Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

книга

Будет ли летняя история?

Будет ли этим летом
Эта
Извечная маленькая
летняя история о взрослении?

Нахальную лирику уже
Не продолжишь везде,
Пробиваться сквозь социальное
Ей стало трудней.
Я буду совершенно нема,
Как звезда на дне колодца
В безлунную ночь.
Быть идеальной меня
уже не беспокоит.
Эта попытка завязать разговор
Везде натыкается на жесткое дно.
Очень естественно себя
чувствовать без ограничений,
Не имея возможности двигаться.
Просто проливать свет звезды
В темноту чернил,
Строчки мои колодцы,
Время дня скрывает
То, что знает луна.
книга

Прекрасный альбом WOODZ (조승연) 컴백 기념 띵곡 몰아듣기

Работаю над стихами и будущим видеопроектом, так сказать. Пытаюсь затащить в него классного автора Артура Бигнова, но и попросив его для текущей "Поэзии на авось" что-нибудь сделать.
Параллельно слушаю Вудза, особенно 6 песня зашла, я ее раньше не слышала, на неё же клипа нет, интересно есть ли концертное видео.
15:14​ WOODZ (조승연) - 내 맘대로 (On my own)
книга

телепортация и сны как версия себя

Я уже люблю телепортацию и сны
- перемещения в пространстве
И времени любой глубины.
Есть что-то в чем нет смысла
- запретить себе наяву
В последний раз,
Растянуть это всё
В мистический транс.
Ветер похожий на выстрел,
Резкий как гранатовый сок.
Я непостоянный человек
Который делает рок-
версию
Себя последней.
Есть ли смысл снова
бежать, как незваный гость.
Вы волнуетесь,
незваные на пиру
Людей со злой родословной.
Хотелось бы стереть тот факт,
Что пропуском является молодое лицо,
А мое драгоценное "табло"
Уже нежданно ибо "ретабло".
Что ж странные девушки всегда
Приезжают под конец вечеринки.

P.S.:Рета́бло (retablo — от лат. retro — за, позади и tabula — доска, первоначально retrotabulum) — испанский вариант алтарного образа. Аналогичное понятие французского языка «retable» переводится на русский язык как «заалтарная картина» («запрестольный образ»)
В современной Латинской Америке ретабло нередко представляют собой выполненные самими прихожанами иллюстрации бытовых историй о том, как им помог тот или иной святой.
Я даже как-то статью написала https://istokirb.ru/news/ufimskie-retablo-po-burlyuku/?sphrase_id=85698
книга

Открывать людям дверь в счастье

Alexandra Alych Sashneva

Что нам мешает жить? Неверие, что все будет прекрасно. Что нас любит завтрашний день. Мы думаем про него с печалью и тревогой. А если бы мы были "птичка божия не сеет, не жнет", то мы были бы птичками. Птички не думают же. Господь им сотворил мошек, червей и человеческие помойки.
И только когда человек делает дело, он - аки птичка - думает о нем, о конкретном деле. И легко ему верит, что это и есть главное, что у него есть. И тут все более-менее под контролем. Вот поэтому я свое дело люблю даже больше моря, если честно.
А какое мое дело? На самом деле, любое мое дело сводится к тому, что я открываю людям дверку туда, в доверие, в землю доверия. Где час или два ты можешь быть счастлив (быть аки птичка). А потом опять к своему кортизолу.
И вот еще есть Будда в музее востока. Он тоже.
книга

Звезда над головою Дон Кихота

Когда режиссер Резо Чхеидзе предложил мне попробоваться на роль Дон Кихота, я попросил у него месяц на раздумья. И стал искать высказывания разных великих людей о книге, об этом персонаже. Они, впрочем, мало мне помогли. И Томас Манн, и Бернард Шоу, и Эйнштейн говорили примерно одно и то же: это великая книга, которая перевернула мое сознание... Мое сознание она тоже перевернула, но как играть Дон Кихота - я не знал. И вот случайно набрел на маленькую книжечку великого актера Михаила Чехова, который вскользь обозначает, как надо воплощать на сцене тех или иных персонажей мировой литературы. Мол, главное - найти движущую силу героя, его путеводную звезду. И Чехов пишет примерно следующее: движущая сила у Гамлета - в сердце, он сердцем видит и ощущает мир. Движущая сила короля Лира - в уме. Не случайно обрушившиеся на него несчастья в первую очередь поколебали его рассудок. Движущая сила Мефистофеля - в глазах, в зрачках. Движущая сила Санчо Пансы - в ягодицах. А движущая сила Дон Кихота, его путеводная звезда - чуть выше головы. И я сразу все понял про своего героя... Естественно, работа над фильмом проходила трудно. Для роли мне пришлось сбросить более 30 килограммов: было 110, стало 78. И этот вес я держал все четыре года, пока шли съемки. Я практически ничего не ел, чтобы не поправиться. В итоге заработал язву, другие болячки. Однажды от голода и усталости уснул за рулем, чуть не свалился в овраг, где уже вряд ли собрал бы потом кости. Но я счастлив, что эта роль была в моей жизни. Прикоснуться к загадке по имени Дон Кихот, которую вот уже не одно столетие разгадывает человечество, не всякому актеру удается. Кахи Кавсадзе

книга

Геннадий Шпаликов

Я иду по городу, мысль во мне свистит. Отпущу я бороду, перестану пить. Отыщу невесту, можно и вдову, Можно и не местную, Клавой назову. А меня Серёжей пусть она зовет, Но с такою рожей кто ж меня возьмет? Разве что милиция, и пешком под суд — За такие лица просто так берут. Я дошёл до ручки, да, теперь хана. День после получки — денег ни хрена. Что сегодня? Пятница? Или же четверг? Пьяница, ты, пьяница, пропащий человек. Я иду по городу, мысль во мне свистит. Отпущу я бороду, перестану пить. Отыщу невесту, можно и вдову, Можно и не местную, Клавой назову. Геннадий Шпаликов (1937 - 1974)

книга

Егор Окунев о фильме Ларса фон Триера

«Догвилль» – замкнутая система, в которой все не так, как кажется на первый взгляд. Здесь писатель Томас Эдисон, который не написал ни строчки, но провозгласивший себя умником и читающий морали жителям, сам же не следует моральным принципам и позволяет в отношении Грейс самые жестокие поступки. Здесь слепой может рассуждать о свете, здесь церковный орган может играть без звука, здесь же новенькие стаканы полируются, чтобы придать им налет старины.
https://istokirb.ru/articles/%D0%9A%D0%B8%D0%BD%D0%BE/Lyubimoe-kino--Dogvill--2003-g-781827/?fbclid=IwAR3Ht-53XlDj2kPj4BEfBHneaZZ7CH_cZ9hQnLQw-ef16v4pji0Wxex69_w
книга

Мила Ильина. Вербный цикл

Верных - с вербным! *** Моя нежная верба промокла, И средь мраморных лестниц метро Её смяли... И плакали окна, И чуть ныло Адама ребро. А Москва бушевала. Мимозы Ещё жались в коробках цыган. То ли дождь, то ли поздние слёзы, То ли ветер ныряет в карман. Я закутаю серую шарфом, Вербу нежную, нужную мне... Я куплю серебристого карпа И плафон поменяю луне. Ждать недолго: Страстная неделя, Да пригладить нехитрый свой скарб, Да смотреть, как гудят карусели, Обживает аквариум карп, Как плескаются ранние звёзды На пейзажах московских ночей, Как туманы небесные козы Опускают в дворовый ручей... Верба ждёт. Шелуха лука сохнет, Дышит в шкафчике тесном мука... Восковых свечей тёплая охра Бахрому освещает платка. Спит толпа, натянув одеяло До бровей, не кричит ничего... Спят апостолы. Времени мало. И оставили снова Его. *** Когда пред Пасхой режут вербы, Господь так тихо скажет: "Верь Мне"... Мозоли на Его стопе... Не быть бы нам с тобой в толпе, Кричащей "О! Осанна в вышних!" А скоро: "О! Распни Его - Он - лишний!» Как тонко пахнут ветки эти... И просто всё на белом свете... И надо лишь, чтоб верба розовая Не стала в наших дланях розгою... *** Верным - вербы, Верным - камни тропы. Гордым - гербы и горбы. Синоним весны - эти почки на нервах В запахе вновь ожившей земли, Гимнастёрки деда, Которую он заправлял под ремень, В запахе тающих деревень, Куда я никогда не приеду... Русские нежные шали На ветки накинул Господь. Чтобы мы никогда не ветшали, Он позволил распял Свою Плоть. *** Свисает верба прошлогодняя и плюшевый осёл кивает. Накинув ветхое исподнее, куда-то кинулись трамваи. Над городами и деревнями ворота на груди фуфайки На части рвут (и тучи веруют), и плачут от души лужайки. Через кордоны дэпээсников, осла как следует укутав, Тихонько напевая песню, Христос въезжает в наше утро, В одной футболочке и трениках, дыша над гнёздышком тюльпана. ...и дворник Хлыщ, отбросив веники, в святой слезе сказал: "Осанна!".. *** Он был желанен и сулим - Звенящий Иерусалим. Он был прохладен и манящ, Как путнику надёжный плащ. Мерцает в ветках Рождества Так шишка в золоте, листва Дрожит в чащобе на ветру В его тональности... К утру Так тянут птицы два крыла К лучам лиловым... Я б могла Над старым городом всё плыть, И плыть... И плакать... Словно сныть Плывёт в России по глубинам Прозрачных городов и сёл, Утопнув в криках голубиных... И ждёт привязанный осёл. -- Мио Гранд