной – она обобщила в своей поэме «Когда мы жили в Сибири» архетипы страдания народа, происходившие в 90-е годы, вне зависимости от образования и места проживания, будь то в Сибири или на окраинах Москвы. Люди в связи с социальными катастрофами оказались на грани выживания, и они прорывались, учились жить при новом раскладе.

У Веры Полозковой есть крючки для определенного слоя людей. У Оксаны Васякиной крючков больше, потому что она в своей поэме аккумулировала опыт более широкой части населения. Не важно, был ли ты женщиной, мужчиной или ребенком в то время. Но ты это время пережил. Поэтому «Мы жили в Сибири» работает. Автор озвучил то, что всем известно. Чем большей группы людей опыт он выражает, тем сильнее читательская реакция.

https://www.istokirb.ru/articles/%D0%BC%D0%B8%D1%80/Gorniy-priyut-poetov-459389/

Фестиваль Жуковского / 2020 / День второй

я в Зум-чтениях участвовала в первый день, но решила посмотреть и второй день. Просто мне интересны другие люди. И слышать стихи, интонации авторов это совсем другое чем буковки читать

Динара Расулева поэма "Газманов"

ГАЗМАНОВ

мой препод по гитаре был типа свой чувак,
первая песня, которую он дал разучить, была пачка сигарет,
я подумала: так вот кто такой этот живой Цой,
ничего особенного:
Am C D Em
я тогда уже писала стихи
и хорошо разбиралась в поэзии.
я подумала: позорная рифма: сигарет-день, окна-сюда,
разве это настоящая рок музыка?
тогда я решила, что Цой мне не нравится,
но песню разучила,
потому что это было домашнее задание,
а я была отличница.
я попросила у препода дать мне что-нибудь нормальное --
из помпилиуса,
дыхание или апостола,
или хотя бы сектор газа,
но он дал город золотой.
с тех пор я возненавидела БГ,
пока брат случайно не записал мне альбом сестра-хаос
вместо фабрики звезд.
позже я узнала,
что город золотой -- это даже не песня БГ,
и даже не песня Хвоста,
но почему-то все ее пели,
хотя она такая дурацкая.
препод заставил ее выучить,
чтоб закрепить барре,
с вот тех пор я синий вол исполненный очей
и золотой орел небесный чей так светел взор незабываемый.
у брата была кассета сектор газа,
я ее выкрала и попросила препода
разучить вальпургиеву ночь,
а он дал мне что такое осень,
как четвертной экзамен
но я жила на волге и не знала невы
и в целом моя осень горела в листве костра
синим дымом подпирая бледный неба шатёр
моя подруга оля ходила на концерт ддт,
а у меня не было денег:
незадолго до этого я брала взаймы у одноклассницы,
чтоб пойти на фабрику звезд,
и еще не вернула.
концерт ддт проходил в концертном зале Уникс
«УНИверситет — Культура — Спорт»
вместо этого я учила аккорды
и барре на четвертной экзамен
потому что была отличница
как-то через много лет я встретила женщину
которая мне рассказала, что она мутила с Шевчуком
я подумала ну и ну он же такой скучный
рифмы его совсем плохие -- ногами-нами, корабли-земли
и аккорды банальные
Am F Dm E
и нет вот этой рвущей боли одиночества в его текстах
и к тому же такой старый
тогда я не знала, что когда-нибудь у меня будет сорокавосьмилетняя девушка
но и она тоже пройдет
как и все что со мной было
но до этого эта сорокавосьмилетняя девушка поставит мне видео с концерта зоопарка
и с концерта звуков му
она скажет мне
вот это было настоящей музыкой
молодой петр мамонов ломается сгибается на сцене
будто в страшном сне
майк все крал у запада но тогда все так делали скажет она мне
я проводила свое шестое лето в деревне
и у одного дяди на мотоцикле с коляской
висел флажок зоопарк и флажок аквариума
тогда вешали флажки вместо плакатов
и я думала что это прояление любви к животным и рыбам
дядя стал не ветеринаром а ментом
поэтому я не верила если мне говорили что это настоящая музыка
а сейчас я не верю что он и правда слушал это
папа слушал тогда только машину времени
он называл его ласково макар
и улыбался с мыслью о нем
у папы были такие же усы
когда я ехала на машине в синтру мы включили машину времени
и я плакала плакала плакала
и подпевала
через три года я обедала в компании с макаром так получилось
я хотела наклониться к нему и сказать мой папа был вашим фанатом
поэтому мне так приятно сидеть с вами за столом
папа бы удивился и наверное улыбнулся в усы
и вдруг ему кто-то прислал в вотсапе шутку
и он посмеялся и показал ее всем нам за столом
шутка была такая
если баба к тебе холодна пора ее хоронить
я не стала к нему наклоняться
и ничего не сказала
сейчас петр мамонов старик и почти не гнется
я ездила на могилу цоя
сидела рядом с борисом борисовичем на пляже
так никогда и не сходила на концерт ддт
гречка перепела все идет по плану
жанна агузарова ведет инстаграм и спела с пугачевой
пуси райот выпустили футболки
янка умерла и вокруг нее одни мертвые мужики
кто-то из оставшихся в живых стал делать музыку только для славян
кто-то из оставшихся в живых стал поддерживать путина
а песня перемен стала символом смены власти
в Беларуси
что такое настоящая музыка
сейчас уже никто не слушает рок
я лучше соберу свой балконный урожай помидоров
я лучше помою кошачью ночную блевотку
чем включу подборку русского рока на спотифае
что такое настоящая музыка
я больше не разбираюсь в поэзии и не играю на гитаре
подушечки снова мягкие
раз в год могу сесть и Am C Dm G

Динара Расулева( познакомилась с её поэмой сегодня на видеоконференции в Зум фестиваля им.Жуковского в Тарту - есть на видео с -48 по -42 минуту https://www.youtube.com/watch?v=1VtCDTJ1PJM&fbclid=IwAR3ofZ_rH0GZDbOoeR7c7w87llJlN13rkcalOJKfW63bMzIy0-upgwY54eg

УЖЕ ЧЕТВЕРТЫЙ ФЕСТИВАЛЬ «УФА-АЙГИР»

В общем, предыстория литературного фестиваля «Уфа-Айгир» заключается в судьбоносной встрече поэта Айдара Хусаинова и культуртрегера Татьяны Шабановой (а еще она директор турбазы была на тот момент, помимо того, что она блестящий профессор английской словесности). Татьяна Дмитриевна сказала: «Надо бы что-то делать». Ну, привычка у нее такая – что-то делать для культуры, еще с времен тех бурных 90-х, когда она вела в Уфе Клуб интеллигенции

Проводила заседания, где обсуждали разные умные темы, светлые головы делали доклады. Но, отмечает Татьяна Дмитриевна, был у тогдашних высоколобых один прискорбный момент в общении: отвыступавшись сами, они никогда не слушали других, сразу уходили. Исключений было немного – это журналист и литературный критик Александр Гайсович Касымов и поэт Айдар Хусаинов: они слушали всех докладчиков и внимательно относились к выступающим. К сожалению, Касымова забрали небеса в 2003 году, и от него осталась книга «Критика и немножечко нежно», помимо самиздатовского журнала «Сутолока», коего полный комплект номеров еле сыскали в прошлом году.

Итак, четыре года назад Айдар Гайдарович Хусаинов и Татьяна Дмитриевна Шабанова встретились, поностальгировали по кипучей интеллектуальной жизни, да и решили проводить литературный фестиваль «Уфа-Айгир».

В 2017 году прошел первый фестиваль, он получился камерным и уютным, из иногородних были поэты Александр Радашкевич из Парижа и Михаил Придворов из Челябинска. Всем участникам очень понравились эти волшебные места в Белорецком районе Башкортостана и сама атмосфера «Горного приюта Айгир». Я написала тогда заметку «Поэзия под сенью гор».

В 2018 году фестиваль проходил без меня, но прекрасными впечатлениями о нём поделились другие участники.

В 2019 году шел ремонт путей, и всё было непросто с расписанием электричек до Айгира. Зато к фестивалю добавилось открытие в Уфе, в библиотеке Заки Валиди; выступали все участники – и местные, и гости: из Парижа прибыл Александр Радашкевич, а из Москвы – неожиданная Анна Долгарева и барнаульский поэт Михаил Гундарин. Отлично всей компанией доехали под гитару и песни Рустика Нуриева. О третьем поэтическом фестивале «Уфа-Айгир» поведали на страницах «Истоков» сразу три автора: Галарина – «Бирюзовая одзесама в малахите Уральских гор», Алексей Чугунов – «Черничный домик у подножья горы» и Айдар Хусаинов – «Глубокий сон на Айгире».

И наступил 2020 год, он принес пандемию, «карантин» и остановку всех очных мероприятий. Но лишь на время замер литпроцесс в реале, в Интернете битвы метамодернистов и почвенников продолжались, зум-обсуждения проходили. Но не хватало живого общения. Итак, фестиваль с начала августа перенесли на конец августа, но наш уфимский парижанин не смог вырваться из заграничного карантина. Зато на фестиваль приехали впервые – Акан Троянский из Саратова и Никита Поповский из Челябинска, Игорь Губеев из Бирска (они все – молодежь и наши, истоковские, авторы) и уфимский аксакал Геннадий Клавдиевич Полежанкин. Остальные участники и гости были не первый раз, кто-то второй и третий, и даже четвертый. Прибывали все неодновременно.

Выехали из Уфы 26 августа на инзерской электричке первые четыре человека и тем же вечером мы окунулись в теплый прием Татьяны Дмитриевны Шабановой, вдохнули пряный воздух необыкновенных лесов, поужинали и посидели у костра. На следующий день с утра было открытие камерного фестиваля и презентация книги «120 стихотворений 2020 года», выпущенной по итогам конкурса 10 стихотворений месяца. Потом некоторые поэты ушли на прогулку к «Зубам Шурале», прошли вдоль берегов реки Инзер, посмотрели на укрепленные в прошлом году склоны в виде гигантских ступеней, пересчитали памятники туристам (никогда не стану рафтером, экстремальный сплав явно не моё, хватит с меня и экстремальной поэзии). Полюбовались Малым Ямантау. Набрала грибов, только складывать их пришлось в кофр фотоаппарата, потому что никакого пакетика с собой не оказалось, и то брала только маслята и розовые сыроежки: ни груздей, ни свинухов с валуями решено было не брать. Вечером приготовили похлебку-грибовницу.

Посокрушались безалаберности туристов: вдоль Инзера много оборудованных мест, но везде около стоянок туристы оставляют мусор, особенно впечатлили пятилитровые баллоны, один был даже с водой, и аэрозольный баллончик от репеллента, положенный в кострище. Позже сотрудники «Горного приюта Айгир» рассказали, как весной устроили субботник и собрали в лесу мусора на целый Камаз. Любители природы, вы на самом деле её любите? Или губите? Задумайтесь.

А когда вернулись, то познакомились вживую с Никитой Поповским, приехавшим со стороны Белорецка. Никита постоянный участник нашего поэтического конкурса, уже несколько лет мы всей редакцией наблюдаем его творческий рост, и он даже свою книгу стихов «В районе заповедной зоны» решился издать в Уфе. Очень было радостно увидеться с ним в реале.

Тут подоспел ужин, и позже уфимская электричка с ещё участниками и гостями. Акан Троянский на нее не опоздал и даже смог состыковаться с нашим творческим народом.

28 августа выдалось очень насыщенным, обычные туристы начали прибывать. С утра обсуждали культуру в постковидный период. Потом экскурсия на Черничную гору, а те, кто на ней был на прошлых фестивалях, ушли в сторону «Пика Уфа», но не дошли, времени не хватило, ибо начиналась серия поэтических читок. Читки проходили на открытом воздухе, перед беседкой на травку поставили стол для авторов. Первыми выступали Никита Поповский и Игорь Губеев, читать решили поочередно, по пять стихотворений каждый. Каждой паре досталось по часу внимания публики. Поскольку поэтики разные, особенно если слушать вместе лиричную Елену Луновскую и лаконично-саркастичного Акана Троянского, то при переменном чтении зрители и из простых туристов не успевали заскучать. Геннадий Полежанкин и Галарина закрывали читки. Потом разожгли костер, пели песни; когда стало холодно, поэты переползли в гостиную Черничного дома пить чай с бутербродами и вареньем из кабачков (кулинарный презент от Полежанкина, прям иллюстративный материал к стихам про тыкву «Пастила Шампань»).

На следующее утро была суббота, и на станцию Айгир прибыло колоссальное (с точки зрения тихих поэтов) количество туристов, в том числе и в «горный приют», были и приехавшие на квадроциклах. Посему поэты бежали на природу, вдоль реки к водопаду. Я же бывала на этой экскурсии в прошлые годы, решили с Леной Луновской пройти к ж/д мосту над рекой Айгир, до того нас впечатлила реплика Татьяны Дмитриевны о том, что в 30-е годы прошлого века туда привозили репрессированных на расстрел. Пошли, почтили память, и, видимо, в грустях не рассчитали сил – я поскользнулась и упала в речку прямо в белых брюках. Запоясавшись рубашкой, отжала мокрую одежду, и продолжили гулять, благо, была теплынь. Отворачивались от грибного соблазна – от подберезовиков по обе стороны лесной дороги.

По возвращению поэты укрылись от суеты в шатре, и Айдар Хусаинов провел презентацию своей книги афоризмов «Анти-бусидо, или Путь уфимца». Обсудили ее и поговорили о природе юмора, о нашей общности и разности. Потом случился «открытый микрофон» и все читали по кругу. И даже Анна Вайн рискнула прочесть лирическое, а потом и ироническое шуточное стихотворение. Вот так на уральской природе расцветают не только тысячелистники другого – лилового цвета, но и люди поворачиваются новыми гранями своей натуры.

Потом кто уезжал – те стали собираться, а кто остался ещё на один день – продлили себе волшебство. Я думаю, никто из тех, кто принял участие в фестивале, не пожалел потраченного времени и денег (администрация приюта предоставила нам 50% скидку и на проживание и на питание, кормили очень вкусно). А уж общение и досуг мы организовали себе сами. Ведь все участники литпроцесса в современной реальности отчасти и его организаторы: сами пишем, сами издаем и сами читаем, и привлекаем новые лица. А горы манящие нам еще будут сниться, и прорастать в стихах, как у Лены Луновской сплелось на турбазе экспромтом нечто японское:
«Глядя на туман
Над Малым Ямантау,
Скучаю по вредному Тимофею,
Оставшемуся в Уфе,
Он всё-таки милый
Котик».IMG_7225
https://www.istokirb.ru/articles/%D0%BC%D0%B8%D1%80/Uge-chetvertiy-festival-Ufa-Aygir-446015/?fbclid=IwAR0vXhucKkGE4oNbFR76im82CaNHwCVqkSnd_iMk2ZtW9HAex_dZMVCpYf0