galareana (galareana) wrote,
galareana
galareana

Category:

испытание сытостью и развлечениями

По словам Ермека Турсунова, не стоит смотреть на межнациональные конфликты через призму этносов. Национальность – это не достижение, а данность.

- Там ведь не дунгане с казахами дрались – там дралась одна темная сила против другой темной силы на почве обоюдного невежества, - говорит он.

- Дрались люди, которым стоит задать вопрос: «Кто вы, каково качество, какой культурный и образовательный уровень у вас?». Национальность – не достижение, это данность. Это не твой выбор. Национальная гордость – не твоя личная заслуга, а твоих предшественников, которые делали эту историю. В любом этносе, населяющем этот мир, есть своя замечательная история, к которой ты имеешь опосредованное отношение, только потому что ты представитель этой нации. Все подвиги совершали твои предки, а от тебя требуется только одно – будь достойным памяти своих отцов, - подчеркнул режиссер.

Писатель считает, что низкий уровень культуры – корень сегодняшнего невежества. Технический интеллект опередил интеллект гуманитарный, который отвечает за наполнение контента. В настоящее время нарушен баланс: 99% - развлечения.

- Казахстанцы - бескультурный народ. За 28 лет мы провалили культурную политику в стране - как результат получаем «Кордай». На культуру деньги выделяются, но они не доходят до адресата. Возьмем кинематограф, 99% сегодняшнего кино – это комедии, просто «развлекуха». При просмотре фильма нас учили включать мозги на полтора часа, сегодня – выключают мозги. Раньше проблем было больше: мы прошли испытание голодом, войной…Но испытание сытостью оказалось сложнее, - отметил Ермек Турсунов.
https://www.youtube.com/watch?v=tiUhxRjOlH4&feature=emb_logo

Смешное и грустное в интервью переплелись между собой. Ермек Турсунов рассказал, почему он не любит ходить в кино, но вынужден смотреть современные фильмы. От ироничных воспоминаний о съемочном процессе (в фильме «Келін» филин съел 16 мышей и ни один дубль не подошел) перешли к более серьезным темам. Режиссер сейчас большое внимание уделяет общественной работе. Сам родившийся и выросший в Алматинской области, Турсунов считает, что современной молодежи непросто повторить его путь. Социальные лифты в Казахстане сломались и больше не работают. СССР, при всех недостатках системы, говорит режиссер, давал молодежи из глубинки хорошие шансы пробиться через рамки сословий.

Какие фильмы тебе нравится? Почему ты не ходишь в кино вместе с нами на новые картины?

- Я люблю ходить с вами ужинать, но не люблю ходить с вами в кино, - парировал режиссер. - Один из моих учителей, Георгий Николаевич Данелия когда-то говорил: нужно уметь себя заставлять бросать плохую книгу, уходить от плохого человека и с плохого фильма. Последние годы я не очень понимаю современный киноязык. Не хочу себя расстраивать. У меня есть список из двухсот картин, которые я пересматриваю, и это доставляет мне удовольствие. Это лучше, чем сидеть и мучиться на каких-нибудь «Трансформерах» или «Мстителях». Я не воспринимаю современную эстетику. Все равно я уйду через пять минут после начала какого-нибудь «Аватара».

«Аватар», между прочим, установил рекорд по кассовым сборам в 2010 году ($2,7897 млрд).

- Это - не показатель. Сейчас вещи стали оценивать не по их значимости, а по их стоимости. Это неправильная шкала. Для меня первична значимость, а не box office той или иной картины.

Я специально взял первый номер журнал Forbes Kazakhstan с интервью, которое ты дал в далеком 2011 году. Цитата: «Не нужно рассматривать кино, как механизм, в который с одной стороны кладешь барана, с другой - будет колбаса». С другой стороны, не кажется ли тебе, что твое развитие тоже может остановиться, если не следить за трендами?

- Я не против того, чтобы где-то затормозиться. Мне не хочется быть популярным, зарабатывать очки. Я - достаточно консервативный человек. Сегодняшний мир с его эстетикой, масс-культурой, информационным давлением меня ничем не удивляет. А раз не удивляет – я не хочу под него подстраиваться. Макаревич пел: «Пусть этот мир прогнется под нас». А я не хочу никого подминать. Я – маленький сверчок, который сидит и знает свой шесток, играет на своей скрипочке. Занимаюсь тем, что меня греет, чему меня научили. Конечно, я сильно проигрываю тем, кто оперирует современной терминологией в кино. Половину терминов я не понимаю. В наше время они не звучали, но это, как правило, другие названия одних и тех же вещей. Последний фильм из современного кино, которое я посмотрел, и он действительно меня зацепил – драма «1+1». Замечательная картина! Я не хожу в это кино. Это не вызов, просто не хочу расстраиваться. Также я не читаю современную литературу. Как-то я поставил задачу: прочитать современных Нобелевских лауреатов. Ну не мое это.

На этом месте у меня был вопрос про современных казахстанских режиссеров. По-моему, он уже бесполезен.

- Ну почему. Я же большая шишка – председатель Союза кинематографистов. Теперь я должен смотреть фильмы. В конце года мы подводим итоги кинематографических достижений. Принесли список из 76 (!) полнометражных картин, снятых в Казахстане в течение года. Думаю: как здорово! Читаю список. Даже одни названия произвели большое впечатление: «Не египьте мне мозги», «Glaмұр для дур», «Сиситай» и тд. После просмотра я понял, что если бы меня пытали, загоняя иголки под ногти, я бы выдержал. Я бы никого не выдал. Но если меня закрыть в кинозале и поставить эти картины, я бы сдал всех! Я не против развлечений, но когда сплошное развлечение – баланс нарушен. А сейчас 90% - развлечений.

Может быть, на такое кино есть запрос от общества? Фильмы сейчас – коммерческие проекты, снимаются на частные деньги, кино сегодня в Казахстане – это бизнес. С точки зрения бизнеса многие картины действительно успешные.

- Да, это так, к сожалению. Это работа на потребу дня. Не надо ждать настоящих шедевров и прорывов в настоящем искусстве. Это ничего, кроме бабла. Мне кажется, скучно решать только одну задачу – заработать деньги. Тем более, были бы деньги - как правило, такие фильмы сняты на малый бюджет – от $150 тыс. до $300 тыс. Дорогие вещи так дешево не делаются, шедевры по заказу не рождаются. Над этим надо работать.

А есть ли среди твоих фильмов такие, которые тебе не нравятся и ты их считаешь попсовыми.

- Нет, кудай сактасын. Внутри я, конечно, вижу, все «косяки» своих картин, но никому не скажу их (смех).

У тебя хорошо получается работа с животными: волки, архары. Зачем весь этот натурализм? Это же долго и дорого.

- Во время съемок фильма «Келін» ко мне пришел ассистент по живому реквизиту с огромными глазами: что делать? Нужно 14 видов диких животных: волки, яки. У нас был филин, который должен съесть мышь. Шестнадцать мышей жили в банке и филин их всех съел! Мы не успели поймать кадр. Он же должен не просто проглотить мышь, а сделать это высокохудожественно. А как ты объяснишь филину, чтобы он ел мышь высокохудожественно? За яками предлагали ехать куда-то на Тибет, на Алтай. Потом вспомнили, что яки есть в Кыргызстане.

В процессе написания сценария «Келін» я не отдавал себе отчета в том, сколько животных понадобится. Я же не знал, что бог меня накажет и я буду снимать фильм сам. (смех)

Предлагаю от кино перейти к общественной деятельности. Теперь ты еще и член Национального совета общественного доверия. Все помнят твое яркое выступление о том, что на первом месте должна быть культура. В этой связи вопрос о социальных лифтах. В советское время оциальные лифты активно работали. У парня из села под Алматы были большие шансы отучиться в Алматы, потом в Москве и стать известным режиссером. У нынешней молодежи есть такие шансы?
- Хорошо, что ты это спросил. Мне всегда везло с учителями. Учеба в Москве – это Валерий Фрид, Эльдар Рязанов, Виктор Мережко, Мераб Мамардашвили. Что за люди! Заслуги моей личной мало – появлялись учителя, которые работали «лифтерами» и переносили тебя на следующие этажи. У этого образовательного и культурного здания нет конца. Почему я заговорил о социальных лифтах. На съемках я иногда бываю в таких дырах, куда ни один депутат в жизни не попадет.

В прошлом году я искал аул 40-х годов. Думал, придется строить декорации. Но нет, нашел - в трехстах километрах от Алматы. Саманные дома, крыши соломенные. Юрты стоят в некоторых дворах. Форма жизни не сильно поменялась. В этих аулах нет среднего поколения –старики и дети. Молодежь бежит. Я не открываю Америки. Старики с ужасом ждут окончания школы, чтобы пристроить детей. Дети не загадывают глубоко: кем я стану? Главное – поступить. Прорваться, заявить о себе - исключено.

Уровень задач, который мы решаем, говорит о том, в какой глубокой яме мы находимся. Появление Циолковского или Ломоносова осложняется тем, что ему будет трудно в Казахстане прорваться и заявить о себе. Я говорю о тех, кто живет в провинции. Это большая часть населения. Они приезжают в города, начинают слоняться по квартирам, я тоже это проходил. Но у нас было ожидание, что можно прорваться. Уже на уровне университета, где работали настоящие преподаватели и не нужно было разводить зачеты. Это разные стартовые позиции. Пример Димаша или Ержана Максима – исключение из правил. Я предлагал вариант. Самые престижные университеты на западе находятся в провинции. Зачем насыщать город? Наоборот, города нужно разгружать, оживлять провинцию. Строить там заново.

В каждом ауле были Дома культуры.

- Коммунисты были умнее. Они думали о будущем.

Ты говоришь, что тебе повезло – ты встретил таких людей, как Георгий Данэлия. А кому-то повезет встретить преподавателя Ермека Турсунова? Ты – преподаешь?

- Педагогика – очень адресная и избирательная вещь. Кому-то дано, кому-то нет. Мне - не дано. Звали, например, в КазНАИ имени Т.К. Жургенова. Но есть молодые юноши и девушки, которые говорят: мы хотим с вами работать. Я их вывожу «в поле» (работать). Сейчас ведь настало время генералов, которые никогда не стреляли из пушек и никогда не рыли окопов. Как работать, если нет практики. Вся теория сейчас открыта – читай. Но все это не работает, если нет практики. Многие уже на третий день уезжают.

Конечно, если филин ест мышей 16 дублей, а потом это все равно не попадает в кадр…

- Киногруппа - это совсем не так, как многие думают. Там не красоты. Собирается толпа матерщинников, живут в степи, едят кучей. Нет особой романтики. Кто выживает – остается и закрепляются в группе.
Tags: жизнь, кино, современность, социум, страна другая, страна моя, этносы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments