galareana (galareana) wrote,
galareana
galareana

храбрость, трусость

Андрей Франц , вторую часть"Спасти короля" начала читать и опять нашла у него хорошо рассмотренную тему для разговора с ребенком.

http://samlib.ru/f/franc_a/putnahrisokeras.shtml
А Семен Александрович тогда задумчиво так губами пошевелил: 'Трусость... храбрость... Навертели, понимаешь, вокруг этого херни всякой'. Потом задумался на полминуты и давай рассказывать. У меня, - говорит, -  батя с войны вернулся без левой руки и с четырьмя осколками в спине. И орденов на полпиджака. Сколько я его просил про войну рассказать, всегда чем-нибудь, да отговорится. Не любил это дело. Однажды я его спросил, мол, кто храбрее были, мы или немцы?  Он тогда молча с себя ремень сцепил и мне на диван кивает, дескать, ложись. Я ему: 'Батя, за что?!' А он: 'Чтобы лучше запомнил, что скажу сейчас'. 
Ну, перетянул меня разок поперек хребта: 'Вставай, - говорит. - Один раз тебе скажу, больше повторять не буду. И на войне, и не на войне, сынок, последнее, о чем стоит беспокоиться - это о трусости и храбрости'. Я ему, - мол, как так?   
'А вот так!' 
Ты, - говорит, - когда этим летом на огороде нужник чистил, много тебе на это дело храбрости потребовалось? Нет? Вот и война - тот же нужник. Век бы его не видать, да деваться некуда! Не вычистишь - в говне утонешь. Только всей и разницы, что в нужнике из очка пули не летят, а на войне еще и стреляют. А боле никакой разницы нет. Идешь и чистишь...   
Я ему, а как же... А он: 'Что, сынок, про подвиги интересуешься? Меня в октябре сорок первого призвали. Взводный у нас бы, младший лейтенант Канцельсон, из студентов. На мостостроителя учился. Доброволец. Трехмесячные курсы, кубаря в петлицы и на фронт. Немец его в первой же атаке из пулемета срезал. Был мостостроитель Канцельсон, и не стало мостостроителя Канцельсона. 
И сколько после него мостов непостроенных осталось, а? 
Мосты! Мосты - вот что важно, сынок! А был ли младший лейтенант Канцельсон человеком храбрым, или, наоборот, робким - до этого его непостроенным мостам и дела-то никакого нет. Они и слов таких не знают - про трусость, да про храбрость... 
Или вот, дружок мой, Архип Симоненко. С Кубани был.  Ох, уж он немца костерил! Закурит, бывало, и давай его во все корки! 
Ведь, говорит, только-только перед войной жить начали. И с тракторами дела в МТС наладились, и в колхозах техника кой-какая появляться стала. И пшеницы им Трофим Денисович вывели знатные, и картофель... И агронома-то им дельного прислали. И денежка какая-никакая появилась с колхозных рынков -  знай, работай! 
А тут война, вся жизнь насмарку! 
В сорок третьем нас немец минами накрыл, Архипу весь живот разворотило, а мне вот спину осколками посекло. Боле и не видались, помер небось в госпитале - куда ж там, когда все кишки наружу? Вот бы я его спросил, мол, храбрый ты, Архип, али трус? Да он бы и вовсе не понял, о чем я? Пальцем бы у виска покрутил, да поинтересовался, нету ли махорочки, хоть щепоть? 
Нет, врать не буду. Храбрецы на фронте бывали. У которых прям в заду свербит - дай только немцам какую каверзу учинить. Особо в разведке таких много набиралось. Ну, их и награждали знатно - и по заслугам. Кто живым возвращался... Только по сравнению со всем народом на войне - мало таких было. И уж точно не они войну на своей хребтине вытянули. А простые мужики, вроде нас с Архипом, которым век бы этой войны не видать. И подвигов никаких в жизни не надо! 
Вот только нужник нужно было чистить! Иначе бы говно из очка всю жизнь заело... 
Обсказал он мне тогда все это дело, и говорит под конец: 'Учись, сынок. Хочешь на агронома, хочешь на инженера...  Хоть хлеб растить, хоть мосты строить - все дело доброе. Это - для человека главное! 
А храбрость только тому нужна, кто ничего путного не умеет. Кто свою жизнь за чужой счет строить желает, да грабежом живет. Вот, ему без храбрости никуда! Кто ж ему добровольно свой хлеб и свой дом отдаст? Только силой взять. Вот тут храбрость и потребуется. Вон их сколько, храбрецов-то к нам в сорок первом пришли. Белокурые, ети их в душу мать, бестии!' 
Вот это все про родителя своего мне Семен Александрович рассказал, а потом уже и от себя добавил. Я, - говорит, - потом не раз это отцово поучение вспоминал. Ведь и в самом деле, кому и для чего храбрость нужна? Хлеборобу? Металлургу? Рыбаку? Охотнику? Не-а, тем только умение требуется. А вот, если твой аул где-то в горах, у черта на куличках. Если ничего у тебя не растет, и живешь ты только тем скотом, что у соседей или снизу, у жителей равнин угонишь, - тут без храбрости просто ноги протянешь. Поэтому, к примеру, для любого горца храбрость - самая первая вещь на свете. Лучше без рук, без ног остаться, чем трусом прослыть... 
Те, кто чужим трудом живет, все делают, чтобы эту храбрость в себе воспитать. Вон, в старые времена и турниры, и дуэли устраивали, чтобы только каждый день ее, храбрость эту,  потренировать.
Tags: дети, преподавание, провокационное, проза чужая, родительский долг
Subscribe

  • Саша Черный

    Очень люблю это стихотворение Саши Черного Моя жена — наседка, Мой сын, увы, эсер, Моя сестра — кадетка, Мой дворник — старовер. Кухарка —…

  • Лелуш в облике Лили

    Пояснение: Влад поставил себе в вичат (китайский вотсап) аватарку в женском облике. Его знакомый из шоу показал чат с ним в трансляции и все смогли…

  • Хантер Томпсон ( тот что изобрел жанр гонзо) - о хиппи

    Дмитрий Беркут разместил статью Хантера Томпсона, очень интересно было прочесть, я размещаю кусочек , дальше по ссылке, там про Кена Кизи, Джефферсон…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments