Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

книга

Blind Channel - Over My Dead Body (Official live music video)

Продолжаю подзаряжаться энергией тяжелого финского рока

Over My Dead Body (перевод на Русский)
Исполнитель: Blind Channel

Через мой труп

Ты можешь заполучить это, если хочешь,
Только через мой труп!

Подойди и получи!

Обращается в пыль,
Индустрия, попавшая под атаку,
Violent Pop-аутсайдеры* снова в ударе,
Мы непреклонно идём на пролом**
Нашими спинами, припёртыми к стене,
Сучки шоубизнеса,
Мы наделаем здесь шума!

Пройдя через ад, мы зовём его домом,
Мы продаём себя, чтобы спасти свои души,
Каждый тупица хочет заполучить трон,
Им нужна молодая группа, чтобы узнать, что из этого выйдет.

Огни гаснут,
Я ловлю кайф прямо сейчас.
Толпа шумит,
Время на исходе.
Мы только начинаем,
Все присоединяются к вечеринке,
Огни гаснут,
Я ловлю кайф прямо сейчас!

Ты можешь заполучить это, если хочешь,
Только через мой труп!

Мы продолжаем мечтать,
Мы движимы только чувствами внутри нас,
Мы продолжим жить и дышать так, пока не умрём, пока не умрём,
Ты можешь заполучить это, если хочешь,
Только через мой труп!

Обращается в пыль,
Индустрия, попавшая под атаку,
Violent Pop-аутсайдеры снова в ударе,
Мы непреклонно идём на пролом
Нашими спинами, припёртыми к стене,
Сучки шоубизнеса,
Мы наделаем здесь шума!

Мы пришли за всем, что не могли бы иметь,
Отдали всё то, что сейчас заберём обратно
И мы возьмём гораздо больше,
И мы растянем это удовольствие,
Оставайся с нами на пути к успеху!

Мы продолжаем мечтать,
Мы движимы только чувствами внутри нас,
Мы продолжим жить и дышать так, пока не мы умрём, пока не умрём,
Ты можешь заполучить это, если хочешь,
Только через мой труп!
Мы мечтаем!
А что ты видишь, когда закрываешь глаза?
Мы продолжим жить и дышать так, пока не мы умрём, пока не умрём,
Ты можешь заполучить это, если хочешь,
Только через мой труп!

Комментарий:
* Violent Pop — самоназвание музыкального стиля группы.
** Джаггернаут — термин, который используется для описания проявления слепой непреклонной силы; а также для указания на кого-то, кто неудержимо идёт напролом, не обращая внимания на любые препятствия.

https://lyricstranslate.com
книга

Оценочность русского языка

Русский язык таков, что очень трудно не выносить ближним приговоры и мозг. Все склонны здесь оценивать личность. Личное. Вроде ничего плохого же, когда говорят: "Умничка!" А с другой стороны - где те экзамены и кто экзаменатор, где дают диплом "Умнички?" Попробуйте проследить за собой, сколько раз в день вы скажете "Ты умничка", "Ты молодец", "Ты крутышка", или "Ты дура , что ли?" и т.д.

А ведь есть языки, где это в принципе невозможно. Где не оценивают личность от слова "совсем", даже в голову не приходит. Оценивают что-то, что человек сделал, а не какой он.
Я думаю, что это одна из больших причин зажатости. Когда твое "Я" под постоянным обстрелом, поневоле начнешь его прятать подальше и от себя в том числе.

Но это, правда, тяжело: человек говорит тебе "умничка" или "молодец", а ты стоишь и думаешь - что на это надо ответить? Мораль читать не хочется. Он же из лучших. Но и кивать благодарно тоже как-то... - значит принять правила игры. Вот и стоишь дурак дураком. А человек-то и не знает, где берега перешел. Хотя, может, он и не ловит твое внутреннее напряжение.. Или ему вообще насрать. Он отслужил свое - типа, похвалил, дал эмоциональную взятку, типа. )) А я взятки не беру.
книга

про маньяков, патриархат и фильм Собчак

Фарид Бектемиров
МАЛО ЧЕМ ОТЛИЧАЕТСЯ
Всегда очень радуюсь, когда мои мысли кто-то формулирует за меня, причём формулирует лучше, чем я бы мог даже в теории – и текст Наташи Киселёвой (https://www.facebook.com/natasha.kiseleva.71/posts/10208724936958227) как раз этот случай. Прочтите сначала его, пожалуйста, чтобы понять базовую часть моей позиции по фильму Собчак.
А теперь о другом. Многие, думаю, согласятся, что фильм Ксении о скопинском маньяке, как и некоторые обстоятельства его создания (50к + мебель), получился неэтичным, нечувствительным к жертвам и по большей части вредоносным. Тем не менее, пользуясь принципом «хоть шерсти клок», расскажу об одной важной мысли, которую из него всё же можно вынести, даже несмотря на то, что сама Собчак не уцепилась ни за одну из многочисленных возможностей развить эту мысль, хотя маньяк раз за разом ей эти возможности предоставлял.
Дело в том, что многие идеи, которые высказывал Мохов, выражения, которые он подбирал, кажутся нам необычайно чудовищными именно потому, что мы знаем, что за человек их произносит. В реальности же мы слышим и видим нечто подобное десятки раз за день – на улице, в соцсетях, в поп-культуре, в лучшем случае воспринимая эти выражения как досадное, но неизбежное зло, а в худшем – просто не замечая. Попробую их перечислить:
1. Вызвавшая, пожалуй, наибольшее неприятие (и едва ли не первая) фраза Мохова в интервью – о том, что он готов «заняться» одной из своих бывших жертв, которая после заключения в его подвале перестала рожать, на деле довольно стандартная шутка с посылом «цель женщины – рождение детей». Шутка из серии разговоров о «тикающих часиках», «зайках-лужайках», «родишь – пройдёт» и прочих проявлений вербального репродуктивного насилия.
Маньяк бросает её на автомате, как безобидную и остроумную, на его взгляд, присказку, как много раз бросали подобные фразочки знакомые ему мужчины, и знакомые мне мужчины, и знакомые, думаю, нам всем мужчины (да, не только мужчины шутят по поводу "часиков", но предложить "помочь" с этим могут только они). В этот момент он мало чем отличается от среднестатистического мужчины, выросшего в патриархальном обществе.
2. Другая фраза – о том, что он имел полное право заняться сексом с девушками, как он считал, «лёгкого поведения» – это не что иное, как почти дословное повторение известной формулы «проститутку (или шире – любую «распутную» женщину) нельзя изнасиловать», которая в том или ином виде появляется в любом обсуждении почти любого случая сексуального насилия, от преступлений Вайнштейна до зверского убийства студентки Тани Страховой.
Из многочисленных случаев использования этой идеи сейчас почему-то приходит на ум пост Васи Обломова, который выложил фотографию очень фривольно одетой Роуз МакГоуэн на красной дорожке, многозначительно подписав её: «Это Роуз Макгоуэн. Она обвинила Харви Вайнштейна в домогательствах и насилии» (https://www.facebook.com/oblomov.vasya/posts/1563312103723256/).
Впоследствии он, правда, добавил бессмысленную фразу, что «эта картинка никак не оправдывает ни насилия (если оно было), ни домогательства (если оно было)», хотя именно это картинка и делала, и никакого другого прочтения у неё быть не могло.
Сюда же, к слову, можно отнести и другие проблески виктимблейминга в речи скопинского маньяка, тоже чрезвычайно узнаваемые в российских реалиях: девушки не должны были пить, не должны были садиться в его машину, не должны были ехать к нему домой. Он, конечно, преступник, но и на этих девочках лежит определённая доля ответственности, разве нет?
И да, в момент произнесения этих фраз Мохов мало чем отличается от среднестатистического мужчины, выросшего в патриархальном обществе.
3. Слова скопинского маньяка о позднем начале его сексуальной жизни, где он сетует, что женщины любят «дерзких, отчаянных», что называется, «плохих парней», а он был спокойным и безобидным – это классический троп Nice Guy, наверное, любимый троп романтических комедий на протяжении многих десятилетий, попавший туда из коллективного бессознательного «недополучивших» в своё время женского внимания мужчин-режиссёров и мужчин-сценаристов и в свою очередь повлиявший на целые поколения мужчин-зрителей. Насколько проблематичен и обманчив этот троп и сама эта идея, очень здорово разбирают девушки из The Take (https://youtu.be/8JkZ55np3z8).
Троп Nice Guy – это фактически основа идеологии так называемых инцелов, субкультуры мужчин, по их утверждению, не способных найти сексуальных партнёров, и возлагающих вину за это на женщин, которые, по их мнению, всегда предпочитают доминантных самцов специфической гипермаскулинной внешности – «Чедов», и, соответственно, игнорируют менее маскулинных и (якобы) менее агрессивных инцелов.
Мохов, в отличие от сетевых инцелов, даёт несколько более искреннюю картину своего «вынужденного целибата», отмечая, что у него не было доступа не к женщинам в принципе, а лишь к конвенционально красивым женщинам, к тем, которых он хотел (и эта формулировка, как я подозреваю, правдива для большинства инцелов). И хотя идеология инцелов как таковая – довольно маргинализированная вещь, многие её элементы (в том числе и троп Nice Guy) вполне закреплены и в мейнстримной культуре.
Так что, противопоставляя «спокойного» себя «дерзким и отчаянным» любимцам женщин, скопинский маньяк мало чем отличается от среднестатистического мужчины, выросшего в патриархальном обществе.
4. Наконец, меня зацепил ещё один тезис, звучавший на протяжении всего интервью. Мохов искренне рассказывал, насколько хорошо он относился к заложницам, как дарил подарки, кормил («и они ели!» - почти с укором замечал маньяк), старался не обижать, а главное – совершенно серьёзно рассуждал о любви к одной из них. То есть, буквально использовал это слово с самой положительной из возможных коннотаций по отношению к ситуации чудовищного, немыслимого насилия. И в этом видении ситуации узнаётся ещё один старый добрый троп, настолько всепроникающий в поп-культуре, что большинство людей привыкло даже не обращать на него внимания, – Abduction as Romance («похищение как история любви»).
Если при этих словах вы вспомнили «Красавицу и чудовище» (и его производные – вроде оригинального и джексоновского «Кинг-Конгов») – вы правы, это классика жанра. Но уверен, вы даже не представляете, насколько это распространённая и скрытая от глаз тенденция, которую в большинстве случаев можно увидеть лишь при определённом усилии и определённой оптике: Кайл Риз силой принуждает Сару Коннор остаться с ним в «Терминаторе», герой Брюса Уиллиса под дулом пистолета принуждает психологиню следовать за ним в «12 обезьянах», персонаж Чарли Кокса привязывает девушку-звезду к себе цепью в детской сказке по роману Нила Геймана «Звёздная пыль». Всё это, разумеется, обосновывается зачастую самыми благородными мотивами персонажей-мужчин: чаще всего они хотят спасти этих женщин или даже весь мир.
Однако троп не исчезает, если его применение обосновывают событиями внутри вселенной произведения (и это касается любого тропа), – идея о том, что мужчина, ограничивающий автономию женщины и буквально становящийся её хозяином на некоторое время, в конце получает её любовь, всё так же нормализуется в этих примерах, пусть и чуть более тонкими методами, чем в тех же «Красавице и чудовище». Подробнее об этом тропе можно узнать в потрясающем видео Pop Culture Detective (https://www.youtube.com/watch?v=t8xL7w1POZ0).
Что касается реальной жизни, едва ли можно сказать, что в российском обществе прямо-таки нормализованы похищения и насильное удержание людей как таковые, однако ограничение свободы женщин с помощью иногда психологического, а иногда и физического абьюза – вещь чрезвычайно обыденная. Настолько обыденная, что я обнаружил её там, где уж совсем не ожидал, – а именно в истории Екатерины Мартыновой, одной из спасшихся пленниц скопинского маньяка. В её истории ПОСЛЕ освобождения (https://youtu.be/Bv87L3H3OoA?t=3044).
«Мой первый муж был очень заботливым, у него была какая-то гиперопека надо мной. Мне нравилось, но я себя всё равно чувствовала в каких-то рамках, в каких-то тисках. Я хотела заниматься чем-то другим, учиться, работать, а он меня всё время в чём-то ограничивал. И вот мы с ним расстались», – говорит она.
«В книге ты так и пишешь, что ты попала из бункера фактически в такой же бункер», – отмечает берущая интервью Алёна Попова.
И да, я слышу в этих словах примерно то же, что и Алёна: некий мужчина, даже прекрасно зная о чрезвычайно травматичном, связанном с ограничением свободы, опыте своей партнёрши, всё равно не отказал себе в патриархальном удовольствии ограничить её стремление учиться и работать. Фантастика? Нет, обыденность.
Так что и в этом скопинский маньяк мало чем отличается от среднестатистического мужчины, выросшего в патриархальном обществе.
***
Подытоживая, скажу, что вот на это, пожалуй, и стоило бы обратить внимание, именно эту идею действительно интересно и полезно для общества было бы развить в подобных интервью, если вообще их делать. Идею радикальную, жуткую, действительно пробирающую до костей и заставляющую по-другому взглянуть на мир, в котором мы живём. Идею о том, насколько мало все эти скопинские и ангарские маньяки, возможно, не в поступках, но уж точно в идеологии отличаются от среднестатистического мужчины, выросшего в патриархальном обществе. И что поступки этих маньяков – не некие случайные изолированные баги системы, а логическое продолжение этой идеологии.

Эйфория не свобода!

Прочитала в сети замечание про свободу. Про 90-е гг. Человек задает вопрос - а была ли свобода, были ли люди свободны?
И я вспомнила тот ужас, который только усилился у меня в 90-е гг. Когда я ходила в школу морозными беспощадными днями, этот тихий ужас не отпускал меня - я узнавала природу людей на своей окраине и пыталась найти путь, по которому можно было бы проскочить в жизни хоть к какому-то свету - между сциллой лжи и харибдой насилия.
Я поступила учиться на художника в поисках внутренней Монголии - мастерская художника и библиотека виделись мне местами, где есть аквариумы свободы. Свободы совести прежде всего, свободы от чувства неизбывной вины за всё, что ты сделал и не сделал, за то, что ты просто родился.
Мне надо было понять - есть ли в мире хоть капля такой правды, от которой не тянет блевать.
И тут случились 90-е гг. И я увидела, что те люди, от которых меня тянуло блевать, стали на глазах превращаться в главных. Они и раньше были в главных, но они были какими-то секратарями ВЛКСМ или ворами (в СССР все были ворами - кто выносил с работы нужное, а кто покупал это вынесенное). В 90-е гг вынос с работы и продажу узаконили. Я знала богатеющего человека, который продавал телевизоры, которые рабочие завода за недорого ночью перегружали ему с завода, он сам это всем рассказывал, все это знали, и никто - ни один человек не сказал ему: "Ты - вор". Я знала парней, которые то же самое делали с водкой. Я знала, как комсомольцы и администрация заводов превращали в бабло то, что только что принадлежало всем.
Я видела, что знания, талант, опыт, труд превратились в пыль. А цену приобрело воровство. За воровство стали уважать. И те, кто поднялся на воровстве стали покупать тела: женщин, мужчин, детей. Избыток денег и пустота души заставляла богатеев перейти к покупке тел от покупки предметов. Это логично. Ведь душу-то купить нельзя, купить можно только тело. Душу можно только продать. Купить ее невозможно. При продаже душа исчезает, превращается в ничто. Остается только пустое тело. Причем душа пропадает дважды - и у того, кто продает душу, и у того, кто ее пытается купить вместе с телом.
Я видела, как вся страна погрузилась в эйфорию. Говорили, что это свобода. Но я с детства знала, что свобода - это другое. Свобода - это право поступить правильно и не быть наказанным за это Свобода - это когда ты сильнее, потому что ты прав. Свобода - это не беспредел и пьяный угар. Свобода - это возможность продать то, что ты хорошо сделал и потом купить товары другого человека - поездку, предметы, искусство. Это пытались сделать некоторые, кто поверил в свободу. Но свободы не было. Была эйфория.
И в этой эйфории мое внутреннее сиротство стало еще сильнее. Кидалово - когда тебе не платят за работу - стало нормой жизни. Хотя я видела, как некоторым людям - они умели защищать свою свободу - удавалось как-то отстоять свое право делать хорошее и продавать это. Но это были единицы, больше было тех, кто верил (в эйфории), что это возможно. Но пришли 2000-е и стало понятно - возможно в очень ограниченных пределах.
Я не верю в концепцию, что сначала можно побыть вором, а потом стать честным производителем. Так не бывает. Честные люди придумали предоплату, чтобы защитить свободу. И это прекрасно. Потому что без предоплаты тебя точно кинут.
Эйфория - это вредный воздух. Вечером веселье - утром похмелье. Так многие потеряли жилье, работу, смысл жизни. А другие приобретали активы и тела. Кто-то успел немного глотнуть ветра, рвануть к свободе - но это были скорее издержки, чем цель и результат того, что назвали громко Перестройка. А настоящая цель была та, которая сейчас стала видна всем - активы перешли в нужные руки. А вам пора выпить аспирину, господа.
Многие пишут, что в 90-е гг была свобода, а потом пришел переемник и свобода стала уменьшаться. Но я не заметила этого. Все осталось так же - это те же люди. Просто тогда они собирали себе во владение реальность и посыпали воздух маной эйфории. Наркотики, свобода, лидер и другие похожие слова сыпались из всех динамиков и телевизоров, но реально свобода небольшой рекой текла через границу. То, что большевики считали излишеством - обезболивающие, качественные инструменты, лекарства, тампаксы, гитары, клавиши, машины, обувь... - хорошие товары для людей. Но их придумали не здесь. Их придумали те, кого в моем детстве называли врагами.
Наверное, "капиталист удавит маму за прибыль" (кто не учился в школе - это вольная цитата из основоположников марсксизма-ленинизма). Скорее всего. Но комсомольцы оказались еще более решительными в этом умении. Не было никакой свободы. Была эйфория вечеринки. "Мы хотим танцевать" - Цой - гений. Он все сказал одной фразой.
Но танцы - это не свобода. Это эйфория.
из ФБ Александра Алыч Сашнева

вот поэтому-то Китай и не со свободы (точнее, вседозволенности) начал, а с экономики и в конечном - с увеличения национального и личного богатства с помощью работы. Они учатся на наших ошибках...на самом деле там внимательно следили за нашей Недоперестройкой. По итогу, там вышло несколько научных трудов с подробным разбором плюсов и минусов. И только потом они начали свою перестройку. Куда она их завела - известно. Крупнейшая экономика мира...

Нельзя давать внешнюю свободу тем, у кого нет внутренней. Той, которая сопряжена с ответственностью. «Раб не хочет свободы, раб хочет своих рабов».

Да, в 90 многих обманули. Фермеров, которые думали, что можно честным трудом на земле прожить нормально, организаторов частных школ, людей, которые, как когда-то при НЭПе поверили, что они нужны людям и стране. Фермеров жгли, школы поессовпли, мелких предпринимателей душили налогами и всякими правилами и условиями. А теперь "ряска окончательно сомкнулась".

У меня ощущение свободы есть всегда и везде. Но это моя внутренняя свобода. А пост о свободе как об общественной категории. Артист всегда свободен.

Башнедооценка. Шамиль Валеев( отличный колумнист)

Башнедооценка
(35+, есть нецензурные необидные слова)
Не отморозить жопу на берегу в ожидании трупа врага
Я возмутился, обрадовался и даже в чем-то узнал себя в августе 2005 года, когда акции «Башкирской Нефтянки», впервые оказавшись в рынке, сразу подскочили в цене в два или три раза. Даже небольшой пакет.
До того они просто «были» у правительства, пока их не украл один капризный мажор, используя министра-односельчанина. И нисколько не стоили. Потому, что хер купишь.
Это — очень по-нашему — скрывать свою ресурсность. Дать возможность тебя недооценить.
Во-первых избегаешь конкуренции, которой ты боишься, потому, что боишься проиграть.
Во-вторых вся твоя жизнь - секретная спецоперация, увлекательно-утомительная игра. После того, как в спутниковый телефон Дудаева пустили ракету, я стал бояться раскрывать свое местоположение собеседнику, даже, говоря по стационарному номеру. А когда появились мобилы, стал геолокационно врать на две остановки троллейбуса раньше.
В-третьих, это возможность подобраться к своей цели незаметно, акулой в стае рыбок. Как в рассказе О'Генри про камень в руке за спиной и «прогулку» мимо кота.
В-четвертых, якобы «скромность украшает». На самом деле чаще уродует. Но шумных я тоже боюсь. Вернее, устаю.
В-пятых, когда у тебя патлы сумасшедшего профессора, 10 лет нет галстука и иногда расстегнута ширинка, ты непонятен и немного страшен тому сивому прилизанному пиздюку с цурюпы, который хочет кем-то командовать по телефону. (С цурюпы, не пиздите под руку главреду, мне так удобней. А вы пишите «цЮрУпы», вам ещё жить. Кстати, кто это?)
В-шестых, если ты «давалец» нефтянки на зелёном субару, ты незаметен налоговой полиции, ни народной «налоговой милиции», ни районной администрации а если ты на небесном бентли-континентал-кабриолете, то ты - Антонов-Депардье. Доходы, особенно те, которые по блату, надо уметь скрывать, преодолевая тщеславие — это Уфа.
В-седьмых, я не очень верю в то, что я что-то делаю сам. Оно как бы само собой всё происходит, я просто сильно устаю глазами за это время и набираю лишние 17 грамм в безвольный второй подбородок.
И вообще, у нас - башкирских и небашкирских башкир - органично все должно быть, как трава растёт. Без изнасилования природы, нарушения естественного хода вещей, замысла Создателя и мечтаний предков и архивных изысканий потомков.
Наша деятельность, перемежаемая бездействием, не может быть слишком ярким и явным вторжением в мир. Мы просто исполняем Его волю и делаем так, как бы понравилось предкам и не стыдно перед потомками.
Но это забирает кучу времени: на берегу Уфимки в ожидания трупа врага не отморозь себе жопу.
Пользуясь и культивируя недооценку, мы все же остаемся амбициозными и тщеславными тварями и у нас очень сильно подгорает, когда нам верят и не дают орденов-медалей-почетных грамот-лавровых венков.
Потому нам часто обидно перед Казанью, например, которая любую мелкую херню, которую мы даже за достижение не считаем, умеет выдать за сенсационное открытие-подвиг-событие и получить под нее федеральное финансирование у какого-нибудь земляка-министра.
И пока мы тут медитируем на курае, Казань легко продает на базаре свои деревенские вкусы и дешевые кассеты BASF (на самом деле шершавая и скрипящая «Тасма»). Нам как бы обидно.
Но у каждого свое время.
Возможно, они уже всех зае..ут и их раскусят, а тут мы такие — опа! Глубокие, интересные, задумчивые, неброские и приятные наощупь. Тихие собеседники с красивым голосом и классные собутыльники. С квадратными цветочками в пикселях на шершавых коврах с уютным запахом. И все такие: ах, блин, как мы их раньше не видели, оказывается!
А мы так скромно: ну да.. чаю с мясом будешь ещё чашку?
P.S. Зацените. По-моему, я охренительно написал. Жалко глянец кончился, которого и не было.
Шамиль Валеев из ФБ

недооцененность прекращаем , культивируем подручными средствами
книга

Нет такого слова - хапал

Студентка нашла ошибки в текстах СМИ и исправляет их (называет тип ошибки и предлагает свой исправленный вариант). Удивительно, на что она их исправляет.

“Если на работу пришли фальшивые специалисты – потом будут рваться Саяно-Шушенские ГЭС” (В.В. Жириновский).
Исправл.: потом будут ломаться Саяно-Шушенские ГЭС

И ни одной сволочи я не позволю завести на тебя это уголовное дело” (В.В. Жириновский).
Исправл.: И ни одному человеку из бывших республик СССР я не позволю завести на тебя это уголовное дело.

“Прокуроры гуляют по заграницам и крышуют игорные заведения” (В.В. Жириновский).
Исправл.: Прокуроры гуляют за границей и защищают игорные заведения.

“Только хапал, хапал, хапал... Он – кандидат в президенты” (В.В. Жириновский).
Тип ошибки: использование разговорной лексики.
Исправл.: Только воровал, воровал, воровал...
http://willie-wonka.livejournal.com/589716.html