Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

книга

отсутствие рододендрона

На склоне горы - ива.
В Крыму - рододендрон.
Гармония - это уважение,
Которое ты можешь подарить миру
За то что он так
Долго живёт с тобой,
Как гора с ивой.
И не всегда в Уфе есть
Цветущий февральский склон,
Это не Крым, не рай,
И даже если бежишь в обратную сторону,
Еще есть Самара и Сызрань
Метели над Волгой,
Описывая полный круг
Приходишь в точку исхода
Уже не вернемся в апрель
Истекшего года.
Ива под снегом,
Уфа на горе.
И через месяца два
Апрель.

пурпурные хризантемы и пятая осень

Даже если меняется
пейзаж и сезоны,
Мои чувства - неизменны.
Ты - время , когда я держалась за воздух
Ты - воздух, которым я дышала.
Ты - просто слова, которые родились
во мне
И уносили в не-
бо.
Боль отсутствия тебя.
Я так скучаю по тебе
По тебе-воздуху,
По тебе-небу,
По тебе-стихам.
Уже пятая осень
Без тебя, без воздуха,
Неба и слов,
Столько слёз
И тоска,
И чужие песни,
Которые не услышим вместе.
Ты всё ещё часть
Моих воспоминаний:
Когда я чувствую себя одиноко
Приходит белый тигр
С голубыми глазами,
Пронзительно одинокий
Среди жаркого лета
С неправдоподобными губами
жаждущими пить мои поцелуи,

И такой уместный теперь
Среди облетающих листьев
Зверь.
Слёзы обжигают мое сердце.
Я перематываю плёнку памяти
Карандашиком:
Лента строчек размотана
в этой тетради.
Однажды я вернусь к тебе,
Ты просто ушел вперед
по петле
времени,
А я задержалась на этой Земле...
Одиноко дует ветер:
Он приносит мне
Немного слов,
И я ощущаю воздух той любви.
Небо полное тебя
Гладит мои заплаканные глаза,
Воспаленные от слёз,
Холодными ладонями осени.

Если бы...быть вечными.
Но я могу, всё ещё могу
Сделать бессмертным тебя
В своих стихах.
Скрытые воспоминания обжигают мое сердце:
Этими угольками я черчу
На белых листах,
Пытаюсь воплотить опять.
Последние цветы трепещут на ветру
"нет, весь я не умру"
Я не могу не заметить их,
Я не могу пройти мимо
пурпурных, словно губы влюблённого,
последних октябрьских хризантем,
не астр, не пионов

Ещё не раз я коснусь тебя
в своем тоскующем настрое
Своей расстроенной струной,
Своей расстроенной страной,
Своей душою
Я коснусь тебя
В твоем отныне
Замершем покое.
Какая "вечность" ледяная
предо мною собирается из наших
битых судеб и железных чувств.
Мы создали вместе мир:
Мы заселили планету,
Где я желтый ирис,
А ты белый тигр,
Создали
Деревья, цветы и любовь эту,
Я знаю, ты вечно здесь,
Когда в лицо дует ветер.

Безумная с незабудкой

Смерть Ирины Славиной и цветочки на даче напомнили Кундера: "Она подумала: когда в конце концов натиск этого уродства станет совсем невыносимым, она купит в цветочном магазине незабудку, одну-единственную незабудку, хрупкий стебелек с миниатюрным голубым венцом, выйдет с нею на улицу и будет держать перед собой, судорожно впиваясь в нее взглядом, чтобы видеть лишь эту единственную прекрасную голубую точку, чтобы видеть ее, как то последнее, что ей хочется оставить для себя и своих глаз от мира, который перестала любить. Пройдет она с цветком по улицам Парижа, люди начнут узнавать ее, дети - бегать за ней, смеяться и бросать в нее чем попало, и весь Париж будет говорить: безумная с незабудкой".
IMG_6930

всё что есть - слоны, лицедеи, лотосы, голоса

Всё что есть
У тебя этим летом
От счастья - это
Утренняя тишина,
Полуденное марево
И закаты.

Мысли вспархивают,
Не летят,
Не становятся на крыло;
Жить равно
И легко и грустно.

Не поднять тяжеленных мечтаний
Судьбу
Зато есть говорить свое слово
Кому
Ежеутренне, ежевечерне:
Есть капризный и ласковый голос.
Всё прощаешь как силу,
Понимаешь как слабость:
Нынче время бессильных
Нынче вечность лукавых
- лицедеи как принцы,
Принцы как Гаутама
Удалились под дерево.

А слоны только машут ушами
И срывают едва
Зацветающий лотос.
В его горькие лепестки
Оберну
Уходящую сладось
Уже минувшей песни-тоски.

поток ожиданий

IMG_8727
При соперничестве:
Женщины гасят,
Обливают грязью,
Мужчины подначивают
Берут на слабо.

Осколком неба падает цветок.
Из равнодушья не родится ветер.
Уносит лепестки весны
Безжалостное время
До встречи,
Которую мы будем ждать
Всю зиму
И бесконечно.
А летом сочных вишен,
Спелых яблок
Пожелать мы не преминем,
Когда последний лист
Иль плод падет,
Тогда на белый
Глядя снег
Я вспомню нежность
Унесенных тех цветов,
Метель вишневых лепестков.
То моментальное дыхание весны,
То ожидание любви.
Зарыться в плед
И плакать глядя
На вечерние огни.
Стряхнуть весь снег
С серебряных ветвей
И верить - время
Нам дано для ожидания
Особенных людей,
Для понимания себя
Как проходящего потока,
Не изменяться никогда
Судьба для сфинкса,
Одинокая судьба.

Цветок стиля

Ничего меня так не бесило и не раздражало в японской культуре вообще и словесности в частности как театр Но.

«Адское средневековье», «китайская грамота», «набор непонятных символов» - я размышляла приблизительно в таких категориях. Читать Дзэами в переводах было пыткой, а само название его главного трактата «Предание о цветке стиля» казалось высшей формой пафоса.

Недавно мне попалась цитата из Дзэами, и я вновь обратилась к ненавистному тексту моей юности.

Я опять споткнулась о название и даже поймала себя на мысли, что испытываю форменную неловкость. Какой такой цветок? Почему Дзэами с таким упорством называет «актерское очарование» и «талант» цветком (о кавычках речи в данном случае, конечно же, не идет). Что за средневековая сентиментальность? Зачем придерживаться именно этого слова, сделав его практически термином? Разве не проще оперировать словом «талант» или «очарование»?

Так вот не проще. Попробуйте объяснить слово «очарование» своему оппоненту. Будет ли ему понятно, что именно вы имеете в виду? Ну и главный аргумент — "можно ли пощупать это ваше очарование"?

А цветок — совсем другое дело. Все видели цветок, срывали, держали в руках, нюхали, растили, поддерживали в нем жизнь, губили в конце концов.

То что я принимала за какую-то гипертрофированную сентиментальность, украшательство и манерность на самом деле оказалось простотой и универсальностью в чистом виде. Вот вам и загадочность Средневекового Востока.
Ну и спасибо Эриху Фромму за напоминание, что все мы когда-то владели универсальным языком, который напрочь забыли, потонув во вторичных символах и смыслах.

Веером
Придётся измерить!
Вот так пион


扇にて尺とらせる牡丹かな
О:ги-ни тэ/ сяку торасэру/ботан кана

Кобаяси Исса

https://haikudaily.livejournal.com/16022.html