June 22nd, 2021

книга

Лелуш снимется в кино

Лелуш выходит на новый уровень!" Китайский лед и снег"

Влад примет участие в съёмках спортивного фильма. Его роль - русский спортсмен.

На данный момент эта новость взрывает «Weibo»
https://vk.com/freelelush?z=photo-203475361_457241052%2Fwall-203475361_9741

честно говоря, немножко ловлю кринж от этой новости. то есть очень круто, большие возможности, и всё, к чему прикасается, становится золотом - вся фанбаза побежит смотреть... но сразу главную роль? не слишком большой кусок? и действительно сложно сыграть реального человека, да еще такого непохожего. даже для китайцев, думаю, не сработает, что "все европейцы на одно лицо". может хоть с прототипом получится пообщаться?

в целом про актерскую карьеру - почему в принципе для начала не устроить камео или эпизодические роли? на такие фильмы бы тоже бежали, еще бы и смотрели внимательнее. а у Влада актерский опыт бы постепенно нарабатывался.

ладно, может я слишком критично настроена. зато на коньках точно научится кататься))
книга

Обучение взрослых и квалификационная яма

Андрагогика - обучение взрослых
На рынке труда много работников с устаревшими навыками. А система образования и развития человеческого капитала не справляется с их обновлением.

Почему так трудно развивать актуальные навыки — отдельная большая тема. Одна из ключевых причин в том, что прежние подходы к обучению сформировались в эпоху, когда человек получал одну профессию на всю жизнь. Конечно, технологии и требования к специалистам на протяжении XX века постоянно обновлялись. Но скорость изменений была не так велика, как сейчас: хватало повышения квалификации раз в 10 лет.

Сейчас переобучение требуется профессионалу в любой сфере гораздо чаще.

дисбаланс в сфере образования и на рынке труда: выпускники вузов не могут найти работу по специальности и идут работать на позиции, для которых они избыточно квалифицированы.

В то же время некоторые профессии, где на самом деле требуется высокая квалификация, остаются низкооплачиваемыми, и поэтому их нередко занимают специалисты с недостаточной квалификацией. Это, например, позиции учителей, врачей, инженеров производств.

В случае недостаточной квалификации работника потери — это снижение производительности, недополучение доходов либо траты на переобучение сотрудников.
Если квалифицированный специалист пошёл на понижение и занимается низкоквалифицированным трудом, потери — это стоимость его обучения, которое оказалось ненужным рынку, и постепенная утрата квалификации.
Долгосрочные меры
С долгосрочными решениями всё сложнее: они требуют серьёзной перестройки институтов рынка труда, образовательной системы и, ни много ни мало, — формирования культуры обучения в течение всей жизни в обществе в целом.
сосредоточиться на трёх ключевых направлениях:

Способности — какие навыки есть у работников и какие нужно развивать.
Мотивация — какие существуют стимулы учиться и повышать квалификацию.
Возможности — какие есть варианты обучения и развития и кому они доступны.
Квалификационная яма может углубляться из-за проблем в любом из этих направлений. Например, из-за мотивации — если у людей есть возможность учиться новому, но нет стимулов это делать, так как повышение квалификации не влияет на оплату труда и не помогает карьере, то они не станут учиться.

https://skillbox.ru/media/education/pochemu_my_provalivaemsya_v_kvalifikatsionnuyu_yamu_i_kak_eto_ispravit/
книга

писательство в интернете

компании, которые создают сайты: сейчас это или единичный сложный заказ, или потоковая малоприбыльная работа для клиентов, которые не знают, что сайт можно собрать на бесплатном конструкторе. К тому же в нынешних условиях сайт менее важен, чем трафик, который компания сможет на него привлечь.

Как считает спикер, сегодня имеет смысл делать упор на две вещи: работу с авторами (то, что в издательствах называется работой литературного агента) и дистрибуцию контента.
книга

эффект колумбайнеров

При этом исследователи отмечают опасность долгосрочного эффекта: в пример они приводят массовое убийство в школе «Колумбайн», произошедшее в 1999 году. За 15 лет оно «вдохновило» как минимум 21 совершившийся случай стрельбы и 53 эпизода, которые сорвались.

В более раннем исследовании, проведённом в 2015 году, учёные из Университета Аризоны сконцентрировались на отслеживании общей динамики происшествий. Согласно их анализу, стрельба в школах США происходила в среднем раз в 31 день. «Заражающий» эффект был обнаружен в случаях, когда при стрельбе погибало больше трёх людей. Похоже, большое количество жертв увеличивает вероятность того, что кто-то попытается скопировать действия стрелка. Исследователи также подчёркивают, что частота массовых убийств зависит не только от медиаосвещения происшествий, но и от политики штата по приобретению и ношению оружия. При этом учёные всё равно рекомендуют СМИ изменить тактику подачи материалов о трагедиях.

Некоммерческая организация SAVE в 2017 году выпустила памятку для журналистов о том, как следует освещать случаи массовых расстрелов. Многие пункты из неё стоит взять на заметку не только сотрудникам СМИ, но и всем, кто делится в социальных сетях новостями о произошедших трагедиях или их подробностями.

Сведите к минимуму описание преступников, поскольку другие люди могут начать идентифицировать себя с ними или вдохновляться их образами.
С осторожностью используйте фотографию преступника, за исключением случаев, когда полиция всё ещё его ищет.
Избегайте сообщений, которые усиливают предвзятое отношение к людям с психическими заболеваниями. Лучше делитесь информацией о лечении и профилактике ментальных расстройств.
Не упрощайте и не преувеличивайте случившееся, потому что это может вдохновить людей, стремящихся к известности. Например, не стоит писать: «Самый смертоносный инцидент со времён „Колумбайна“».
Пишите о жертвах и о том, как окружающие могут поддержать пострадавших и семьи погибших.
Поощряйте людей обращаться за психологической помощью.

https://skillbox.ru/media/education/vinovaty-videoigry-chto-izvestno-o-prichinakh-poyavleniya-shkolnykh-strelkov/
книга

ФОТОХУДОЖНИК ПОСНИКОВ – НАШ ПУТЬ В ПРЕКРАСНУЮ ЭПОХУ

Побывала сегодня на потрясающей выставке фотографий Николая Юрьевича Посникова. Изумительный мастер психологического портрета Николай Юрьевич ушел от нас на 79 году жизни. После него остались миллионы кадров. Особую любовь Николай Юрьевич питал к людям сцены и экрана. Можно десяток выставок сформировать – артисты советского кино, артисты российского кино, эстрадные исполнители, выдающиеся личности.


По словам организаторов, есть еще прекрасные кадры из путешествий Посникова. Но на данной выставке, открытие которой состоялось сегодня в Доме профсоюзов на 2 этаже фойе (ул. Кирова, 1) – главными были портреты выдающихся артистов. Я вглядывалась в лица, думала, когда же он успел снять итальянского детского писателя Джанни Родари, певца Дин Рида или Марка Бернеса, молодого Высоцкого идущего по улице. Некоторые артисты сняты в разные годы. Выступали люди, знавшие фотографа, и приоткрыли некоторые нюансы его творческой деятельности: Николай Юрьевич любил ездить на кинофестивали, вот откуда и Джульетта Мазина, и Софи Лорен. Он пользовался длиннофокусной техникой, что в те годы было очень непросто.

Он бескорыстно любил артистов, когда кто-нибудь из них приезжал в Уфу, Николай Юрьевич распечатывал фотографии и шел за кулисы дарить портреты и брать автографы. У него была собрана коллекция из тысячи автографов. С некоторыми артистами он дружил, например, с Аллой Ларионовой, она даже приезжала на его юбилей.

Хорошо, что многие снимки подписаны не только именами изображенных людей, но и датой запечатленного момента, есть датированные 1963 годом. Фотограф родился в 1942 году, и жизнь его была непростой, но он был поразительно теплым и доброжелательным человеком. Работал художником-оформителем Дворца молодежи. Сколько теплых слов сказали сотрудники, запомнила – «У него была аура Деда Мороза». И последний подарок, который мы получили от него, – путешествие в эпоху прекрасных лиц: Фаина Раневская, Алексей Баталов, Олег Видов, Николай Караченцев, Георгий Вицин, Зинаида Кириенко, Элина Быстрицкая, Марина Неелова, и всех не перечислишь. Особо отмечу сдвоенный портрет Леонида Филатова, также абсолютно живописный портрет Олега Стриженова. Есть дивный автопортрет самого Николая Юрьевича в молодости – изысканная утонченность и глаза с поволокой, он сам дышал теми же эстетическими канонами, которые излучали его кумиры.

Жизнь и работа фотохудожника Николая Юрьевича Посникова была прекрасной эпохой, изумительные лица которой можно увидеть до 16 июля в Доме профсоюзов, на второй этаже, по адресу – ул. Кирова, 1. Вход свободный (возьмите с собой маску).

ГАЛАРИНА, фото автора и Николая Юрьевича ПОСНИКОВА
https://istokirb.ru/articles/hudozgniki/Fotohudognik-Posnikov--nash-put-v-prekrasnuyu-epohu-833060/?utm_source=vk&utm_medium=social&utm_campaign=174563317
книга

экосистема сотрудничества как образ жизни

Все участники экосистемных проектов рассказывают об удержании трёх слоёв целей: личных, локальных и глобальных. В этом есть логика.

Вот как это работает: основатели начинают с решения конкретной проблемы сектора или территории и создают бизнес или социально-предпринимательский проект в этой сфере. Но вскоре они понимают, что не готовы двигаться по «традиционной схеме». Им важны партнёрство, открытость, и они модерируют подходящий им тип сотрудничества внутри этой среды.

Такая команда не просто создаёт продукт на продажу, а распространяет, например, свой образ жизни на сообщество. И в то же время это способ зарабатывать, в чём-то более устойчивый, чем традиционный. В долгосрочной перспективе такая стратегия более правильная. Конечно, непросто её придерживаться. Особенно сложно пройти первый цикл, пока не соберётся, условно говоря, первая тысяча человек, готовых этот проект питать и развивать.
Насколько это распространённый тренд?

— Это та же логика восстановления ресурсов, что проявляется в переходе от линейной экономики к циклической. Ресурс, который можно пропустить через «воронку» и просто выбросить, рано или поздно закончится, а циклическая экономика постоянно восстанавливает свою среду. Так и экосистемные проекты постоянно восстанавливают свою партнёрскую базу, процесс взаимного обогащения в них не останавливается.

И да, это звучит непохоже на то, к чему привык наш бизнес. Но свежие тренды в маркетинге (например, модель маховика вместо воронки продаж) — тоже про отношения с потребителем, которые двигаются фактически по кругу. Вы не один раз пропустили его через воронку, а выстраиваете длительные отношения. Экосистемные отношения — взаимовыгодные, вы развиваетесь в них вместе с пользователями, а они сами становятся вашим инструментом продаж.

Всё меняется. Было время, когда считалось, что бизнесу не надо заниматься людьми, — ведь «за забором очередь таких же стоит». А потом оказалось, что чем больше мы вкладываемся в развитие талантов, тем больше эффект для бизнеса.

Я считаю, мы присутствуем при зарождении новой парадигмы. Да, она выглядит в чём-то утопичной, но люди с новым мышлением отказываются жить по старым правилам. Их можно считать сумасшедшими экспериментаторами, но спустя некоторое время становится ясно, что они просто были на переднем крае. Мне кажется, «передний край» находится в области таких распределённых систем, строящихся на взаимном наполнении разными игроками некоего общего пространства, от которого они все начинают получать эффект в дальнейшем.

— Почему в вашем докладе не затронут вопрос организации бизнес-модели экосистем?

— Мы не рассматривали бизнес-модели, поскольку это отдельный большой вопрос. У нас есть ряд гипотез и эмпирических наблюдений, какие модели работают. Мы могли бы запустить такое исследование дополнительно.

— Если обобщить: из каких «семян» в России могут со временем вырасти образовательные экосистемы?

— Есть несколько точек роста, где это уже происходит.

Это сфера неформального образования, детского и взрослого, где начинают кооперироваться друг с другом различные проекты. У них нет возможности получить ресурс из госбюджета, им нужно заинтересовывать пользователей, обеспечивать качество образования. Поэтому они ищут нестандартные решения.

Наряду с этим, катализатором выступает тема развития городских и региональных экономик. Возникает профессиональное образование в структуре городской экономики либо образование в целом становится движком развития территории.

Третья точка роста — онлайн-платформы. Некоторые игроки в профобразовании пытаются развивать своё пространство в экосистемной логике. Это те платформы, которые работают с «передним краем», с хай-теком.

Отдельные университеты и школы тоже способны быть катализаторами экосистем, но им нужно «набраться окаянства», как я это называю: выйти за пределы своего пространства, увидеть себя в роли организаторов территорий. Вот сейчас в России развивается тема третьей миссии университета.

Смысл в том, что университеты способны стать центрами социального и регионального развития. И, строго говоря, реализовать эту третью миссию можно только через превращение университета в платформу для интеграции множества игроков, которым он будет предоставлять сервисы с точки зрения первой и второй своих миссий — исследований и образования.
https://skillbox.ru/media/education/interview_pavel_luksha/