Tags: Проза

книга

Сиозс

Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина...
С - селекция, семена, селекторы, звонки, направления, дела. Ага.
Ингибиторы -инги, гибкие, кредиторы, гибискусы, амариллисы, всякие душистые растения,
Обратного - от брата, от сестры, от матери, ратного подвига, боя, поля, отвратного, от врат брата идти обратно, куда в какое место вернуть -нет ни поля, ни доли , ни делянки чтобы вернуть обратно и быть не отвратной.
Захвата - захвата звучит как злата, такое женское имя или выйти за хвата, такое мужское качество, или 3ахвата,или 3 ах вата...
Серотонина - серо то как Нина, серо То нина(Гуэрра), се рот о Нина, се глаз о Вася, се жопа мопса, се морда мира, се Мордор жизни. Се выход, це вход без НДС, проблем, регистрации, учёта и госуслуг.
Сиозс советы подруг,,,
Ассоциативное автописьмо

ЧЕТЫРЕ РАССКАЗА О СТАНОВЛЕНИИ ЖЕНСКОЙ САМОДОСТАТОЧНОСТИ

Обсуждение моих рассказов из "Башкирского Декамерона" на УФЛИ здесь сами рассказы https://istokirb.ru/articles/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%B7%D0%B0/Bosie-nogki-Ona-obeshchala-proshchatsya-krasivo-i-drugie-rasskazi-472842/

Совершенно болдинская осень, всё в золоте. Она правильно в этом году наступила: после дождей и заморозков пришли теплынь и сушь. Давно так шикарно не выглядели леса и деревья в конце сентября. А нас всё продолжают пугать статистикой новых случаев ковида и возможным карантином. И поэтому я тороплюсь насладиться творческим общением каждую среду в 19.00 в библиотеке Заки Валиди, что в особняке Чижова на ул. Октябрьской революции, 10, где собирается литературное объединение «УФимские ЛИтераторы».

В прошедшую среду на УФЛИ было обсуждение моих четырех рассказов из "Башкирского Декамерона". Немного предыстории – сам флешмоб, или акцию, или творческую инициативу придумала Тансулпан Буракаева, художник и режиссер. Она запустила идею в массы и создала группу в фейсбуке во время апрельского карантина. Достаточно много людей вовлеклось в это действо. Каждый день были король или королева, которые объявляли тему дня и на следующий день передавали корону другому участнику. Некоторые темы во мне отозвались, и я стала писать рассказы, но не все темы меня затронули. Произведения многих участников опубликованы на сайте «Истоки».

IMG_7870.JPGЗахотелось сейчас как-то осмыслить этот опыт и получить отклик от читателей. Поэтому пошла на обсуждение. Достаточно много народу прочитали мои рассказы на сайте. Пришли же те, кто хотел общения и высказаться. Одним из первых свое мнение выразил Евгений Рахимкулов, который прислал мне свои критические наброски в письменном виде еще днём до заседания: «Если в двух словах, мне понравилось. Так всем и передай, если не приду. В детали не погружался особо. Просто прочитал. Добротно. Умение втиснуть в малый объем достаточно глубокий анализ человеческих отношений. Казалось бы, ничего необычного в этих историях нет, житейски как будто, обыденно. Маленькие трагедии и радости букашек, до которых, кроме них самих, особо никому дела нет. Но в том и соль – каждый, покопавшись в собственной жизни, наверняка найдет что-то подобное. О чём приятно вспоминать. Или наоборот, в чём не хочется признаваться даже себе. Типичность и подкупает. Человек же любит находить в литературе отражение собственных страстей, переживаний, проблем, кусочков собственной жизни. Пусть не то же самое, но некие отголоски.
И самое главное – без слюнявости, нередко свойственной женской прозе. Я потому основную часть пишущих женщин не люблю, что гормоны у них нередко берут верх над мастерством. Но вот здесь как раз редкий обратный случай. Особенно приятно. В общем, уважаю.
Язык и стиль лучше всего в рассказе про море и побег от деспота-мужа. Возможно, как говорит Гольд, это моё скромное неправильное мнение, но, во всяком случае, у меня осталось такое впечатление. В описаниях мне здесь послышались некоторые экспрессионистические тональности. И еще вот. Местами здесь чувствуется, будто пишет человек, тяготеющий больше к стихам, чем к прозе. Довольно интересный, весьма приятный эффект получается. Тем более что в других рассказах я этого не заметил.
В некоторых случаях не совсем понятно, в каком времени происходит действие. Обычно придираюсь к этому, поскольку не люблю неопределённости... Но в данном случае меня это не напрягло совершенно. Подумал об этом лишь вскользь после прочтения четвёртого рассказа. Нет, местами, конечно, время довольно четко по деталям прослеживается. К примеру, понимаешь, что нынешние девочки вряд ли на сахарной воде завиваются… Но вот те же «Рассветы» мне уже сложнее было поместить в точные временные рамки. Если они там обозначены, значит, я просто не заметил. Но даже если их и в самом деле нет, в данном конкретном случае это не имеет значения. Даже для такого зануды, как я. Просто не хочется придавать этому значения за счет смещения акцента на вневременную составляющую человеческих отношений. Начало ли 80-х, конец ли 90-х, или надцатые... Какая, блин, разница! В данном случае это совершенно не важно. Просто не захотелось в этом копаться. Понимаешь, что где-то в масштабах понятной большинству нашей современной жизни, ну, да и ладно. И не столь важно, какие именно декорации на дворе.
Предлагаю название для подборки: «НЕ все мужики сволочи».
Да, и за десятый год моего абсолютного трезвенничества один из немногих случаев, когда пожалел, что завязал. А то бы от рюмочки, графинчика того самого, лосевского, не отказался. Уникальный напиток. В отличие от всех остальных – хамелеон. Хочешь – женского, хочешь – мужского рода».
Евгений пришел и расширил рамки своих высказываний.
Довольно интересные беседы были и после УФЛИ, трансляцию в фейсбуке провести удалось. Некоторые люди её смотрели, и Алия Гайнатуллина даже комментировала по ходу заседания. Так что не зря я технически заморачивалась. Много было сказано разного, но постепенно все речи подвели меня к таким мыслям.
Итак, нельзя начать рассказ, не зная его окончания, ибо сами истории прототипов могут быть бесконечны.
Стало понятно, что рассказы тяготеют к закольцовыванию в общность, возможно временем действия – нулевые годы или более примитивно – местом действия, одним городом. Это надо учесть, если писать еще 6 рассказов, чтобы добить до десятки (декамерон это 10 по 10). Увеличить игривость, как в историческом «Декамероне» Боккаччо.
Это истории про женщин, которые обрели самодостаточность.

«Босые ножки», там все понятно – для тебя важен лишь тот, для кого важна ты.

«От рассвета до рассвета над морем» – духовные практики даже в простой форме позволяют перейти на другой уровень осознанности и перестать быть жертвой – внутренняя сосредоточенность героини на проблеме в себе, а не перенос на мужа-ревнивца и поиск средств его перевоспитания, которые требуют некоторые читатели. И как средство достичь концентрации – некая медитация, в рассказе она в форме утренней молитвы.

«Она обещала прощаться красиво» – героиня понимает безусловную ценность себя и своих чувств, безотносительно их востребованности другим человеком. Она высоко ценит свои чувства, это делает ее любовь исполненной, и поэтому она находит способ проявить эту исполненность через красивый завершающий жест.

«Рябиновый самогон» – он вызвал самое большое оживление у публики. Героине было важно исполнить миф своей юности, прекрасное видение, мелькнувшее когда-то, стало её неосознанным фетишем, и она просто не могла двигаться дальше. Всякие радикальные смены имиджа, это внешние попытки вырваться из круга внутренних переживаний. Получив дружбу и множество шансов от человека, который себялюбивой волей своей перевел зарождающиеся отношения в миф-фетиш, она все равно не могла выйти в реальность. И лишь спустя много лет друг интуитивно понявший, что он сделал не то, свел ее лицом к лицу с этим мифом, когда миф исполнился – морок развеялся, пустота насытилась, лакуна закрылась. Намечтанное несбывшееся иногда поглощает всю нашу реальную жизнь. В юности понять это трудно. Некоторые и в зрелости до этого не доходят. Это хитрый феномен всех «мисюсь», которых несчетное множество погребено под обломками воздушного замка. А воздушные невидимые обломки труднее ухватить и разбросать, ты можешь даже не знать, что твою жизнь ими завалило по макушку. Обломки реальных вещей и событий очевидны и посему приемов работы с ними множество. А вот как справляться с воздушными замками-принцами-мифами?

Таков мой опыт в рамках «Башкирского Декамерона». Хочется поблагодарить пришедших и написавших мне уфлийцев за бурные прения.
И ещё я поняла, что весь массив рассказов других участников «Башкирского Декамерона» подлежит анализу и обсуждению – статистика, темы, сюжеты. Надеюсь написать такое предисловие к книге рассказов «Башкирский Декамерон», которую просто необходимо учесть в планах издательства «Китап». Это современная литература – актуальная и жизнеутверждающая, даже сам момент и способ создания текстов современнее не придумаешь. Хотелось бы очной встречи участников «Башкирского Декамерона» и обсуждения проекта – как нам издать книгу? Предлагайте идеи, пишите их в социальных сетях. И может быть книга станет реальностью.

https://istokirb.ru/articles/%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%B1%D1%8A%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%20/Chetire-rasskaza-o-stanovlenii-genskoy-samodostatochnosti-481909

Про общественное и личное признание

Книжки свои в основном я издаю самиздатом на домашнем принтере, первую http://galareana.ru/?page_id=4 правда на ротапринте в каком-то НИИ лаборант напечатал за энную сумму(700 рублей 2001 год). Еще две - "Терруар" и пьесу издал "Вагант". Вот дальше четыре самиздатовских сделала дома - "Фам вербаль","Как плачет бабочка" "Луна сегодня прекрасна", Невыгодные люди". Ну и "Фламинго блюз" типографская , но за собственный счет. Да надо бы их на свой сайт залить, а то там две только кажется.

Жизнь - она самое трудное испытание. Простая жизнь без событий и озарений, когда малое тление, а не горение. Вот и все. У меня тоже все эти печали и опустошенности случались. Но кроме поэзии , есть и было у меня много других увлечений, они забирают время и требуют больших мозговых ресурсов - и драматургия, и фотография. И я в результате мало вишу в пустоте.Потому что понять почему так складывается творческая биография невозможно.
Вот ещё прозу пишу иногда.
http://galareana.ru/?cat=16

Босые ножки

Рассказ
https://www.istokirb.ru/articles/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%B7%D0%B0/Bosie-nogki-234779/

У неё никогда в жизни не было безответной любви – вдруг поняла Надя Лапина, когда её очередной раз перебили. Неизвестно почему после полуночи вопрос «А расскажи про свою несбывшуюся любовь» стал лейтмотивом девичьей вечеринки. И она послушно вслед за искренними излияниями подруг начала рассказывать:

– А вот когда мы жили с Васькой, он меня душил.

– Нет, не то, – перебили ее.

– А вот еще Ден, гад такой, всегда хотел, чтобы я…

IMG_3612.jpg– Лапа, ты чё, не понимаешь, не про то, как тебя ревновали и тиранили, а про то, что тебя вообще в упор не видели. Ну, вот был ли человек, чтоб ты прям к нему всеми мыслями, и прям пытаешься привлечь внимание, а ему всё равно на тебя, и это ничем не изменить, что ни делай.

Тут она, Надя Лапина, девушка средней комплекции и неяркой внешности, если ненакрашена, перебрала по эпизодикам свои отношения или попытки отношений за всю двадцатисемилетнюю жизнь. И поняла, что не было в её жизни парней, которым было на неё всё равно. Нет, в природе таких парней был миллион, и даже больше. Но ни её чувств, ни даже любопытства они не вызывали. Она подробно начала разбирать этот аспект вслух, и вдруг Мурка-Мурёночек, супермодная девчуля с губами-варениками, перебила:

– Стоп, я поняла, твой интерес зажигается не на внешность парня, ни на его положение! А на то, что парень на тебя смотрит, подходит, что-то для тебя персонально делает, выделяет тебя как-то.

И Нэлька, русалка с вечно-распущенными длиннющими волосами:

– Теперь понятно, почему ни одного критерия выделить нельзя. У Мурыськи все красавчики, у меня все барагозы бешеные. А у тебя черт те что – то чемпион Европы, то прыщавый слесарь с тракторного завода, то сосед-полуидиот, то вообще седой разведенец.

– Разведенец был красивый, хоть и седой, – мечтательно вздохнула Мурка.

– Угу, аж четыре раза красивый, столько раз женился и разводился, – ехидно поддакнула Нэличка.

– Одна из жен у него была модель, а первая вообще балерина, – сказала Лапина. – И наша завотделением в него была влюблена. Он вообще мужик очень хороший, я тоже даже было хотела замуж за него. Он меня горячим бульоном отпаивал, у меня горло болело. Мы на дежурстве вместе были. Еще мороз ударил, минус семнадцать, а я в капронках. Он меня даже домой после дежурства отвез. И всегда потом отвозить начал и подкармливать, как-то все время вместе в дежурства начали попадать, ну и завязалось. Хотя сначала я вообще не претендовала на него, там как раз бои шли между второй и третьей женой.

– Ага, а он к тебе свалил.

– А потом от меня, причем еще с претензиями – не любишь, мол, меня, не допрашиваешь, не пытаешь, рубашки молча гладишь, утюгами не кидаешь. Но я как-то любовь по-другому понимаю.

– Как по-другому то? – полюбопытствовала Нэлька, отбрасывая назад свои длинные пряди волос.

Надя собралась с мыслями про любовь:

– Как в детстве. Когда кто-то нравится, ты бежишь и говоришь: «На тебе мою машинку, конфетку, а давай играть».

– Что-то по тебе незаметно, чтоб ты людям конфеты или машинки раздавала, – усмехнулась Мурка, сама себе плеснув в бокал немного вина.

– Я, может, и нет поначалу, но мне – да. В детстве, когда мне было пять лет, мы ходили в гости к знакомым, они жили далеко, на самом краю поселка. Там было поле с метеоплощадкой. Поле было опахано кругом, и поэтому по краю его были холмики из красного песка, на них росла земляника и мать-и-мачеха. У этих знакомых был сын Алька, совсем дикий мальчишка. Дом стоял далеко на отшибе, и он мало общался с другими детьми. И тут меня привели, сказали, вот тебе – девочка. Играй с ней. И вообще, не мешайте нам, как всё готово будет, мы вас за стол позовем. И мы остались с ним в этом бескрайнем просторе травы. Он повернулся и убежал, я стала куколок из травы и цветов делать. И вдруг он подходит с кулечком из лопуха, а в нем земляника и мне его отдает. И отбегает. А я же девочка вежливая, землянику съела, в лопух куклу нарядила и к нему подошла. Спасибо, говорю. А он говорит – там, на холмах, этой земляники! Хочешь, покажу? И мы ушли. Взрослые нас еле дозвались. Родители тогда наши хорошо дружили. Вместе в лес ездили за ягодами, грибами. А как-то на катере поплыли в верховья на пасеку. Отца тогда семь пчел укусило, он мёд помогал качать. А мы с Алькой в катере спрятались от пчел. Там в каюте двухэтажные откидные лежанки были. Мы играли. Потом как в школу пошли, в разные классы попали. И родители почему-то общаться перестали. В классе пятом все девчонки писали анкеты, вопрос был: кто тебе больше всех нравится? Среди мальчиков, среди девочек, из нашего класса, из другого. Ну, я и написала его. А он ко мне после подходит и говорит: – ты дура, Лапина, уо полное.

– Сам ты уо, – говорю. Обзывалка тогда такая была «уо» – умственно отсталый или отсталая, значит. Про него всякое потом рассказывали, что в лесу один в шалаше живет месяцами. В седьмом классе Альку в октябре месяце еле-еле его мать в школу приволокла. Родители у него развелись. И тут он мне стал дорогу заступать, как ни иду по коридору, то подножку подставит, то сам так резко встанет на пути, что я носом прям в него утыкаюсь с размаху. Я всё время помню эти его выходки весь тот год. Потом танцы были в восьмом классе, все в клуб ходили, а меня не пускали, и вот на ноябрьские родители уехали к родне. И я с продвинутыми одноклассницами пошла на эти долгожданные танцы, ради этого ведь дома осталась. Кудри навила с сахарной водой, глаза накрасила, подводка была просто бронебойная, еще напудрилась, всё с веснушками боролась. Алька на входе стоял, почему-то во взрослом, не по размеру мужском пиджаке и галстуке. Увидел меня, присвистнул и говорит: «Ты, чё, в амбар с мукой упала!» У меня аж слёзы, психанула и убежала. Он догнал и пошел рядом, потом говорит: «Рот открой, глаза закрой». Я поерепенилась, а потом любопытно стало. Глаза закрыла, стою, жду, а он мне конфетку кругленькую, маленькую в рот кладёт. Так и кормил меня всю дорогу. А потом вдруг вместо конфеты поцеловал. Сказал: «Конфеты кончились, будешь со мной ходить?» И мы стали с ним ходить, у нас в посёлке это тогда так называлось. Ну, на горку, по вечерам ходили у клуба кататься. В кино два раза ходили. Мама моя через какое-то время, месяца через два узнала, и один вечер мне говорит: «Ну что ж, Алька парень хороший, хозяйственный, один всё сено на зиму заготовил. Не балованный, баловать его, вишь, некому. Отец ушел, а мать болеет. Только нелюдимый. А к тебе он с детства прикипел. На катере помнишь, за медом в верха плавали. Вы тогда от пчел попрятались, я тихонечко заглянула в каюту, а ты на верхней полке сидишь и ногами болтаешь. А он твои босые ножки целует. В пять лет – и такое чувство. Я аж обмерла вся, и обратно поднялась ещё тише, чтоб не спугнуть».

В девичьей компании повисла тишина, такая звенящая. После того, как Лапина остановилась на самом трепетном месте, казалось неловким что-либо дополнять. Мурка быстро разлила по бокалам вино: «Ну, за босые лапки нашей Лапки!».

И как-то все выпили, отвлеклись, побалагурили на тему, что больше никому из них ноги не целовали. И Нэлька всё-таки не утерпела, спросила:

– А что дальше-то было?

– Ох, лучше бы мать ничего про нас не рассказывала. Меня так тогда в жар бросило. И я просто на него ни смотреть, ни говорить с ним не могла. Всё время стыдно было – помнит он или нет. Вот задичилась вся уже я, и кругами от него бегать начала. Он ко мне и подружек подсылал узнать, что случилось, и в школе после уроков отлавливал. А я ему – уйди, дурак! И потом ушла из школы в медучилище, чтоб уехать в город. Классика жанра, «Дикая собака Динго».

– А он красивый был? – задала вопрос Мурыся.

– Не знаю. Наверное. У него взгляд был особенный, я всегда чувствовала, когда он на меня смотрит: у меня спина горит, оборачиваюсь и в его глаза проваливаюсь. В общем, для меня до сих пор существуют только те мужчины, которые видят только меня. Остальные просто люди. Даже при таких раскладах несчастливой любви тоже хватает.

– Ты сама сложная. Поэтому. Но эдак все равно лучше, чем безответная. Я как в кого втюрюсь, так чем больше он ноль внимания, тем больше я за ним бегаю. Случайные встречи подготавливаю, поводы придумываю. Не жизнь, а сплошная стратегия. И даже если вымучаешь эти отношения, то всё равно чувствуешь себя сомнительно, всегда не уверена, нужна именно я или нет этому мужику, – вздохнула Мурочка-Мурыся, и понуро обняла свои коленки, поджав их к подбородку.

– А он как живет? – спросила русалочка Нэлли, прерывая чужие нюни.

– Хорошо. Женился, двое детей, дом построил.

– Сама не видела его больше ни разу? Понятно. Хотя одну вещь он тебе подарил навсегда – безошибочную женскую интуицию, – подытожила тему категоричная русалка.

– А давайте завтра проверим. Меня тут пацаны на шашлыки звали, намекали, мол, с подружками приходи. Ты и нам расклад покажешь, – предложила Мурочка и стала собираться. И уже у дверей, бросив взгляд на бесчисленные туфельки, промолвила:

– А лапки у тебя до сих пор детский размер.

Нэлька её комплимент перебила жестким тоном:

– Давай быстрей, такси уже пришло, хорош повышать Надюхину самооценку. Она и без нас в этой жизни определит для кого она магнит.
книга

Чучундра и каравеллы

Галарина Чучундра и каравеллы   Любовь — это когда близко. Так близко, что можно разглядеть цвет глаз. Цвет его глаз был необыкновенный. И весь день об этом думалось. Эпитеты и сопоставления роились в голове. О влюбленности было невозможно рас­сказать никому. Лучшая подружка Эль- ка, жена двух мужей и списка теряюще­гося во тьме неизвестного количества лю­бовников, […]

Originally published at Галарина. You can comment here or there.

книга

Трава и вода

Галарина Трава и вода Она была рядом и молчала. Уже то, что рядом с ним, говорило ей, что все в поряд­ке, что так и должно быть. Трава и вода. Вода насыщает собой тра­ву на лугах. Ты — река, ты насыщаешь со­бою. То, что ты рядом, уже является для нее любовью. А ты молчал и боялся […]

Originally published at Галарина. You can comment here or there.

книга

Портфель первоклассника

Галарина Портфель первоклассника Почему я лезу упорно в прошлое? Да нет, не лезу. Я и раньше видела сны и общалась по их поводу. Но никаких новых контактов не происходило. Мне надо свое внутреннее воспоминание с кем-то да­же не обсудить, а разделить, с кем-то, кто был в определенное время в определен­ном месте там, где и я […]

Originally published at Галарина. You can comment here or there.

книга

Люди живущие внутри нас

Галарина Люди живущие внутри нас Ну не хочет человек, чтобы нас видели вместе… Женщина хочет мужчину, а богатый че­ловек не хочет бедного человека. Вообще женщин и мужчин часто разделяют только люди, которые живут внутри них. У этих людей масса причин не находиться друг с другом — гордость, стыд, страх, лень, зло­ба, доброта, ум, зависть. И […]

Originally published at Галарина. You can comment here or there.

книга

Апаптоз

Галарина Апаптоз Апаптоз — (греч. опадение листьев) — термин предложен древнеримским врачом Галеном, в медицине так называют само­отмирание клеток организма, когда им на смену вырастают другие. Все эти разговоры с Л. просто отто­го что я не погасила тот огонек. Да и в общем-то, ни один огонек не погасила, очень бережно отношусь к частичкам оза­ренных дней. […]

Originally published at Галарина. You can comment here or there.