July 22nd, 2021

книга

О фильме "Жертвоприношение" Тарковского.

Егор Окунев "прогрессивный человек этот Апокалипсис приближает самостоятельно, заменив духовный мир на материальный. И весь технический прогресс идет к разрушению мира, как говорит Александр: «мы используем микроскоп, как дубинку». Просматривая книгу с изображениями икон, Александр говорит о том, что все это утрачено, а мы забыли, как молиться. И еще, люди разговаривают, воспроизводят километры слов, вытекающих в никуда, и это никак не помогает – ведь слова не производят действия. Застывшая стагнация Александра сейчас – это переход от актера (человек действия) к критику, который слишком много говорит, но ничего не делает"
https://istokirb.ru/articles/%D0%BA%D0%B8%D0%BD%D0%BE/2021-07-21/lyubimoe-kino-zhertvoprinoshenie-1986-g-2426801
книга

"Желтое на желтом" Алексей Чугунов великолепная зарисовка о жаре

Жёлтое на жёлтом
Жара – говорите вы! Не продохнуть, якобы!.. Яичницу можно жарить на солнцепёке, в обязательном порядке – с сальцем и помидорками. И квинтэссенция чего-то изнывающего, хлюпающего. И да, пинты пота. Супрематизм в квадрате, то есть, в круге. Жёлтое – на жёлтом. И небо озолотилось, похоже. И видно, как сквозь бордовые шторы шатаются, будто пьяные, ветки вишни… или сакуры за окном, во дворе.
Пусть будет сакура – гораздо поэтичнее, забористее. И гордый сёгун, хотя нет, это где-то было… его пропустим! Ложечкой чайной стоит взмахнуть повыше, на два сантиметра выше обычного, изобразив некий пируэт. Ну, разумеется – жара! А я её боготворю, жару эту самую. В её первозданном виде, в её резкой безапелляционной форме, как иное бытие.

Вновь пошли, разбежались круги от центра в фарфоровой чашке, в чае с чабрецом: спиралевидные, синусоидные, и само собой – лживые. Ведь пару кубиков рафинада никто не кидал в чашку. Никто не подслащивал напиток. И он по своему температурному состоянию далеко не горячий и не тёплый. А тут жара! Пахнет дольками перезрелого лимона. Вы чувствуете? А лимона нет и не могло быть, так как жара! Пекло!

Кстати и аутентичные попугаи разговорились – сплетничают, сидя на жёрдочке, в клетке, на подоконнике. У стены-окна. Хрипят как старые виниловые пластинки. Трясут своими хвостами, взъерошенными гребнями как на дискотеке, на танцплощадке, в рок-клубе. Подпрыгивают. Хорошо бы ляпнуть им что-нибудь на птичьем языке. Авось приняли бы за свойского человека, то есть, за попугая. Но жара не позволит такого своеволия.

И всё-таки погодка какая-то вялотекущая и неосмысленная, перетекающая из одного привычного штампа в другой, в результате всё равно выходит целое кукурузное поле, которому нет конца и края. Там, на дворе, точнее, дальше двора, через тополиную просеку, через молчаливую и давно не журчащую речку-сон. И висит над речкой-рекой жёлтой грушей и жёлтым блином скомканный, спрессованный воздух. Иногда, если ему захочется, если вдумается, начинает лавировать потихонечку в сторону солнца… или наоборот подальше от него. Ветер-сирокко подскажет.


И всё-таки жара, чего нельзя не учитывать. Сумбур случается в извилинах долго думающих. И сакура машет руками-ветками за окном, или же вишня? И гордый сёгун, которого здесь нет, ехидно посмеивается, слушая скрипучие птичьи переливы, что сидят на жёрдочке, в клетке, на подоконнике. Птицы что-то там балаболят, ну да – сплетничают. И съесть бы пару перепелиных яиц, сваренных вкрутую. И разгоним, таким образом, сонливую хандру, избыточный катарсис. Уникальнейшее средство, прошу заметить. А она – хандра, и прочие психические унифицированные конфигурации наших ощущений, стало быть, имеют привычку заявляться именно в жаркий июль или июнь, в предосенний август? А какая, собственно, разница? Лето же! Самонадеянное, каноническое и жадное… Пыхнет жёлтым глазом, щёлкнет… ну, что там у него, и пошло-поехало. Градусники, которые висят на улице, взрываются на потеху… ну, кому там… чертовски весело. Вода в садовой бочке кипит. Асфальт плавится. Бетон тает как мороженое. Комары по ночам пикируют на жертву, как самолёты-истребители. Изящно! И празднично как на венецианском карнавале.

Эх, пойду-ка посижу в холодильнике. Но имейте в виду, жару, ту самую – летнюю… в общем, я в ней души не чаю. Но в данную минуту отдохну лучше в холодильнике.
https://istokirb.ru/articles/%D1%8E%D0%BC%D0%BE%D1%80/2021-07-21/zhyoltoe-na-zhyoltom-2427068

Автор: Алексей Чугунов
книга

Сегодня тоже 21 июля, прошло 10 лет.

Андрей Ханжин
21 июля, 2011
По вечерам и здесь бывает солнце –
в пробоину окна косым углом,
как донная вода, по стенам льется,
тенями наполняя мертвый дом.
По вечерам и здесь бывает тихо,
так тихо лишь за гранью бытия,
что слышно, как в земле растет гвоздика
и как сопротивляется земля.
В безмолвии такого отрешенья
я завожу с собою разговор
о выстреле и участи мишени,
которой я считался до сих пор.
Считался и не знал, что центр мира –
не яблоко, а пущенная в цель
стрела. И тетива стрелковой лиры
порезы оставляет на лице.
И правда не за жертвой – за убийцей.
Погибшие молчат, а палачи
о боге сочиняют небылицы
под вспышку человеческой свечи.
И это ложь – бессмертие в лохмотьях.
Бессмертие секирой золотой
свисает над хохочущею плотью,
за хохот уплатившей головой.
В безумии такого откровенья,
я сердца знак рисую на груди
и объявляю жизнь свою мишенью,
не суждено которую спасти.
Здесь тихо. Это смерть и майский вечер
подули на прощальную волну,
несущую растаявшие свечи
в лишенную раздумий глубину.
[info]khanjin_andrey
21 июля, 14:16
книга

рабочая переписка с дитем "свободы слова"

Сейчас удаляла из облака папку с прозой одного человека. Все утро переписывалась с ним по поводу публикации

Здравствуйте, уважаемый А., З. сказала - вы вышли на связь и что вы не против публикации на безгонорарной основе
08:38
Как только начнем публиковать ваши вещи, буду присылать ссылки на сайт. До связи , сотрудник редакции газеты "Истоки" . Можете меня добавить и хотелось бы чтобы вы написали немного о себе и своем писательском пути.
08:59
Добрый день. Начнем с того, что я не понял, кто меня вам рекомендовал и какие мои рассказы вы собираетесь публиковать. Дело в том, что я вообще не пишу рассказов 😀
в 09:02
А можно вам по мессенджеру позвонить сейчас? вы с компа или с телефона отвечаете?
Вы отправили Сегодня в 09:06
Рассказ там один и три повести , наш главный редактор, он учился с вами и З. в институте. Ваши произведения мне предложила посмотреть З. Я посмотрела и дала почитать гл.реду.
в 09:06
Он вас помнит.
в 09:07
И решили с вами связаться.
в 09:08
A. в 09:09
Я не захожу с телефона, и на компе у меня нет гарнитуры, чтоб отвечать на голосовые вызовы. Пишите лучше тут.
Вы в 09:10
Вот связываюсь благодаря Зухре. Вчера с ней общалась по работе. И опять зашла речь о вас.
A. в 09:10
Перечисленные вами вещи были написаны еще в 80-90-е годы. Публикуйте, если хотите.
Вы в 09:11
А небольшую аннотацию дать о себе можете?
A. в 09:12
Ок, сейчас напишу.
Вы в 09:12
Спасибо. Кстати еще бы и фото ваше.
в 09:14
Можно Эпохи написания этих вещей. И да, будет редакторская правка , так как последний закон о цензуре очень жесток к СМИ.
в 09:16
Мы тут даже слово "проститутка" меняем на "женщину не отягощенную моралью"
в 09:17
Тут свыше нам дан список слов которые нельзя
в 09:18
Иллюстрации подбираем сами.
в 09:18
Или у вас есть иллюстративный материал?
Вы отправили Сегодня в 09:19
Недавно был казус с одним автором, пришлось перезаливать, так как он очнулся и возопил что у него есть свои иллюстрации.
Вы отправили Сегодня в 09:20
Обычно мы большие тексты разбиваем на части по 10-15 тыс знаков.
в 09:22
вот примерно так
A. в 09:28
Нет, если "будет редакторская правка", то лучше не надо, я не даю согласия 😀
Вы в 09:32
Хорошо , я вас услышала. Издания штрафуют нещадно, поэтому такие вещи у нас просто вынужденные. Но с детьми свободы печати начавшими писать в 90-е в изменившейся современности сложно достичь общего дзена. Поэтому я с вами и общаюсь предварительно.
Вы в 09:33
Было приятно познакомиться и с вами.

Вот такие они бескомпромиссные эти почти 60-летние люди Вещицы были интересные, как срез того времени. Но сакральная свобода на самовыражение с помощью табуированных слов тоже важна. Если б он хоть в своем аккаунте их публиковал, я дала бы ссылочки на оригинал. Но у него закрытый профиль в соцсетях. А произведения жалко никто не увидит и не прочтет , кроме избранной тусовки однокурсников. Да и ко мне его однокурсница обратилась, винт с архивными материалами чистила, что на новый комп переносить, что удалить. И ей грустно стало. Она сказала - "почему-то такие они закомплексованные и неуверенные в себе" , видимо у нее не один такой однокурсник. Ага, ежики колючками вовнутрь и наружу. Теперь у меня этот материал полежит и я через пару лет его удалю тоже, как удалила из редакционного облака. Будь у этого А. это где-то в свободном доступе, свой сайт или другие сетевые публикации , я бы рецензию написала. А так все бессмысленно. А вроде взрослый человек.