galareana (galareana) wrote,
galareana
galareana

Category:

до хрипа

Бедные учителя. Бедные дети.
Рыдаю.

"В финале курса «родной литературы (русской)» присутствует стихотворение Сергея Каргашина «Я — русский! Спасибо, Господи!..» — название которого российский девятиклассник после пятилетнего курса явно должен примерить на себя.
Приведу этот текст целиком:
Я — русский! Спасибо, Господи!
Я — поле. Бабушкин крест.
Я — избы Рязанской области.
Я — синь подпирающий лес.
Я — русский! По самое горлышко.
Во веки веков. Насквозь.
Я — лебедя белого перышко.
Я — воина павшего кость.
Какие б ни выпали горести,
Всем бедам хриплю назло:
Я — русский! Спасибо, Господи!
Я — русский. Мне так повезло!..
Пусть времени кружатся лопасти,
Меня у меня — не отнять.
Россия, как крепость над пропастью,
Стояла и будет стоять!..
Что ж, это очень плохое стихотворение, но было бы полезно пройти его со старшеклассниками как наглядный пример известной истины: «что автор хотел сказать» и «что у него получилось» — нередко разные вещи.
Что автор хотел, видно из заглавия. Остальное к этому выкрику не добавляет ничего, кроме эмоционального накала и блатного надрыва. Лирический герой отталкивается от конкретных, личных образов («избы Рязанской области»), затем растворяется в абстрактно-национальном (фольклорный лебедь, поле боя), все завершается восторженным символом вечной России-крепости.
Девятиклассники, хорошо владеющие навыками анализа поэтического текста, смогут обнаружить здесь кое-что еще, что проявилось вопреки авторской воле.
Например, тут присутствует сквозной, навязчивый мотив смерти. Помимо бабушкиного креста и костей воина со смертью так или иначе ассоциируются избы (не вымершая ли это деревня? автор не уточняет), лебедь («лебединая песнь»), лопасти времени (кого они должны перемолоть?), русский «насквозь» (потому что ранен пулей?). Со всем этим тесно переплетен мотив катастрофы: подозрительны и лес, подпирающий небеса (не потому ли, что они падают?), и крепость над пропастью (она тоже вскорости упадет?), и библейское «во веки веков» («и дым мучения их будет восходить во веки веков» (Откр. 14:11)). Настораживает и центральная метафора, которая у Каргашина расползается. Русский по самое горлышко? Не имеется ли в виду бутылка, как это может понять любой человек, живущий в России? Или герой просто сыт по горло?
А главное — почему он хрипит? Он умирает? Или задыхается от тесноты, нехватки воздуха (что странно — ведь до этого речь шла о просторных полях и небесах)?
Но в самом этом слове — «хрипит» — ключ к стихотворению. Речь героя действительно выглядит сдавленной, несвободной, а многочисленные неструктурированные повторы — неуверенными, невротичными. Он, то ли лежащий на поле боя, то ли перемолотый лопастями времени, пытается выхрипеть себя, подобрать для себя язык, но ему подворачиваются только чужие слова: есенинская «синь», стертые «народные» и исторические штампы (лебедь, кости), смесь из религиозных и советских формул («стояла и будет стоять» — это, конечно, «Ленин жил, жив, будет жить»). Поэтому герой запинается, спотыкается, повторяет «я — русский» как выкрик, который от повторов лишается силы, и к финалу скатывается к тавтологии («меня у меня не отнять», «стояла и будет стоять»).
Так что нахождение этого торжественного текста в финале курса вполне обоснованно. Это подходящая эпитафия для курса «родной литературы (русской)», который написан несвободным чиновничьим языком; который перебирает выхолощенные «народные» образы; который не нашел другого словаря для российских пейзажей, кроме школьно-советского набора из Тютчева, Есенина и деревенской прозы; который прячет советское, а оно то и дело лезет из всех щелей; который учит «теплу родного дома», но предлагает выбрать между заброшенной деревенской избой и холодной крепостью; который одержим костями, оставшимися на поле боя; который попросту мертв, как мертв герой стихотворения Каргашина, как мертва русская национальная идея, выстроенная на руинах романтического национализма, как мертва русская школа, насквозь пронизанная бюрократией, и как почти мертва русская школьная литература, задавленная до хрипа руками чиновников".
https://www.colta.ru/articles/society/25633-artem-hlebnikov-novyy-shkolnyy-kurs-rodnaya-literatura-russkaya?fbclid=IwAR0vRCC6Izupd7TGUESdpAKAyo4r5ny0oKqt2U9uN6alW4suEGJz90nqq14
Tags: литература, русская, русская поэзия, русский язык, современность, школа
Subscribe

Posts from This Journal “русская” Tag

  • дети и дети

    Тогда в 15-16 лет мне казалось это ужасным когда мама или бабушка постоянно лезут со своими советами – вопросами! Постоянно все контролируют, начиная…

  • Александра Алыч Сашнева . Стих

    Он ее бил, а она его жалела. Она понимала, в чем дело - Ему было больно внутри тела От того, что другая его любить не умела. От того, что та свысока…

  • Сексистки требуют от мужчин мужского поведения

    Перевод на русский: В России женщины давно равны в правах с мужчинами во всем. Вам такое равноправие даже не снилось. Мы можем вести себя, как нам…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments