galareana (galareana) wrote,
galareana
galareana

про хокку, то бишь хайку

Не так давно, не далее, чем два года назад, я совершил открытие. Не научное –  личное. Вроде тех, о которых рассказывали в байках в моем детстве: если в нужное время в нужном месте завернуть за нужный угол, попадешь в параллельный мир. Завернул. Попал.
К тому времени я уже более-менее был знаком с устройством и расстановкой сил  в современном литературном процессе, в той его части, которая касается русскоязычной поэзии. То есть я знал, что такое Липки и Волошинский конкурс, премия «Поэт» и Григорьевская премия, ездил на «Плюсовую поэзию» и читал толстые журналы, встречая там все больше и больше знакомых имен. Эти знакомые имена жили в тех же координатах и читали те же журналы, что и я, так что положение вещей казалось устоявшимся и единственно верным.
И тут я неожиданно открыл для себя совершенно самостоятельный литературный поток, находящиеся в котором люди так же были увлечены современной российской поэзией, но не особо интересовались, а зачастую даже не имели представления о казавшихся незаменимыми для меня институциях.. В их мире Журнальный зал или Волошинский конкурс не играли никакой роли, зато были крайне важны журналы «Улитка» и «Хайкумена», портал «Хайку-до» и сборник «Россинки», ну и, безусловно, главное литературное событие года –  Международный конкурс хайку.
В этом мире, мире русского хайку, были свои легенды и свои звезды, свои течения и школы, свои издатели, свои редакторы и критики. И, конечно же –  авторы, сотни авторов, по японской терминологии –  хайдзинов, поэтов, пишущих хайку и считающих это дело важнейшим в своей жизни.
В мире «большой литературы» традиционно сложилось несколько скептическое отношение к явлению русского хайку, которое иногда проскальзывает в отдельных публикациях. Это только усиливает желание поговорить о нем, не столько для того, чтобы «защитить» хайку – оно в этом не нуждается –  сколько в интересах самой «большой литературы», которая, кажется, рискует пропустить крайне интересное и самобытное явление.
В конечном итоге все споры сводятся мировоззренческому, отчасти даже к философскому выбору. С одной стороны, отказ от новаторства противоречит самой сути творчества. С другой – слишком легкое пренебрежение традицией грозит утратой чистоты жанра. С одной стороны, лучше всего эксперименты удаются тем, кто глубоко усвоил традицию. С другой – подлинная верность традиции заключается в ее нарушении. Русское хайку развивается, как и положено на Востоке, пытаясь нащупать свой золотой путь между двумя крайностями.

Этот выбор делается ежедневно, при написании каждого хайку, при их обсуждении – на форумах, в соцсетях или лично. У каждого хайдзина есть свое понимание того, что такое хайку и каковы пределы допустимого в нем. И в результате всех этих споров постепенно рождается если не истина, то некий консенсус на предмет того, какие хайку являются искусством, а какие – не очень. Русское хайку – ещё молодой жанр, и свои собственные традиции он вырабатывает прямо сейчас
http://literratura.org/issue_non-fiction/2853-sergey-batalov-lovcy-vetra.html
Tags: литература, наше, ноосфера, поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments