galareana (galareana) wrote,
galareana
galareana

вечный детский сад для шведов в школе и по жизни.

Педагоги намного меньше внимания уделяют связной подаче фактов и правил. Вместо этого учитель говорит: дети, вот вам проблема, решите ее. Решите - вот и хорошо. А как эффективно и грамотно решить проблему по определенным правилам – такого детям практически не предлагают.

Для иммигрантских детей акцент на социализацию не подходит. Для них гораздо важнее подъём интеллектуального уровня. Если задача образования – социализация, то шведские дети в любом случае будут обгонять детей иммигрантов. Пока что у нешведских детей такой образовательный процесс вызывает отторжение. Они отстают в социализации, а возможности повышать свой статус посредством интеллекта в школе очень ограничены.

Навыки социализации должен развивать детский сад, а от школы требуется развивать интеллект. Шведы боятся нагрузить учеников; считается, что интеллект – это что-то такое, чуть ли не расистское. От шведской школы требуется вырастить среднего человека – не очень умного и не очень глупого.

Для шведского ребенка учитель сегодня - не авторитет, а старший товарищ, что-то вроде воспитательницы в детском саду.
Также и для того, чтобы иммигрантские дети изменили своё отношение к учителю, им нужно показать разносторонне развитого человека, который будет авторитетен и интеллектуален. Такого учителя они признают – в отличие от невнятного «нормального шведа», уважать которого дети иммигрантов не будут.

Но ведь согласно шведской парадигме, права детей – абсолютная ценность, которая не подлежит обсуждению. Авторитаризм учителя может их нарушить.

В Швеции считается, что ребёнок никогда не сделает ничего себе во вред. Но при этом упускают из вида, что дети всегда идут по линии наименьшего сопротивления – как и все нормальные люди.
Как это отражается на высшем образовании?

Как уже было сказано, в университетах на многих «сложных» специальностях – недобор. Лишь единицы очень умных людей остаются в Швеции по окончании университета. В итоге Швеция задыхается от недостатка молодых кадров; страна черпает ресурсы, например, из Польши и России.

Зачастую, отучившись в университете, молодые люди уезжают за границу – подальше от скандинавского «Закона Янте», согласно которому никто не имеет право демонстрировать свое превосходство в чём-либо. Они едут в Америку, в Китай; в Польше шведская молодёжь учится в мединститутах.
Как Вы ответите на вопрос: почему молодежь Швеции не хочет работать санитарками или рабочими, как это делают те же иммигранты?

Школьная система приучает шведскую молодёжь к тому, что особенно напрягаться в процессе учёбы не нужно. Однако когда ты хочешь приобрести новую профессию тебе нужно запоминать новую информацию, суметь в чём-то глубоко разобраться, выстроить в голове какую-то парадигму. В итоге дальнейшая учёба превращается во что-то непреодолимое. Молодежь Швеции привыкла, что должно быть комфортно и «ненапряжно», должна существовать свобода выбора. А тут нужно себя ограничить и пересилить.

Элеонора, что вы скажите о шведских детских садах?

Они замечательны по своему уровню и оснащению. Самое лучшее, что есть в Швеции – это шведские детсады. Детей там не обременяют математикой и чтением, дают развивающие игры.
Но ведь там тоже нет воспитательного компонента?

Воспитательный компонент в детских садах присутствует. Особенно в частных детских садах.

Имеет ли воспитатель право разнять драку детей?

В Швеции детские драки уже разнимают. Более того: на детей даже можно и прикрикнуть. Хотя в соответствии с законодательством нельзя заниматься рукоприкладством и применять силу. Разнять детей – это одно, а если ребенок куда-то лезет, и ты пытаешься силовыми методами его оттуда забрать – это уже другое. Есть свои градации.

Детей с самого начала приучают к тому, что их уважают и любят. Но когда они идут в школу, оказывается, что это – палка о двух концах.
http://norrsida.livejournal.com/34090.html

начали выпуск книг для малышей, содержание которых шокировало даже сверхтолерантное шведское общество. Серию книг о мальчике Калле, большого любителя розового платья в горошек (Калле носил его не снимая) дополняли сказки про двух жирафов мужского пола, усыновивших крокодильчика. Детям постарше была предложена «современная сказка», меняющая нормы» - «Принцесса Кристалла»: эта принцесса не любила принцев, но влюбилась… в бедную девушку.

Тогда же появилось на свет химерическое местоимение ”hen”. Происхождение новой словоформы было простым и сложным одновременно. В шведском языке применительно к людям издавна используются личные местоимения «он» (han) и «она» (hon). В качестве замены для них реформаторы и придумали «гендерно-нейтральное» словечко «hen». Аннет Скальберг пошла дальше и, заменяя центральную гласную, придумала еще с пяток новых местоимений.

Вершиной «hen-промоушен» стало открытие в 2010 году детского сада «Эгалиа» в котором был наложен запрет на использования слов «мальчик» и «девочка». Согласно шведскому Закону о дискриминации, педагоги детских садов теперь обязаны ежегодно проходить курсы повышения квалификации в области равноправия. Упомянутый выше закон 1998 года был закреплен в учебном плане всех детских садов, однако те не спешили с введением «инноваций» и «Эгалиа», пока что – один из немногих экспериментальный детских садов Швеции.
http://norrsida.livejournal.com/2170.html
Tags: Иллюзии, Миропорядок, Образование, даже с юмором, дети, идеализм, образование, образование образов, смущающее, современность, социум, страна чужая, школа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments