September 30th, 2021

книга

яркий смех

Cara mia mine, the stars are gonna shine forever Милая моя, звёзды засияют навечно.
Cara mia mine, the moon is lookin' down on you Милая моя, луна смотрит на тебя.


Время с укоризной смотрит на меня
"...о птица молодость, ты быстро улетела, ища свежей лугов и зеленей листвы..."
о не корысти ради, просто надо жить
Я слышу смех твой вот вторые сутки,
И думаю ради такой минутки
Я остаюсь с тобой дружить.

Две вещи трудно мне переносить
Когда уносит смерть
или когда
жизнь выцветает
И моя вина:
Я слишком сильный хлорный окислитель,
А ты такая яркая девчонка!
Я поражаюсь
Как смеёшься звонко.
Я помню - ты рассказывала,
Как любила
Смеяться переехав из Сибири.
Опять ментальная твоя Сибирь минула,
Ты расцветёшь в себя
Иную.
И этим чудом
нужно дорожить,
Можно смеяться вместе
И дружить.
книга

Baccara Boogaloo

Вот этой песни Бугалу совершенно не помню, но классная и подборка видео хорошая. Какие они точеные в блестящих шортиках. Прекрасно поющие элегантные испанские танцовщицы. Такое ощущение что некотые ранние женские к-поп группы черпали у них вдохновение на тему отточенности и плавной синхронности.
книга

Максим Кабир. Стихи

Максим Кабир — писатель, поэт, анархист. Беззаветный фанат жанра ужасов и мистики. Человек, с рассказами которого знакомы ВСЕ поклонники хоррора
Максим Кабир
****
"боже, за что мне?" - вскричал мой герой тогда,-
"жёлтые снеги, не стоящие следа,
долгие вёрсты, грязные города",
жаркий в ключицу ткнувшийся женский плач
будет лететь за поездом, будто плащ,
в бег за тобою, в крик за тобою, вплавь.
воет фугаской, покуда он шепчет это,
вскинув лицо в вокзальные небеса.
"боже, за что, у меня и грехов-то нету!"
разве что вспомнил вот: в умывальник ссал.
****
мы выходим из нор, помятые,
и в ближайший ползём ларёк,
я пропил вчера всю ахматову.
маяковского, вот, не смог.
а с похмелья, бывает, хочется,
хоть кому-то сказать «люблю».
вот и встретились три одиночества,
вот и скинулись по рублю.
****
я в бутлегерской банде подосланный крот
певчий мальчик для пьяниц и служек
вельзевул и потомственный порохобот
и почётный кучмист у титушек
за меня в ебеня айседора дункан
за меня декабристские жёнки
император бокасса поднимет стакан
за меня и закусит тушёнкой
я приду в твои сны в белом венчике из
трёх подшивок газеты «лимонка»
по походке и каске с начертанным «пис»
ты тотчас же узнаешь подонка
мы давай танцевать целоваться давай
нефть отыскивать в дареных недрах
нас разбудит за окнами первый трамвай
друг от друга в трёхстах километрах
и ты сделаешь вид, что тебе всё равно
и расскажешь за завтраком мужу:
мне сегодня какое-то снилось говно
двухметровое злобное снилось говно
и меня целовало к тому же.
****
нло я увидел впервые в 13. с тех самых пор
мне безразличны любые общечеловеческие
ценности.
такие как
тесла, илон маск, саша грей,
и прочее, на что весь мир любит пускать слюну.
я сижу, уставившись в небо вот уже четверть века.
я боюсь, нло не вернётся, и всё, что останется -
тесла, илон маск и эта дибильная плоскогрудая
шалава.
ибо нет одиночества больше чем память о той
херне
над коровником в городе александрия.
я не хочу по сторонам. нет.
вверх.
****
с похмелья ты мне не звони
и пивом не мани
сказал: до пятницы - ни-ни -
до пятницы ни-ни.
я в понедельник буду трезв
во вторник как стекло
и в среду лучше ты мне незв-
они своим алло
в четверг мне можешь позвонить
про завтра поболтать
как будем водку с водкой пить
над крышами летать
с обледенелых проводов
слетает вороньё
опустошённых городов
колышется гнильё
и воем ветра заглушён
ненужный никому
стационарный телефон
звенит в пустом дому
когда он глупенький поймёт
что здесь уже не пьют
что нет ни пятниц, ни суббот
и вороны поют
книга

Рябиновая рапсодия, аловолосая

Рябиновая рапсодия накатывает волнами,
аловолосая Осень проходит-скользит дворами
с лиловым букетом желаний
несбывшихся летом,
холодным как небо смотрит в тебя взглядом,
она всё равно наступит,
золото рассыпая,
помимо похолоданий.
Она воплощение
апофеоз пика
яркости и крика,
все птичьи стаи
об этом знают.
Рябиновые атоллы алые
в бурунах листвы
и иногда красота захлестывает
До восторга,
ты хочешь
запечатлеть, запомнить
эти звенящие дни.
Осень хмурится и улыбается
И говорит
Знаками,
запахами
Закатами.
О том что случается с нами
Чудо,
Которого мы не знаем.
Оно проскальзывает рядом,
Только и надо мгновенье,
и ухватить взглядом.


книга

Альфа "Я сделан из такого вещества" 1984

Я сделан из такого вещества. Сергей Сарычев

Я сделан из такого вещества
Из двух неразрешимых столкновений
Из ярких красок полных торжества
И чёрных подозрительных сомнений
Я сделан из находок и потерь
Из правильных идей и заблуждений
Душа моя распахнута как дверь
И нет в ней ни преград ни ограждений
Я сделан из далеких городов
В которых может никогда не буду
Я эти города люблю за то
Что люди в них живут и верят в чудо
Я сделан из недаренных цветов
Я из упрёков споров возражений
Я состою из самых длинных слов
А также из коротких предложений
Я сделан из бунтарского огня
Из силы и могущества горений
Я из удач сегодняшнего дня
Но большей частью всё же из падений
книга

проблемы перенаселения и тактика разъединения

https://sapojnik.livejournal.com/3622215.html?view=comments#comments
Зачем все это?
Это очень трудно понять с непривычки. Ощущение странного морока и бреда охватывает все сильнее по мере погружения в тему. Кажется невозможным понять: зачем все это делается? Какой смысл?

Возможно, для понимания следует отойти довольно далеко назад в историю, в начало 70-х годов прошлого века, и вспомнить о пророчествах такой организации, как Римский клуб. С виду это был не более чем некий кружок интеллектуалов, свободно и вроде бы безобидно рассуждавший о некой «глобальной проблематике» — то есть о проблемах, которые, как считали участники клуба, стоят перед человечеством. Прославился он как организация алармистская, утверждавшая, что человечеству более всего угрожает не тотальная ядерная война (главная страшилка в те годы), а проблемы ограниченности ресурсов, деградации окружающей среды и грядущего перенаселения планеты. Самый знаменитый доклад Римского клуба так и назывался — «Пределы роста».
Римский клуб.

«В начале 1970-х годов по предложению клуба Джей Форрестер применил разработанную им методику моделирования на ЭВМ к мировой проблематике. Результаты исследования были опубликованы в книге „Мировая динамика“ (1971). В ней говорилось, что дальнейшее развитие человечества на физически ограниченной планете Земля приведёт к экологической катастрофе в 2020-х годах», — сообщает нам «Википедия». Датировка какая-то неожиданно актуальная, не правда ли? 2020-е — ба, да мы же сейчас в них и живем!

Пророчества Римского клуба вроде бы не должны были ни на что повлиять. Ну, писали там себе ученые что-то и писали, однако… Давайте побудем немного конспирологами и предположим, что кто-то могущественный (или что-то могущественное) восприняло тогда «Пределы роста» близко к сердцу и решило человечество спасать.

Занимательная конспирология
Как бы это самое «оно» действовало? Какую бы задачу поставило как самую насущную? Наверное, решение проблемы перенаселения, ведь ресурсы планеты ограничены. Как это сделать? Наверное, если только мы не хотим глобальной войны (которая вместе с людьми уничтожит и ресурсы и отравит окружающую среду, что нежелательно), единственный путь — это всячески способствовать снижению рождаемости.

И если смотреть на последующие события в этом ключе, многое странным образом обретает смысл. Во-первых, уже описанное выше поощрение трансгендерных переходов, причем лучше всего через операции; создание целой медицинской индустрии для обслуживания таких переходов, обеспечение максимального пиар-сопровождения, стремление сделать процесс принятия решения и «отрезания лишнего» максимально доступным для широких масс. При этом нужны, естественно, не сами трансгендеры, нужно как можно людей бесплодных. То есть мы говорим «свобода самовыражения», подразумеваем «кастрация». Сделано? Сделано уже очень многое. А если даже какие-то роулинг пытаются помешать или даже просто посмеяться — переехать ее, как катком. Не до сантиментов — на кону спасение человечества.

Но трансгендерами все, понятное дело, не ограничивается. Уместно вспомнить, что как раз в 70-х годах бурно пошел процесс реабилитации гомосексуализма. Например, гомосексуализм исключили из медицинских справочников по психическим расстройствам. Началось все с АПА (Американская психиатрическая ассоциация) в 1973 году, далее, как говорится, везде. Постепенно гомосексуализм был признан «разновидностью нормы», а там уже дело дошло и до признания гомосексуальных браков в большинстве стран мира (несмотря на бешеное неприятие значительной частью населения этих стран, прежде всего верующих). Процесс, однако, и не думает на этом останавливаться: тот же гей-парад как-то незаметно, буквально у нас на глазах, превратился в некий маркер принадлежности к цивилизации (скажем, Россия, в которой гей-парадов не проводится, всей передовой общественностью мира практически в открытую признается «не вполне цивилизованной» и отсталой).


Лично я ничего не имею против гомосексуалистов. Лишь отмечу, что всяческое развитие и поощрение гомосексуализма также вполне отвечает основной задаче, озвученной Римским клубом: всячески способствовать снижению рождаемости. Гомосексуалисты, а особенно гомосексуальные пары — идеальный вариант с этой точки зрения. Собственных детей у них не будет, и даже если они возьмут приемных, в любом случае сами количество людей на планете не увеличат. Бинго!

Скажем сексу «нет»
Если и далее развивать тему сокращения рождаемости, напрашивается идея… дискредитации секса как такового. Необходимо, с одной стороны, максимально затруднить для самцов и самок человека занятия сексом, а с другой — представить его как дело грязное, бессмысленное, неинтересное и даже опасное. Последней задаче идеально отвечала эпидемия СПИДа, которая как бы ниоткуда вдруг возникла в начале 80-х годов прошлого века.

Одно время всякие конспирологи усиленно намекали на СПИД как на разработку неких американских научных центров (совсем как сейчас упирают на искусственное происхождение коронавируса), но потом тема заглохла.

СПИД и связанная с ним истерия, постоянно раздуваемая всеми мировыми и национальными СМИ, проблематизировал для населения секс как таковой. Вдруг оказалось, что он сам по себе несет смертельную опасность! По всему миру были развешаны (и висят до сих пор) сотни миллионов плакатов на всех языках, предостерегающие от случайных связей, а мировая индустрия презервативов невиданно поднялась и проникла повсюду именно благодаря СПИДу. Вспомним, что именно начиная с 80-х все благотворительные грузы, направляемые миллиардерами-доброхотами и их фондами в отсталые страны Африки и Азии, стали непременно содержать… миллионы бесплатных презервативов. То есть развитые страны стали усиленно приучать неразвитые к предохранению. Всеобщая «презерватизация», безусловно, также способствовала контролю над рождаемостью во всем мире: меньше незащищенного секса — меньше случайных зачатий, а следовательно, и рождений. Закон больших чисел не обмануть.

Ах, ну да, чуть не забыл: именно с 70-х во всем мире пошла волна легализации абортов, в частности «аборты в США легализованы (исключена возможность для штатов полностью запрещать аборты) на федеральном уровне с 1973 года», сообщает нам «тетя Вика»…

Интересно, что жупел СПИДа никто и не собирается убирать. Скажем, в начале 2020-го, в самый канун «эпидемии ковида», вышел изрядно нашумевший и явно заказной фильм (!) Дудя об эпидемии чудовищного СПИДа в России, набравший только на «Ютубе» более 20 миллионов просмотров, с интересным названием «ВИЧ в России: эпидемия, о которой не говорят». Возможно, фильм Дудя стал бы и вовсе событием года, если бы не ковид, из-за которого и о Дуде, и о СПИДе все быстро забыли.

К той же задаче проблематизации секса, причем прежде всего, секса именно цисгендерного, между мужчиной и женщиной (то есть потенциально чреватого деторождением) относится, без сомнения, сама по себе «война полов», которую мировые СМИ усиленно пытаются раздувать, активно противопоставляя «угнетенных женщин» и «агрессивных самцов». Тут и бесконечные истории о харассменте, и мощное, ставшее транснациональным, движение MeToo, и все более набирающий силу агрессивный феминизм, и собственно появление термина «белый цисгендерный самец» для обозначения чего-то однозначно грязного и неприемлемого.

Сюда же я бы отнес феноменальный правовой конструкт «согласие на секс», который в десятые годы уже XXI века оказался внедрен в уголовные (!) кодексы многих стран мира (с 2018 года он есть даже в УК Украины). Задача та же — максимальная проблематизация полового контакта: теперь по уголовному (!) законодательству требуется, чтобы женщина перед началом полового акта в ясной и недвусмысленной форме (лучше всего письменно) выразила свое согласие на это, что, впрочем, не отбирает у нее права в любой (!) момент передумать и потребовать от партнера прекратить. Само по себе отсутствие подтверждения этого самого согласия может, согласно УК этих стран, рассматриваться как доказательство недобровольности секса и, следовательно, стать поводом для обвинения в изнасиловании.Это не вполне шутка.

Интересно, что ничего подобного нет в отношении сексуальных контактов в рамках ЛГБТ, то есть однополым сексом заниматься можно, и даже с элементами насилия. Это могло бы показаться странным, но, если мы держим в голове как основную задачу предотвращение рождаемости, все становится на свои места.
Тактика разъединения
Достаточно любопытно, но даже текущая «эпидемия чудовищного ковида», охватившая невиданной истерией все страны мира, тоже может рассматриваться как один из способов решения той же задачи! Тут достаточно обратить внимание на одно из главных требований «профилактики ковида», которое медики простодушно и с самого начала так и обозначают: санитарная дистанция, или просто разъединение. В Австралии не так давно тамошний премьер, точнее премьерша, и вовсе провозгласила предельно ясно: мы, мол, выпустим вас из локдаунов и даже позволим (когда-нибудь, не сейчас) собираться вместе в общественных местах, но при соблюдении важнейшего условия: во-первых, все в масках, во-вторых, при соблюдении дистанции между каждыми отдельными индивидами не менее четырех (!) метров.

Это потрясающее в своей откровенности требование: конечно, если люди на расстоянии четырех метров и в масках, у них нет и не будет никакой возможности заняться ничем чреватым появлением абсолютно нежелательных новых людей (не путать с одноименной партией). Вообще, локдауны, удаленки, санитарная дистанция, маски, куар-коды, чтобы просто выйти из дома — все эти уже привычные атрибуты «эпидемии ковида» словно нарочно придуманы для того, чтобы сделать невозможным как знакомства для секса, так и сам секс между разнополыми жителями планеты. Сам по себе секс поборников сокращения рождаемости, конечно, не пугает: виртуальным-то, а также с резиновыми женщинами или мужчинами (вибраторами) заниматься вполне можно, «новая этика» ничего против не имеет. Но вот живой контакт — это опасно.

А если с наших конспирологических (то есть шуточных) позиций рассмотреть еще и вакцинацию, которую тотально сейчас навязывают всем в мировом масштабе, причем настаивают на вакцинации именно всех, включая детей… Если бы вдруг оказалось, что вакцинация как-то связана с бесплодием хотя бы у части вакцинированных — как прекрасно это бы легло в нашу шуточную теорию!

Но пока никаких данных об этом нет. Можно спать спокойно…
https://www.ridus.ru/news/363293
книга

демографический переход

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D1%85%D0%BE%D0%B4
Ван де Каа рассматривает второй демографический переход как результат движения общественного сознания от консерватизма к прогрессивности, при этом прогрессивность им понимается как толерантность и восприимчивость к новым ценностям и моделям поведения.

Он выделяет четыре основных черты этого перехода:

Переход от «золотого века» брака к его закату, то есть широкое распространение юридически неоформленных форм совместной жизни и альтернативных форм семьи.
Переход от детоцентристской модели семьи к индивидуалистически ориентированной «зрелой» паре партнёров с одним ребёнком.
Переход от превентивной контрацепции, предназначенной для предотвращения рождений ранних детей, к сознательному планированию рождения каждого ребёнка.
Переход от унифицированной модели к плюралистическим моделям семьи.


Самую главную вещь скажу. Когда очередной человек внезапно понимает, что бесконечные разговоры о депопуляции — это не шутка и не пустая болтовня, а планомерно реализуемая программа, которой уже много десятков лет, он даже не знает как на это реагировать.
Он не может выбрать ни "да" ни "нет". Потому что на инстинктивном уровне — меньше народу, больше кислороду и ресурсов. Это хорошо и правильно. Но гложут сомнения, а что если и меня тоже утилизируют? Не разглядят что я хороший и полезный.
И вот здесь на первое место выходит осознание того факта, что никто никого не утилизирует насильно. Утилизация полностью укладывается в тезис о свободе выбора. Человек сам выбирает быть ему утилизированным или остаться жить в "дивном новом мире". Который по факту конечно окажется совсем не таким дивным, и возможно жить в нём будет гораздо труднее чем сейчас и многие даже пожалеют, что не самоликвидировались в своё время, как те демоны из гайдаевского фильма. Но если у человека есть научный склад ума, им должен двигать хотя бы исследовательский интерес — дожить, чтобы посмотреть чем же всё это закончится. И потом выйти на опустевшую планету и грозно заявить в пустоту "Вот! А я с самого начала знал, что так оно и будет!