galareana (galareana) wrote,
galareana
galareana

Categories:

интервью с организаторами "Мультифандомной морковки)

После того, как отцвела яркими костюмами и экспрессивными танцами «Мультифандомная морковка» – аниме-фестиваль, который прошел в уфимском АРТ-квадрате 19 июля, я взяла интервью у необыкновенных девушек, его организовавших.

Итак, представьте себе, третьекурсница колледжа Квони Мин (сценическое имя) и старшеклассница Ясмин Акназарова сами придумали идею фестиваля и воплотили свой замысел в жизнь. Согласитесь, это впечатляет. Поговорили мы о многом, не только о фестивале, но и о молодежных увлечениях и течениях.

Корреспондент: Как пришла идея создать фестиваль? https://vk.com/multifandom_carrot

Квони Мин: Вообще, идея создать фестиваль пришла от моей подруги Ясмин. Она позвонила мне, написала в инстаграм, наверное, числа 21 прошлого месяца июня. И она сказала, что хочет что-то сделать на площадке АРТ-квадрат, какой-то «движ» сделать. Ничего нет, и почему бы нам не разбавить эту пустоту. И она изначально предложила мне стать участником. И потом, поскольку уже имела опыт в подобных вещах, я ей предложила помощь. Я являюсь организатором уфимского фестиваля «Мир – это я», он тоже является фестивалем косплея. (Коспле́й от яп. コスプレ косупурэ, сокр. от англ. costume play – «костюмированная игра», это перевоплощение в различные роли, заключающееся в переодевании в костюмы и отыгрывании характера, пластики тела и мимики персонажей компьютерных игр, кино, литературы, комиксов, аниме и манги.) Также косплеем я занимаюсь, наверное, года с 2016–17. Я студентка Уфимского колледжа технологии дизайна. Студентка третьего курса специальности моделирование-конструирование технологии швейных изделий.

IMG_5909.JPGКорреспондент: Вкратце, вы создатель костюмов. Это примыкает к хобби, потому что косплееру нужно наряжаться. У вас как бы совпало – вы сами можете сшить любой костюм. А ещё я увидела, что вы поёте.

Квони Мин: Петь я начала в возрасте 4-5 лет. Всё пошло с садика, дальше в школе был довольно хороший преподаватель по вокалу. Пытались как-то приучить меня к пианино, но пианино мне не зашло. И в 1-2 классе довольно трудно совмещать с учёбой музыкальную школу. Это отнимает много сил, чтобы заниматься музыкой, надо ещё каждый день дома часа два сидеть за инструментом. Потом я перевелась в другую школу, там был преподаватель Мансурова Маргарита, просто обожаю эту женщину, она проработала до этого в филармонии. И вот она стала преподавать, и уже под её руководством я стала развиваться как вокалист. Без неё, возможно, меня бы сейчас не услышали.

Корр.: Вот сегодня вы пели, я так поняла, первую и последнюю песни на корейском языке.

Квони Мин: Открытие и закрытие фестиваля.

Корр.: Когда увлечение кейпопом (корейской популярной эстрадной музыкой) пришло?

Квони Мин: Вот все эти увлечения – косплей и к-поп – все это от двоюродной сестры. Она подсаживает меня на всё, что можно, начиная от косплея, – она притащила меня на фестиваль, мне понравилось – заканчивая корейской волной: «давай послушаем», «давай попробуем», «тебе же не жалко». И я втягиваюсь.

Корр.: Ваша подруга Ясмин учится вместе с вами?

Квони Мин: Моя подруга меня немножко младше, она ещё школьница выпускных классов. Она хороший яркий человек, она кавер-дэнсер у нас. Она была создателем этого проекта и номера, который на закрытии у нас был.

Корр.: Ну, вы замечательно оттанцевали. Мне вообще все танцоры понравились сегодня. Они столько времени на это тратят. С другой стороны, я иногда прохожу по району – есть молодые люди, сидят на корточках, грызут семечки и, сами знаете, чем запивают, не буду говорить. И так часами, ежедневно, в любую жару. И много среди них таких подросточков.

Квони Мин: Знаете, как у кавер-дэнсеров тренировки происходят? Они как заедут в зеркальный танцзал в 10 утра, так и в 9-10 вечера уезжают. Обычно у людей танцы заканчиваются кружком, а у них это идёт дальше. Потому что делают то, чего очень хотят, к чему душа лежит. Косплееры это одно, а дэнсеры другое. Но есть общее. То есть мыслим мы одинаково. Косплей – это детализация костюма, где какой шов идет. А у танцоров – это детализация движений, где какой элемент. Когда работали над проектом, столкнулись с тем, что девочка-танцовщица, которая ставила нам хореографию, танец первой линии, она довольно пластичная и у неё движения животом получаются так здорово, красивый прогиб. А мы, поскольку это не умеем, нам было трудновато работать с этим. А они вот, прямо до миллисекунды движения эти разбирают, в замедленном режиме музыки, прямо очень интересно.

Корр.: Как вам пришла идея? И как вообще заявка оформлялась? Вы пришли к руководству АРТ-квадрата и сказали – «Мы хотим»?

Квони Мин: Мы нашли их аккаунт, позвонили по нужному номеру, ждали ответа довольно долго, порядка недели. Мы не могли дать старт. Старт информации о фестивале задержался. В общем, переживали, что отменят, сидели каждый день и ждали. Но мы стали сразу работать, ещё до того, как получили ответ. Посты мы уже подготовили, эмблему фестиваля специально сделали. Мы уже знали примерно, кто будет выступать, с чем будут выступать.

Тут к нам в разговоре, наконец, присоединилась Ясмин, отпустившая последних волонтеров и артистов из гримёрки.

Корр.: Вы когда и как познакомились?

Ясмин и Квони Мин почти хором: Мы с ней познакомились в этом году, на концерте Джеки О, тоже молодежного исполнителя (Jackie-O – песни из аниме и игр на русском языке, зачастую сам пишет тексты для них).

Квони Мин: Они выступали у него с танцами. А я человек общительный, и что-то пошла как общаться со всеми. И так и пошло. И вот она мне пишет, и я протираю сонные глаза: «Что это такое?»

Ясмин: Я ночью придумала проект, вдохновившись движением в АРТ-квадрате. Я просто увидела – какие там люди, им весело. И захотелось что-нибудь такое, но с другой тематикой. Совместила всё это у себя в голове, написала ночью текст, отправила всем и ждала ответа. Многие отклонили и сказали – нет, не смогу, нет, сложно. Потом ей написала. Вообще планировалось что-то маленькое. Выступление, танец. Но она сделала из этого фестиваль.

Квони Мин: Это работа двоих! Потому что то самое составление расписания – эти все совмещения, съезды – это объёмное и муторное дело. Мы столкнулись с такими проблемами, как отключение Интернета, невозможность нормально выйти в Интернет. Некоторые люди пишут за день до выступления – что «я не буду выступать, мне жарко в этом костюме будет». Некоторые наоборот – «мы будем, мы возьмём ещё один номер».

Ясмин: У нас одна девочка танцевала пять проектов.

Корр.: Ну, что я могу сказать – охота пуще неволи. И если человек хочет – он всё преодолеет.

Ясмин и Квони Мин почти хором: Мы очень благодарны волонтёрам за их работу. И даже вот, тот момент, когда девушке стало плохо, быстро сработали. (В тени было 33 градуса жары, а уж на солнце все 38). Она вот только сказала «мне плохо», вот уже один человек подбежал, другой и уже её несут в гримерку.

Корр.: Некоторые люди не очень хорошо представляют, что такое работать волонтером. Просто им интересно примкнуть к тусовке. Поэтому у всех разный уровень понимания того, что требуется.

Квони Мин: Не всегда волонтеру дается конкретная задача. Что мы дали? У нас два волонтера в гримерке, часть на поле, и есть волонтеры-медики. И даже, наверное, лучше, что они были разбросаны так по территории. Мы смогли быстро найти каждого. Мы идем, люди видят, и они уже зовут волонтёра. Плюс есть рабочая беседа (в сети), где это всё пишется людям, они смотрят, видят, приходят.

Корр.: А как назвать то, что вы получаете, как социально активные люди?

Квони Мин: Я получила удовольствие. Был момент, когда в прошлые выходные у нас вмиг стало всё падать.

Корр.: Хочу сказать, чем больше ты делаешь, тем лучше понимаешь, как это работает. Это, как называется, «прокачать скиллы» – навыки, как сделать. Чтоб не упало, не потерялось, сохранилось в запасных папках, дублируешь во внешних системах.

Квони Мин: У нас стали ссориться между собой участники фестиваля. У нас ушла ведущая по причинам здоровья. И вот мы в быстром темпе искали ведущих. Искали звуковика, потому что нам сказали, что у нас в штате АРТ-квадрата его нет, и сказали – «Вы должны будете сами справляться». А микрофоны и всё остальное – это очень большое спасибо АРТ-квадрату и человеку, который сотрудничал с нами, за всю помощь, которую он смог нам оказать. Он нас координировал, мы могли написать, и он знал, что да как. То есть мы позвонили ему в 10 утра – «Вот вроде бы гримерка закрыта». Он – «Сходите, проверьте». Проверили – открыта дверь, уже пришли волонтеры и быстро-быстро стали всё думать-делать.

Корр.: Ясмин, мне вот сказали что вы школьница, кем вы собираетесь быть?

Ясмин: Быть или не быть – вот в чём вопрос!

Корр.: Нет, тут имеется в виду, раз у вас такие недюжинные организаторские способности, не станете ли вы продюсером уфимским, который раскрутит наших звезд. Я тут посмотрела выступления – Тэмин есть, Хваса есть (это южнокорейские звезды). Там кто-то кричал: «Искандер, я тебя обожаю!». Очень пластично мальчик двигался, лучше некоторых девочек, и я подумала – вот, Тэмин будущий растёт.

IMG_6247.JPGЯсмин: Кстати, я ещё не сказала, что нам дал этот фестиваль. В первую очередь удовольствие для нас самих, удовольствие для зрителей, мы дали им возможность повеселиться этим летом. Дали им вдохновение. И они получили новых друзей, познакомились с кем-то, увидели – вот так вот можно танцевать, вот так вот можно организовывать, даже будучи несовершеннолетними. То есть дали вдохновение другим людям.

Квони Мин: Мы не планируем останавливаться. Это у нас плюс большой. На следующий год планируем привлечение спонсоров, в этом году не удалось, у них был уже печальный опыт с уличным фестивалем, тогда пошёл дождь, и было очень много проблем с товаром.

Корр.: Так станете ли вы продюсером? Она вот певица.

Ясмин: Возможно. Но не ждите банального, официального, традиционного. Ждите нового. Возможно, это будет что-то придуманное ночью в три часа, вдохновлённое от какого-то там дерева.

Корр.: А вы понимаете, что новое – его все воспринимают как очень странное?

Ясмин: Да, но повторять за кем-то же не имеет смысла. У нас страна и большинство жителей взрослее нас. А сейчас поколение, оно уже новое, другое. И думаю, нужно зациклиться на нём, делать для ровесников, делать упор на них, они – будущее.

Корр.: А вы понимаете, у нас печальная история с нашей эстрадой. Средний возраст певцов на нашей эстраде под 30 – это хорошо, в основном под 40, под 50 лет. Кто самый молодой исполнитель из популярных, вы мне скажите? Без матерящихся только товарищей, ладно.

Ясмин: Клава Кока, наверное. Тик-токеры.

Корр.: Давайте, не берем людей из виртуала. Давайте возьмем тех, кто ездит в туры и дает живьем часовые концерты. Я думаю, это Никита Алексеев.

Квони Мин: Этот, как его, парень из Казахстана, прямо очень-очень хорошо поёт.

Корр.: Это Димаш Кудайбергенов, имеет прекрасный вокальный диапазон, но он поет, то есть перепевает изумительно хиты былых времен, несет тем самым просвещение в молодой народ, который ни Пугачевой в расцвете не помнит, ни даже Грегори Лемаршаля не знает. Но эти три артиста редкие островки в этой массе, это как салат с креветками в общепите – одна креветка на два килограмма огурцов.

Квони Мин: У нас в стране очень сложно относятся к новому. Возможно, в этом проблема именно. Да, кстати, у нас есть группа «Инки», она сильно похожа на к-поп, но к ним очень агрессивное отношение – к их гриму, прическам, бижутерии – кричат: «Как так – они же мужчины». И что же. Неужели мужчина в наше время не может быть ухоженным.

Корр.: Может, и даже должен. Немытый мужчина и небритый – это большой трэш в совместной жизни. Это только в кино измазанный в грязи и в лохмотьях супергерой эстетически привлекателен. Там грязь на него художник наносит.

Квони Мин: Ни одна девушка с таким не будет. Сейчас много красивых девушек, и они, даже если не красятся, то стараются поддерживать естественную красоту, маски наносят и прочие процедуры. Ни одна девушка, которая ухаживает за собой, не посмотрит на грязного, ободранного субъекта.

Корр.: Поверьте, состоятельные и состоявшиеся люди не кричат в сторону артистов нехорошие слова. Это кричат гопники, которым лень зубы чистить. Я по улице регулярно прохожу мимо таких, одеколон они принимают вовнутрь, сидят и пьют крепкую «Охоту» из баллонов каждый день. И цветисто рассуждают о моральном и эстетическом облике к-поп артистов. Заодно Фейса слушают с Матрангом и Моргенштерном. Гнусавый мат, от которого тошнит, для них единственно доступная вершина искусства.

И тут состоялся некий локальный диспут о нравах маргинальной части подростков. В итоге я резюмировала, что им, этому молодняку не хватает уверенности или не хватает любви, и они пытаются эту истерику перелить в забвение или агрессию.

Ясмин: И насчет уверенности. Мы пытаемся им показать, что они могут многое делать сами, как бы будущее надо развивать и не стоять на привычках, которым уже тысяча лет. Нужно вносить новое. Мы подобрали тех, кто за то, чтобы меняться, чтобы менять мир вокруг и радовать других.

Корр.: Я давно занимаюсь темой «социология культуры», и мне было интересно беседовать с такими юными целеустремленными личностями. Да, и дочь у меня фанат аниме и манги – гримирует, рисует, шьёт, вырезает из палок катаны, мечи, секиры какие-то, от соседа ей даже фуганок принесли. Это был такой ажиотаж, когда они с папой делали катану (японский изогнутый меч) для косплея.

Квони Мин: Когда ребёнок в 15-14 лет начинает заниматься какими-то танцами, косплеем – это даже и лучше, у него не остаётся времени и денег на «левые» нужды.

Корр.: Да, денег уходит… Нужна ткань на хаори, последнее, что мы сшили сами, нужна белая, черная рубашка, юбка, пояс. Последнее достижение – нужен был шарфик, такой ткани не было в магазине, и она вручную раскрасила, несколько часов сидела. А ещё физическая культура, хочу сказать по поводу танцев – у нас же дети очень мало двигаются. И любимое занятие – «зырить» в телефон. Получают освобождение от физкультуры, падают в обморок, падают на ровном месте, не могут долго идти, что-то нести. Дышать не могут размеренно при малейшей нагрузке.

Квони Мин: Ну, знаете, физкультура – это ты прыгаешь, скачешь. И тебе поставили эту оценку – пятерку, ту же тройку и всё, мама не кричит – и ладно. А танцы, ты понимаешь, у тебя есть возможность куда-то двигаться. Танцы еще дают какую-то эмоциональную уверенность. Ты учишься показывать эмоции языком тела и элементарно выражением лица. Там где кто-то застынет камнем, а кто-то будет даже глазами излучать свет.

Ясмин: Когда я танцую, у меня привычка уже образуется – я начинаю смотреть в глаза зрителю. Раньше, когда я, например, стихи в школе рассказывала – я смотрела в одну точку и надеялась не забыть текст, не забыть жест, когда взмахнуть и рассказать с интонацией. А в танце я прям смотрю каждому зрителю в глаза, улыбаюсь и чувствую невероятное удовольствие от реакции публики.

Корр.: Это эмоциональный контакт, визуальный. И собственно говоря, закругляя разговор, я надеюсь, у вас будет много сил, много соратников, чтобы продолжать это благое дело – проводить фестивали и другие мероприятия. Вы же, как ровесники публики, лучше знаете, что нужно вашему поколению.

https://istokirb.ru/articles/%D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B2%D1%8C%D1%8E/Kak-virastit-Multifandomnuyu-morkovku-381937/
Tags: газета "Истоки", город мой, культпоход, местечковое патриотическое, племя младое, увлечения
Subscribe

  • Весна - интронизация Победы

    И каждый год весна приходит, даже если кто-то не придет. И каждый год черемуховые холода, и вишня как невеста нежна и поднебесна и в яблонях…

  • Будет ли летняя история?

    Будет ли этим летом Эта Извечная маленькая летняя история о взрослении? Нахальную лирику уже Не продолжишь везде, Пробиваться сквозь социальное Ей…

  • телепортация и сны как версия себя

    Я уже люблю телепортацию и сны - перемещения в пространстве И времени любой глубины. Есть что-то в чем нет смысла - запретить себе наяву В последний…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments