Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

книга

Алиса Фрейндлих

О ЛЮДЯХ...
Я не испытываю удовольствия, видя, что люди вместе с прочими свободами обрели свободу от совести.
Совесть - это лампочка с сиреной, которые начинают выть внутри нас, если мы преступаем черту. В наши дни эту черту преступают все, кому не лень. А все почему? Хочется утащить как можно больше материальных благ в свою нору...
Читала я на днях роман известного российского писателя, главный герой которого занимался на работе сущей ерундой, но ему за это хорошо платили. Он умом понимал несправедливость ситуации и ему было стыдно за свою невыносимую легкость бытия (и дед и отец его пахали, как проклятые), но от денег не отказывался. Зачем? Если само идет в руки.
Мне не интересны люди, которые не отдают душу.
У Евгения Евтушенко есть такая строчка: "Людей неинтересных в мире нет". Вот только я с ним не согласна. Есть люди - океаны, чья глубина неподвластна пониманию. А есть лужи - мелкие и неглубокие, с грязью на дне. Переступил и забыл.
Чтобы отдавать самого себя, нужно сначала обзавестись душой. Но она не выдается нами при рождении, она приобретается с годами, взращивается добрыми делами, впечатлениями и потрясениями.
Люди уверены: они будут счастливы только тогда, когда возьмут от жизни как можно больше. А реальность такова, что счастливы они только в тот момент, когда могут делиться и отдавать - самого себя или то, что имеют.
Об одиночестве.
Одиночество - это когда некому себя отдать.
Муж моей подруги сбежал, оставив ее с ребенком. Он наслаждается свободой. А я думаю - боже, что за дурость. Его сын никогда не вспомнит тепло об отце, никогда не воспользуется его советами, никогда не скажет "спасибо" за поддержку. И не станет перенимать его жизненные ценности. Папаша зависает в клубах и на шашлыках, а мне кажется, что грош цена такой свободе.
О юности души.
Чем дольше человек хранит в себе детство, тем дольше сохраняется данное ему от природы дарование.
Детство в данном случае - это уметь забыть про ненастье вчерашнего дня и с любопытством заглядывать в будущее. Не держать ни на кого обид, звонко смеяться и с предвкушением ждать чуда от жизни.
О себе.
Всю жизнь мы расписываемся в том, что не знаем себя до конца.
Нам приятно и грустно вспоминать самих себя 10-20-30 летней давности. Неужели это, и правда, были мы? А какими мы будем еще через 10 лет? Станем сильнее или сломаемся? Озлобимся на жизнь или распробуем ее на вкус?
О главном заблуждении молодости.
Прочь сомнения и страхи! Прочь мысли о том, что "сначала надо встать на ноги". Вы уже готовы, вы уже сильны! Действуйте, чтобы не упустить свой шанс. Жизнь только кажется бесконечно длинной и полной возможностей, на самом деле, она пролетает очень быстро.
И лучший день для счастья - сегодня....
Алиса Фрейндлих
книга

КЛЕВЕТА. А. П. ЧЕХОВ

КЛЕВЕТА. А. П. ЧЕХОВ
Учитель чистописания Сергей Капитоныч Ахинеев выдавал свою дочку Наталью за учителя истории и географии Ивана Петровича Лошадиных. Свадебное веселье текло как по маслу. В зале пели, играли, плясали. По комнатам, как угорелые, сновали взад и вперед взятые напрокат из клуба лакеи в черных фраках и белых запачканных галстуках. Стоял шум и говор. Учитель математики Тарантулов, француз Падекуа и младший ревизор контрольной палаты Егор Венедиктыч Мзда, сидя рядом на диване, спеша и перебивая друг друга, рассказывали гостям случаи погребения заживо и высказывали свое мнение о спиритизме. Все трое не верили в спиритизм, но допускали, что на этом свете есть много такого, чего никогда не постигнет ум человеческий. В другой комнате учитель словесности Додонский объяснял гостям случаи, когда часовой имеет право стрелять в проходящих. Разговоры были, как видите, страшные, но весьма приятные. В окна со двора засматривали люди, по своему социальному положению не имевшие права войти внутрь.

Ровно в полночь хозяин Ахинеев прошел в кухню поглядеть, всё ли готово к ужину. В кухне от пола до потолка стоял дым, состоявший из гусиных, утиных и многих других запахов. На двух столах были разложены и расставлены в художественном беспорядке атрибуты закусок и выпивок. Около столов суетилась кухарка Марфа, красная баба с двойным перетянутым животом.

— Покажи-ка мне, матушка, осетра! — сказал Ахинеев, потирая руки и облизываясь. — Запах-то какой, миазма какая! Так бы и съел всю кухню! Ну-кася, покажи осетра!

Марфа подошла к одной из скамей и осторожно приподняла засаленный газетный лист. Под этим листом, на огромнейшем блюде, покоился большой заливной осетр, пестревший каперсами, оливками и морковкой. Ахинеев поглядел на осетра и ахнул. Лицо его просияло, глаза подкатились. Он нагнулся и издал губами звук неподмазанного колеса. Постояв немного, он щелкнул от удовольствия пальцами и еще раз чмокнул губами.

— Ба! Звук горячего поцелуя… Ты с кем это здесь целуешься, Марфуша? — послышался голос из соседней комнаты, и в дверях показалась стриженая голова помощника классных наставников, Ванькина. — С кем это ты? А-а-а… очень приятно! С Сергей Капитонычем! Хорош дед, нечего сказать! С женским полонезом тет-а-тет!

— Я вовсе не целуюсь, — сконфузился Ахинеев, — кто это тебе, дураку, сказал? Это я тово… губами чмокнул в отношении… в рассуждении удовольствия… При виде рыбы…

— Рассказывай!

Голова Ванькина широко улыбнулась и скрылась за дверью. Ахинеев покраснел.

«Чёрт знает что! — подумал он. — Пойдет теперь, мерзавец, и насплетничает. На весь город осрамит, скотина…»

Ахинеев робко вошел в залу и искоса поглядел в сторону: где Ванькин? Ванькин стоял около фортепиано и, ухарски изогнувшись, шептал что-то смеявшейся свояченице инспектора.

«Это про меня! — подумал Ахинеев. — Про меня, чтоб его разорвало! А та и верит… и верит! Смеется! Боже ты мой! Нет, так нельзя оставить… нет… Нужно будет сделать, чтоб ему не поверили… Поговорю со всеми с ними, и он же у меня в дураках-сплетниках останется».

Ахинеев почесался и, не переставая конфузиться, подошел к Падекуа.

— Сейчас я в кухне был и насчет ужина распоряжался, — сказал он французу. — Вы, я знаю, рыбу любите, а у меня, батенька, осетр, вво! В два аршина! Хе-хе-хе… Да, кстати… чуть было не забыл… В кухне-то сейчас, с осетром с этим — сущий анекдот! Вхожу я сейчас в кухню и хочу кушанья оглядеть… Гляжу на осетра и от удовольствия… от пикантности губами чмок! А в это время вдруг дурак этот Ванькин входит и говорит… ха-ха-ха… и говорит: «А-а-а… вы целуетесь здесь?» С Марфой-то, с кухаркой! Выдумал же, глупый человек! У бабы ни рожи, ни кожи, на всех зверей похожа, а он… целоваться! Чудак!

— Кто чудак? — спросил подошедший Тарантулов.

— Да вон тот. Ванькин! Вхожу, это, я в кухню… И он рассказал про Ванькина.

— Насмешил, чудак! А по-моему, приятней с барбосом целоваться, чем с Марфой. — прибавил Ахинеев, оглянулся и увидел сзади себя Мзду.

— Мы насчет Ванькина, — сказал он ему. — Чудачина! Входит, это, в кухню, увидел меня рядом с Марфой да и давай штуки разные выдумывать. «Чего, говорит, вы целуетесь?» Спьяна-то ему примерещилось. А я, говорю, скорей с индюком поцелуюсь, чем с Марфой. Да у меня и жена есть, говорю, дурак ты этакий. Насмешил!

— Кто вас насмешил? — спросил подошедший к Ахинееву отец-законоучитель.

— Ванькин. Стою я, знаете, в кухне и на осетра гляжу…

И так далее. Через какие-нибудь полчаса уже все гости знали про историю с осетром и Ванькиным.

«Пусть теперь им рассказывает! — думал Ахинеев, потирая руки. — Пусть! Он начнет рассказывать, а ему сейчас: «Полно тебе, дурак, чепуху городить! Нам всё известно!»

И Ахинеев до того успокоился, что выпил от радости лишних четыре рюмки. Проводив после ужина молодых в спальню, он отправился к себе и уснул, как ни в чем не повинный ребенок, а на другой день он уже не помнил истории с осетром. Но, увы! Человек предполагает, а бог располагает. Злой язык сделал свое злое дело, и не помогла Ахинееву его хитрость! Ровно через неделю, а именно в среду после третьего урока, когда Ахинеев стоял среди учительской и толковал о порочных наклонностях ученика Высекина, к нему подошел директор и отозвал его в сторону.

— Вот что, Сергей Капитоныч, — сказал директор. — Вы извините… Не мое это дело, но все-таки я должен дать понять… Моя обязанность… Видите ли, ходят слухи, что вы живете с этой… с кухаркой… Не мое это дело, но… Живите с ней, целуйтесь… что хотите, только, пожалуйста, не так гласно! Прошу вас! Не забывайте, что вы педагог!

Ахинеев озяб и обомлел. Как ужаленный сразу целым роем и как ошпаренный кипятком, он пошел домой. Шел он домой и ему казалось, что на него весь город глядит, как на вымазанного дегтем… Дома ожидала его новая беда.

— Ты что же это ничего не трескаешь? — спросила его за обедом жена. — О чем задумался? Об амурах думаешь? О Марфушке стосковался? Всё мне, махамет, известно! Открыли глаза люди добрые! У-у-у… вварвар!

И шлеп его по щеке!.. Он встал из-за стола и, не чувствуя под собой земли, без шапки и пальто, побрел к Ванькину. Ванькина он застал дома.

— Подлец ты! — обратился Ахинеев к Ванькину. — За что ты меня перед всем светом в грязи выпачкал? За что ты на меня клевету пустил?

— Какую клевету? Что вы выдумываете!

— А кто насплетничал, будто я с Марфой целовался? Не ты, скажешь? Не ты, разбойник?

Ванькин заморгал и замигал всеми фибрами своего поношенного лица, поднял глаза к образу и проговорил:

— Накажи меня бог! Лопни мои глаза и чтоб я издох, ежели хоть одно слово про вас сказал! Чтоб мне ни дна, ни покрышки! Холеры мало!..

Искренность Ванькина не подлежала сомнению. Очевидно, не он насплетничал.

«Но кто же? Кто? — задумался Ахинеев, перебирая в своей памяти всех своих знакомых и стуча себя по груди. — Кто же?»

— Кто же? — спросим и мы читателя…

А. Чехонте, 1883
книга

Вот и про алкоголь, и про дружбу, и про любовь

Пить надо не преднамеренно, а внезапно. Пить надо, когда у вас что-то творится на душе. Вот когда алкоголь попадает в душу, и душе от этого становится легче. Но тут важно не упустить момент, когда надо перейти на чай или кофе. Иначе вы оказываетесь уже на полу. Всё-таки следите за душой, когда пьёте. Пока душа получает удовольствие — можно! Как только перестала — всё, лучше закончить, а то начинается пьянство. И пить нужно вдвоём-втроём. Если компания больше, всегда найдётся алкаш, который подобьёт купить ещё и ещё бутылку и споит всех. Ты выпил — и опускаешься до его уровня. — А если пить одному? Ведь вы же сами себе приятный человек. — Никогда! Разве что один глоток — когда чувствуешь, как тебе тошно, что-то не получается, что-то не идёт. Один глоток — только чтобы снять тошноту с души. Душе тоже бывает тошно. От хандры лечит хорошая компания. Самое главное — родную душу найти! Слово «дружба» для меня значит больше, чем любовь. Любовь нагрянет, и ты, как пленник, уже не в силах собой распоряжаться. В дружбе вас двое, а в любви ты один. Любовь — это всё-таки мучение. Это чувство одинокое. Хотя любовь взаимная может быть дружбой — это редчайший случай Михаил Жванецкий

книга

несуразности любви

"Плaнете не нужно большое количество "успешных людей". Планета отчaянно нуждается в миротворцах, целителях, реставраторах, скaзочниках и любящих всех видов. Она нуждается в людях, рядом с которыми хорошо жить. Планета нуждается в людях с моралью и любoвью, которые сделают мир живым и гуманным. А эти качества имеют мaло общего с "успехом", как он определяется в нашем обществе"
Далай Лама
_____________________
Я лет в 20 решила для себя, что буду ходячим шмоточком любви. Любви в принципе. Пусть бультыхается во мне. Я искала причины любить каждого человека, проникающего в мою жизнь хотя бы на пять минут (это из состояния моей пожизненной непримиримости с фактом человечества). Я говорила сама себе: "Ты есть, это очень хорошо", садилась, брала себя за руки и слушала, будто я подруга собственной душе. Потом старалась разглядеть такие же неуслышанные, запертые души в глазах других. Меня стали сильно любить, а я чувствовала себя всепринимающей архетипической матерью - им, себе - в которой выросшие люди так отчаянно нуждаются. Мне ужасно нравилось состояние самонаполненности, булькания любви внутри. Потом стали происходить несуразности: любовь изнутри вылилась наружу - люди шли и шли в мою жизнь, они говорили, что любят меня (не про м+ж, хотя и это туда же). Я видела, что им не нужна я, они даже не знали ничего обо мне, они даже не спрашивали - шли на яркость любви во мне. А потом они стали ломиться, требовать, обижаться, а я в ответ злиться, потому что люди вдруг стали похожи на жадных нищих, знаете, тех, кто вдогонку обматерит, если подала мало. Я позволила им сломать мои стены и дать утечь из себя любви: всё казалось, во мне ведь много, мне не жалко. Знаете, какие люди так бездумно летят на любовь? Несамодостаточные, таких, которым не дать - жалко. Знаете, что если подаешь, а не обмениваешься - ты мнишь о себе, а значит тоже не любишь. Нехорошее дело вышло в итоге. Так что я растратилась, надела старые потертые доспехи, опустила забрало и пошла громыхать по миру.
Что ты хочешь, когда мечтаешь о любви? Я не верю в желание любви - оно ведет в пропасть. Все, что можно хотеть получить от любви, мы в состоянии дать себе сами. Но вот мечтать о конкретном человеке - да)
P.S. Извините, поговорила с собой вслух. Не обращайте внимания- шла мимо и бурчала себе под нос воспоминания, озарения
Anna Gutieva
12 октября 2019 г.
книга

Зачем люди носят камни

Шел по долине странник и увидел он человека, который, обливаясь потом, тащил в гору тяжелый камень. «Что ты делаешь?» — спросил странник. «Хозяин приказал носить наверх камни, вот я и ношу», — сердито ответил человек. Пошел странник выше в гору и увидел другого человека, тоже с камнем. «А ты что делаешь?» — поинтересовался он. «Да здесь рядом стену новую строят — там камни нужны, за них деньги платят», — тяжело дыша ответил второй человек. Забрался еще выше странник и встретил третьего человека, толкавшего наверх камень. Камень был тяжелым, но глаза человека светились радостью. И ему странник задал тот же вопрос: «Что ты делаешь?» — «Я строю храм», — спокойно ответил тот.
Цитата, притча
книга

Творческое одиночество

здесь эта звезда будет сиять вечно, а в реальности нет. А в реальности я слушаю Эдит Пиаф и плачу в холодной пустоте.
Единственное тепло - остались эти стихи. И все. Но возможно если бы их не было я бы даже не помнила что хоть когда то было тепло. Вот я сумасшедшая переписываюсь сама с собой. Со своими стихами. Но это и хорошо, другие уже давно себя потеряли.
Сегодня разговаривала с художницей , она сидит сторожем на собственной выставке и играет на стареньком пианино в подвале без окон, и ни одного посетителя. Она никак не рекламирует в сети что она там каждый день сидит. С ума сойти. Ее учителю 94, ей где-то 60. Я сегодня примерила старость и травмирована опять.
А Варя ноет что сольник не удался , что было всего 15 человек. Вот поглядела бы она как в темноте сидеть без окон каждый день и без единого лица. Глыдя на свои картины на которых тоже только променад. Тоже пробки улиц и линии ветвей и совсем неявно присутствие людей.
Говорили об опере. Генделе, Брукнере. О классической музыке , о том что в филармонии недавно был Шостакович. Ну да у него же юбилей и наверное был какой-то специальный концерт.
книга

У любви есть один глагол - отдавать

У любви есть один глагол — ОТДАВАТЬ! Я однажды вошел в дом, думал — сейчас компьютер включу, а электричества не было. И я оказался в полной темноте. Лягте как-нибудь в темноте, отключите все «пикалки» и задайте себе такой вопрос: кто вы и как вы живете? Зачем мы живем? Долгие годы я никак не отвечал на этот вопрос — бегал мимо. Был под кайфом, пил, дрался, твердил: «Я главный». А подлинный смысл жизни — любить. Это значит жертвовать, а жертвовать — это отдавать. Схема простейшая. Любовь — это не чувство, а добродетель. Не надо пылать африканской страстью к старухе, когда уступаешь ей место в метро — надо это просто сделать. Любить — это делать, а делать — это отдать, а отдать — значит не лишнее, а от себя: свое время, денежки, в высшей точке — жизнь. На свете нет ничего важнее отношений между людьми. Мы в городе живем, и нам кажется, что очень важна работа, материальная часть, успех… «Успех» — от слова «успеть». И вот бежим, бежим — и пробегаем мимо важного, мимо лиц людей... Сядь напиши стихотворение хорошее, если ты поэт. Сядь напиши статью хорошую, если ты журналист. Найди хорошее, честное, чистое, чтобы в этом ужасе маленькую щелочку света сделать. Всегда можно. На работе все тащат детали? Не тащи, сегодня хотя бы. Куришь семь косяков в день? Выкури сегодня пять. Это тоже будет христианство. Движение, подвиг. Так всюду, всегда, везде, постоянно. Всегда чуть в плюс чтобы было. Чуть лучше, чуть лучше – каждый день. И начинается что? В привычку входит. В человеке все – привычка. «Привычка свыше нам дана, замена счастию она». Входит в привычку деланье добра. К концу жизни стать бы нормальным человеком. Вот и вся задача. Чтобы с тобой всем было хорошо, спокойно, просто, ясно, не путано, без этих вопросов. Петр Мамонов

книга

демографический переход

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D1%85%D0%BE%D0%B4
Ван де Каа рассматривает второй демографический переход как результат движения общественного сознания от консерватизма к прогрессивности, при этом прогрессивность им понимается как толерантность и восприимчивость к новым ценностям и моделям поведения.

Он выделяет четыре основных черты этого перехода:

Переход от «золотого века» брака к его закату, то есть широкое распространение юридически неоформленных форм совместной жизни и альтернативных форм семьи.
Переход от детоцентристской модели семьи к индивидуалистически ориентированной «зрелой» паре партнёров с одним ребёнком.
Переход от превентивной контрацепции, предназначенной для предотвращения рождений ранних детей, к сознательному планированию рождения каждого ребёнка.
Переход от унифицированной модели к плюралистическим моделям семьи.


Самую главную вещь скажу. Когда очередной человек внезапно понимает, что бесконечные разговоры о депопуляции — это не шутка и не пустая болтовня, а планомерно реализуемая программа, которой уже много десятков лет, он даже не знает как на это реагировать.
Он не может выбрать ни "да" ни "нет". Потому что на инстинктивном уровне — меньше народу, больше кислороду и ресурсов. Это хорошо и правильно. Но гложут сомнения, а что если и меня тоже утилизируют? Не разглядят что я хороший и полезный.
И вот здесь на первое место выходит осознание того факта, что никто никого не утилизирует насильно. Утилизация полностью укладывается в тезис о свободе выбора. Человек сам выбирает быть ему утилизированным или остаться жить в "дивном новом мире". Который по факту конечно окажется совсем не таким дивным, и возможно жить в нём будет гораздо труднее чем сейчас и многие даже пожалеют, что не самоликвидировались в своё время, как те демоны из гайдаевского фильма. Но если у человека есть научный склад ума, им должен двигать хотя бы исследовательский интерес — дожить, чтобы посмотреть чем же всё это закончится. И потом выйти на опустевшую планету и грозно заявить в пустоту "Вот! А я с самого начала знал, что так оно и будет!
книга

проблемы перенаселения и тактика разъединения

https://sapojnik.livejournal.com/3622215.html?view=comments#comments
Зачем все это?
Это очень трудно понять с непривычки. Ощущение странного морока и бреда охватывает все сильнее по мере погружения в тему. Кажется невозможным понять: зачем все это делается? Какой смысл?

Возможно, для понимания следует отойти довольно далеко назад в историю, в начало 70-х годов прошлого века, и вспомнить о пророчествах такой организации, как Римский клуб. С виду это был не более чем некий кружок интеллектуалов, свободно и вроде бы безобидно рассуждавший о некой «глобальной проблематике» — то есть о проблемах, которые, как считали участники клуба, стоят перед человечеством. Прославился он как организация алармистская, утверждавшая, что человечеству более всего угрожает не тотальная ядерная война (главная страшилка в те годы), а проблемы ограниченности ресурсов, деградации окружающей среды и грядущего перенаселения планеты. Самый знаменитый доклад Римского клуба так и назывался — «Пределы роста».
Римский клуб.

«В начале 1970-х годов по предложению клуба Джей Форрестер применил разработанную им методику моделирования на ЭВМ к мировой проблематике. Результаты исследования были опубликованы в книге „Мировая динамика“ (1971). В ней говорилось, что дальнейшее развитие человечества на физически ограниченной планете Земля приведёт к экологической катастрофе в 2020-х годах», — сообщает нам «Википедия». Датировка какая-то неожиданно актуальная, не правда ли? 2020-е — ба, да мы же сейчас в них и живем!

Пророчества Римского клуба вроде бы не должны были ни на что повлиять. Ну, писали там себе ученые что-то и писали, однако… Давайте побудем немного конспирологами и предположим, что кто-то могущественный (или что-то могущественное) восприняло тогда «Пределы роста» близко к сердцу и решило человечество спасать.

Занимательная конспирология
Как бы это самое «оно» действовало? Какую бы задачу поставило как самую насущную? Наверное, решение проблемы перенаселения, ведь ресурсы планеты ограничены. Как это сделать? Наверное, если только мы не хотим глобальной войны (которая вместе с людьми уничтожит и ресурсы и отравит окружающую среду, что нежелательно), единственный путь — это всячески способствовать снижению рождаемости.

И если смотреть на последующие события в этом ключе, многое странным образом обретает смысл. Во-первых, уже описанное выше поощрение трансгендерных переходов, причем лучше всего через операции; создание целой медицинской индустрии для обслуживания таких переходов, обеспечение максимального пиар-сопровождения, стремление сделать процесс принятия решения и «отрезания лишнего» максимально доступным для широких масс. При этом нужны, естественно, не сами трансгендеры, нужно как можно людей бесплодных. То есть мы говорим «свобода самовыражения», подразумеваем «кастрация». Сделано? Сделано уже очень многое. А если даже какие-то роулинг пытаются помешать или даже просто посмеяться — переехать ее, как катком. Не до сантиментов — на кону спасение человечества.

Но трансгендерами все, понятное дело, не ограничивается. Уместно вспомнить, что как раз в 70-х годах бурно пошел процесс реабилитации гомосексуализма. Например, гомосексуализм исключили из медицинских справочников по психическим расстройствам. Началось все с АПА (Американская психиатрическая ассоциация) в 1973 году, далее, как говорится, везде. Постепенно гомосексуализм был признан «разновидностью нормы», а там уже дело дошло и до признания гомосексуальных браков в большинстве стран мира (несмотря на бешеное неприятие значительной частью населения этих стран, прежде всего верующих). Процесс, однако, и не думает на этом останавливаться: тот же гей-парад как-то незаметно, буквально у нас на глазах, превратился в некий маркер принадлежности к цивилизации (скажем, Россия, в которой гей-парадов не проводится, всей передовой общественностью мира практически в открытую признается «не вполне цивилизованной» и отсталой).


Лично я ничего не имею против гомосексуалистов. Лишь отмечу, что всяческое развитие и поощрение гомосексуализма также вполне отвечает основной задаче, озвученной Римским клубом: всячески способствовать снижению рождаемости. Гомосексуалисты, а особенно гомосексуальные пары — идеальный вариант с этой точки зрения. Собственных детей у них не будет, и даже если они возьмут приемных, в любом случае сами количество людей на планете не увеличат. Бинго!

Скажем сексу «нет»
Если и далее развивать тему сокращения рождаемости, напрашивается идея… дискредитации секса как такового. Необходимо, с одной стороны, максимально затруднить для самцов и самок человека занятия сексом, а с другой — представить его как дело грязное, бессмысленное, неинтересное и даже опасное. Последней задаче идеально отвечала эпидемия СПИДа, которая как бы ниоткуда вдруг возникла в начале 80-х годов прошлого века.

Одно время всякие конспирологи усиленно намекали на СПИД как на разработку неких американских научных центров (совсем как сейчас упирают на искусственное происхождение коронавируса), но потом тема заглохла.

СПИД и связанная с ним истерия, постоянно раздуваемая всеми мировыми и национальными СМИ, проблематизировал для населения секс как таковой. Вдруг оказалось, что он сам по себе несет смертельную опасность! По всему миру были развешаны (и висят до сих пор) сотни миллионов плакатов на всех языках, предостерегающие от случайных связей, а мировая индустрия презервативов невиданно поднялась и проникла повсюду именно благодаря СПИДу. Вспомним, что именно начиная с 80-х все благотворительные грузы, направляемые миллиардерами-доброхотами и их фондами в отсталые страны Африки и Азии, стали непременно содержать… миллионы бесплатных презервативов. То есть развитые страны стали усиленно приучать неразвитые к предохранению. Всеобщая «презерватизация», безусловно, также способствовала контролю над рождаемостью во всем мире: меньше незащищенного секса — меньше случайных зачатий, а следовательно, и рождений. Закон больших чисел не обмануть.

Ах, ну да, чуть не забыл: именно с 70-х во всем мире пошла волна легализации абортов, в частности «аборты в США легализованы (исключена возможность для штатов полностью запрещать аборты) на федеральном уровне с 1973 года», сообщает нам «тетя Вика»…

Интересно, что жупел СПИДа никто и не собирается убирать. Скажем, в начале 2020-го, в самый канун «эпидемии ковида», вышел изрядно нашумевший и явно заказной фильм (!) Дудя об эпидемии чудовищного СПИДа в России, набравший только на «Ютубе» более 20 миллионов просмотров, с интересным названием «ВИЧ в России: эпидемия, о которой не говорят». Возможно, фильм Дудя стал бы и вовсе событием года, если бы не ковид, из-за которого и о Дуде, и о СПИДе все быстро забыли.

К той же задаче проблематизации секса, причем прежде всего, секса именно цисгендерного, между мужчиной и женщиной (то есть потенциально чреватого деторождением) относится, без сомнения, сама по себе «война полов», которую мировые СМИ усиленно пытаются раздувать, активно противопоставляя «угнетенных женщин» и «агрессивных самцов». Тут и бесконечные истории о харассменте, и мощное, ставшее транснациональным, движение MeToo, и все более набирающий силу агрессивный феминизм, и собственно появление термина «белый цисгендерный самец» для обозначения чего-то однозначно грязного и неприемлемого.

Сюда же я бы отнес феноменальный правовой конструкт «согласие на секс», который в десятые годы уже XXI века оказался внедрен в уголовные (!) кодексы многих стран мира (с 2018 года он есть даже в УК Украины). Задача та же — максимальная проблематизация полового контакта: теперь по уголовному (!) законодательству требуется, чтобы женщина перед началом полового акта в ясной и недвусмысленной форме (лучше всего письменно) выразила свое согласие на это, что, впрочем, не отбирает у нее права в любой (!) момент передумать и потребовать от партнера прекратить. Само по себе отсутствие подтверждения этого самого согласия может, согласно УК этих стран, рассматриваться как доказательство недобровольности секса и, следовательно, стать поводом для обвинения в изнасиловании.Это не вполне шутка.

Интересно, что ничего подобного нет в отношении сексуальных контактов в рамках ЛГБТ, то есть однополым сексом заниматься можно, и даже с элементами насилия. Это могло бы показаться странным, но, если мы держим в голове как основную задачу предотвращение рождаемости, все становится на свои места.
Тактика разъединения
Достаточно любопытно, но даже текущая «эпидемия чудовищного ковида», охватившая невиданной истерией все страны мира, тоже может рассматриваться как один из способов решения той же задачи! Тут достаточно обратить внимание на одно из главных требований «профилактики ковида», которое медики простодушно и с самого начала так и обозначают: санитарная дистанция, или просто разъединение. В Австралии не так давно тамошний премьер, точнее премьерша, и вовсе провозгласила предельно ясно: мы, мол, выпустим вас из локдаунов и даже позволим (когда-нибудь, не сейчас) собираться вместе в общественных местах, но при соблюдении важнейшего условия: во-первых, все в масках, во-вторых, при соблюдении дистанции между каждыми отдельными индивидами не менее четырех (!) метров.

Это потрясающее в своей откровенности требование: конечно, если люди на расстоянии четырех метров и в масках, у них нет и не будет никакой возможности заняться ничем чреватым появлением абсолютно нежелательных новых людей (не путать с одноименной партией). Вообще, локдауны, удаленки, санитарная дистанция, маски, куар-коды, чтобы просто выйти из дома — все эти уже привычные атрибуты «эпидемии ковида» словно нарочно придуманы для того, чтобы сделать невозможным как знакомства для секса, так и сам секс между разнополыми жителями планеты. Сам по себе секс поборников сокращения рождаемости, конечно, не пугает: виртуальным-то, а также с резиновыми женщинами или мужчинами (вибраторами) заниматься вполне можно, «новая этика» ничего против не имеет. Но вот живой контакт — это опасно.

А если с наших конспирологических (то есть шуточных) позиций рассмотреть еще и вакцинацию, которую тотально сейчас навязывают всем в мировом масштабе, причем настаивают на вакцинации именно всех, включая детей… Если бы вдруг оказалось, что вакцинация как-то связана с бесплодием хотя бы у части вакцинированных — как прекрасно это бы легло в нашу шуточную теорию!

Но пока никаких данных об этом нет. Можно спать спокойно…
https://www.ridus.ru/news/363293