galareana (galareana) wrote,
galareana
galareana

О родителях, которые внутри сами дети, и их истощённом ресурсе

все в целом хорошо, и ничего, в общем, страшного не случится, если раз-другой родители сорвутся. Лучше бы не надо, конечно, но идеальных родителей никто никому не обещал.



Кроме того, могут быть названы следующие “пружины” агрессивного поведения взрослых:
- общее психическое и физическое истощение, вызванное усталостью, бедностью, постоянным стрессом, долгой болезнью ребенка или собственным недомоганием. В эту категорию также часто попадают приемные родители в период адаптации ребенка в семье, потому что это очень энергозатратный процесс;
- автоматическое воспроизведение модели поведения собственных родителей. Даже если этой моделью вообще-то недовольны и хотели бы от нее избавиться, альтернативные модели приживаются с трудом, поскольку требуют постоянного контроля разумом;
- тревожность, мнительность, постоянный страх, что с ребенком что-то случится; желание предотвратить для него любые неприятности и страдания, часто связанное с неспособностью переносить плач ребенка;
- сильное, хотя и размытое, чувство вины не вполне понятно перед кем; фантазии о том, что другие осудят, накажут, возможно, отберут ребенка или причинят ему вред, потому что он “мешает”, “не такой как все”; страх, что тебя и/или ребенка “отменят”, словно кто-то решит, что лучше бы вас не было.



При всем разнообразии этих ситуаций в них есть важная общая черта: в каждой из них родитель как бы не является взрослым. Он не справляется с жизнью (истощение и тревога), он не является хозяином самого себя (автоматизмы и вина). Он вынужден выполнять роль родителя, взрослого, ответственного, сильного, тогда как его внутреннее состояние противоречит этой роли, у него нет ресурса для ее выполнения.


Примеров с проседающей заботой великое множество. Дети, переживающие трудности, страдания и даже опасные для здоровья состояния, не обращаются к таким родителям за помощью, поскольку знают, что вряд ли ее получат. Родитель для них вообще с заботой не ассоциируется, в лучшем случае – с безразличием, в худшем – с угрозой. Причем, как уже говорилось, сами родители нередко пребывают в полной уверенности, что “сделали для ребенка все”. Дело в том, что под “заботой” имеется в виду не “делать то, что тебе кажется нужным”, а “делать то, что действительно нужно твоему ребенку”. А это две большие разницы. Поэтому бывает, что у гиперопекающих с точки зрения постороннего наблюдателя родителей дети растут с ощущением заброшенности и ненужности. Хотя на них “жизнь положили” – и не фигурально, а прям вот всей тяжестью.

Проседающая властность также встречается сплошь и рядом. Чего стоит наша любимая манера общаться с детьми риторическими вопросами: “Нет, ты будешь наконец нормально себя вести?”, “Тебя что, отшлепать?”, “Ты чем думал, когда это делал?”, “Ты почему мне врешь, я тебя спрашиваю?”, “У тебя вообще совесть есть?” Ну откуда ребенок может знать, есть ли у него совесть или почему он сделал то, что сделал? А уж вопрос “отшлепать ли тебя” – это полный сюрреализм, если вдуматься. Из этой же серии все виды демонстрации беспомощности: “Я просто не знаю, что с ним делать”, “Ты меня в гроб загонишь”, “Я больше не могу”, “Чтоб я еще раз с тобой куда-то пошла” и пр., и пр. Можно и невербально это делать – охи, вздохи, стоны, закатывающиеся глаза. Пить корвалол.

Отдельное сильное средство – вопросы к ребенку типа “Ты меня любишь?”, жалобы на “Что ты такой неласковый” и просьбы, а то и требования “Пожалеть мать”, “Уважать родителей”, “Ценить, что мы для тебя делаем” и т. п. Это значит, что ребенок назначается ответственным за свои отношения со взрослыми, за глубину и прочность связи между ними, за их будущее. Особо умелые ухитряются назначить ребенка ответственным даже за отношения в паре супругов, но это уже отдельный кошмар.

Особенно болезненные для детей варианты, когда плохо и с заботой, и с “альфовостью”, происходят с участием третьих лиц. Это все случаи, когда мы вместе с врачом начинаем стыдить ребенка за то, что он боится делать укол, или напускаемся на него в присутствии учительницы, которая его ругает. Детьми такие ситуации трактуются однозначно: их сдали. Родитель и сам боится, и ничего сделать не может, поэтому пожертвовал “менее ценным членом экипажа”. Дети обычно не протестуют – они ж в курсе, что они менее ценные. Просто переживают опыт “ухода земли из-под ног” и навсегда запоминают, что ни на кого, даже на любящего родителя, положиться нельзя.

Проседающая забота часто политкорректно называется “строгостью”, а проседающая властность — “либеральным воспитанием”.
http://soznatelno.ru/otnosheniya/pochemu-roditeli-vedut-sebya-agressivno-11126.html
Tags: дети, диспропорция, родительский долг
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments