March 1st, 2021

книга

про маму и дочку

В тот момент, когда мама страстно работает, или увлеченно жарит котлеты, или танцует сальсу, — ребенок получает лучший на свете пример, когда хочется жить и хочется идти вперед.

Или такой пример: дочка 15 лет говорит: «Мам, я приду в 10 вечера». В 10 ее нет. В 10-15 ее нет. В 10-30 ее нет, и в 11 нет. В 11-20 открывается дверь, эта сволочь заходит. Счастливая! То, что опоздала, — ладно, но последнего факта материнское сердце вынести не может, правда? Сколько раз я слышал от родителей, что нет ничего важнее детского счастья… Так вот оно к тебе пришло. Далее сценарий стандартный: «Как ты могла?! Хоть бы позвонила, предупредила! Никаких тусовок больше, сидишь дома!»

Почему это происходит? Вы скажете мне — потому, что мама боится. И правда, мама боится, но разве хорошо из-за собственного страха брать в заложники других людей? Это первое. Второе: если дочка придет в 10, как и обещала, что вы думаете, мама успокоится? У нее возникнет новый страх. Третье: а давайте разберемся, почему дочка не позвонила? Потому что нафига ей звонить? У нее единственная возможность быть счастливой и хорошо провести время — украсть у мамы эти полтора часа.

Украсть, потому что мама их не отдает. Потому что мама сказала: «У меня монополия на твое тело. У меня монополия на твое время. У меня монополия на твоих друзей».

Как сделать, чтобы дочка позвонила? Очень просто — она должна захотеть вам позвонить: «Мама, я поцеловалась в первый раз». Думаете, так не бывает? Бывает. Мы звоним тому, кому хотим позвонить. А если на звонок максимум, что я могу услышать: «А ну, быстро домой!», мне зачем нарываться-то?

Преодолевайте «внутреннего зверя»

Как тревожной маме настроить себя? Если вкратце, все наши эмоции имеют локализацию в теле и привязаны к физическим ощущениям. В тот момент, когда вы готовы заорать: «А ну иди учи уроки», остановитесь, почувствуйте напряжение в горле, в кистях рук, которые самопроизвольно сжимаются в кулаки. Вдохните глубоко, постарайтесь расслабиться. Встряхните кистями.

Когда злитесь, сохраните эту гримасу, которая у вас на лице, и донесите ее до зеркала. Вы ужаснетесь — это то, что каждый раз видит ваш ребенок и близкие. Расслабьте мышцы лица, попробуйте слегка улыбнуться, — это как укол витаминов.

Это наше биологическое начало заставляет корчить рожи: зверь пугает другого зверя. Но мы же люди? Когда вы подходите в Турции к шведскому столу, инстинкт выживания шепчет вам «Сожри все!». Большинство ведь справляется с этой историей? Мы говорим себе: «Спокойно, еда будет завтра и послезавтра, все в порядке». Порыв «сожри ближнего своего» купируется точно так же: «Ничего страшного, сейчас я воды попью, подышу и успокоюсь».

Дима Зицер
https://www.cluber.com.ua/lifestyle/psihologiya-lifestyle/2021/02/dima-ziczer-frazoj-ya-zhe-lyubya-my-daem-sebe-razreshenie-na-porazitelnye-gadosti/
книга

сонмы мнений вокруг последнего альбома Земфиры

Насчет альбома Земфиры "Чистая правда". Мне не зашло, а все что-то высказывают, значит у меня нет какой-то части которая бы отозвалась - положительно или отрицательно или нейтрально к ней и мотивированно к критикам.

Все таки единственный творец, что творил в более -менее нормальных условиях - это Бог. Вообще нормальные были у него условия, божеские. Ну, просто никого не было. Даже предшественников не было. И классиков тоже не было. Хейтеров, критиков, фанатов - никого не было. Он их потом создал зачем-то. Наверное, чтобы жизнь медом не казалась. Нам. Ему -то чего. Сам создал, сам увидел, сам сказал, что хорошо. И все - бестселлер. Хит. А тут тебе (не мне, слава богу, а тебе) из каждого утюга рассказывают что ты за альбом выпустил ( ну или книгу, или спектакль); объясняют, что -ты хотел сказать этим альбомом; заодно рассказывают, почему ты молчал столько лет и авторитетно объясняют, что было бы правильнее, если бы ты так и продолжал молчать...(продюсер Алексеей Френкель)

Ранняя Земфира поражала своей вульгарностью, но и талант в ней тоже чувствовался. А талант, как известно, не пропьёшь (даже Эдгару По не удалось, с его запоями).
Мне интересно не то, делся её талант куда-то или нет (никуда они не деваются, так не бывает), а что случилось с нашим временем. Что за нейтронная бомба такая?
Я не уверен, что Гребенщиков способен к сочинению мелодий, в раннем "Аквариуме" всё за него сочиняли. Была отличная команда (даже несколько), и все чего-то обсуждали и тренькали, и из этого родилось несколько прекрасных альбомов. Но ведь находились же люди, которые это умеют, вокруг БГ.
Бутусов, похоже, способен. Был до определённого момента. Потом как отрезало. Теперь руководит театром, достойная стезя.
То же и Григоряном ("Крематорий"). Мелодика изумительная. Помногу и почти нон-стоп. И вдруг шарах и приехали, по нулям.
Вернёмся к Земфире. Сама пауза между альбомами в восемь лет - гм... Но разродилась наконец.
Земфира, я подобрал тебе отличный эпиграф к альбому. Влепи на обложку.
Поймали птичку голосисту
И ну сжимать ее рукой.
Пищит бедняжка вместо свисту,
А ей твердят: "Пой, птичка, пой!"
Именно такое впечатление производит её вымученный вокал и мелодика. Но что сей сон значит?
Кто их всех поймал и давит? Но что хрип и писк вместо свисту и пения, это да.(композитор Тарас Бурмистров)

Удивительное сейчас происходит с сознанием человека. В любой компании возникает "внутряк" - шутки, мысли, общее семантическое поле, этим недавно начал играть БГ, и его "Пошел вон, Вавилон" - такой вот постмодернистский внутряк, скроенный из современного инфопотока. И Земфира меня поразила, не сюжетной частью альбома, а этими обрывочными треками - это совсем минимализм, совсем внутряк, мой с ней, а я ее даже не знаю. Но то, что она так сильно попала, значит, что я не одна, и что то, что я переживаю и чувствую, очень типично. И даже если я и понимаю все не так - не важно, иллюзия понимания - мощнейшая. К примеру, ну что за текст в песне "Злой человек"? "Я злой человек, я твой человек. Смотри на меня, падает снег". Суперфилософия, мегаглубина))) Но меня это просто шарахает, как молнией, потому что я постоянно думаю эту мысль, о том, что я очень хочу быть добрым человеком, но этим пользуются нытики всякие, и чтобы не увеличивать количество зла и не поддаваться на манипуляции, приходится быть злым, это противно, но увеличивать количество зла еще противнее. И когда ты рядом с человеком действительно добрым, или рядом с ребенком, с кем-то своим, жить становится стыдно. Ночь, снег, и хочется просто наслаждаться и любить всё вокруг, но эти чертовы неразрешимые вопросы бытия, и все часы моих мыслей об этом в двух фразах. А вы говорите плохой альбом. Да это лучший ее альбом. Плохой был прошлый, я думала, она с собой покончит, на концерт даже сходила напоследок. Но я не об этом. Очень интересно, что эти тонко чувствующие новаторы идут в такую вот, ассоциативную сторону. Возможно, нам туда. (писатель Женя Декина)
книга

Motoki Ohmori - ‘French’ Official MV

Видео концептуально. Настроение создается и светом и движением, и поддерживает чувственную пронзительность вокала и интересную аранжировку. Артист хотел создать нечто уникальное и ему это удалось. Мне очень интересны пробы такого рода. Приятно сегодня было в японском содержании ютуба найти такую жемчужину. Вод еще чудесная аудиозапись https://www.youtube.com/watch?v=qrHW8xLVLpQ
книга

Карел Чапек. Двенадцать приемов литературной полемики или Пособие по газетным дискуссиям(1,2,3)

Карел Чапек. Двенадцать приемов литературной полемики или Пособие по газетным дискуссиям
Вступление автора
Это краткое руководство рассчитано не на участников полемики, а на
читателей, чтобы они могли хотя бы приблизительно ориентироваться в приемах
полемической борьбы. Я говорю о приемах, но никак не о правилах, потому что
в газетной полемике в отличие от всех других видов борьбы - поединков,
дуэлей, драк, побоищ, схваток, матчей, турниров и вообще состязаний в
мужской силе, нет никаких правил - по крайней мере у нас. В классической
борьбе, например, не допускается, чтобы противники ругались во время
состязания. В боксе нельзя нанести удар по воздуху, а потом заявить, что
противник нокаутирован. При штыковой атаке не принято, чтобы солдаты обеих
сторон клеветали друг над друга - это делают за них журналисты в тылу.

Но все это и даже гораздо большее - совершенно нормальные явления в
словесной полемике, и трудно было бы отыскать что-либо такое, что знаток
журнальных споров признал бы недозволенным приемом, неведением боя, грубой
игрой, обманом или неблагородной уловкой. Поэтому нет никакой возможности
перечислить и описать все приемы полемической борьбы ; двенадцать приемов,
которые я приведу, - это лишь наиболее распространенные, встречающиеся в
каждом, даже самом непритязательном сражении в печати. Желающие могут
дополнить их дюжиной других.

1. Despicere (смотреть свысока - лат.), или прием первый.

Состоит в том, что участник диспута должен дать почувствовать
противнику свое интеллектуальное и моральное превосходство, иными словами,
дать понять, что противник - человек ограниченный, слабоумный, графоман,
болтун, совершенный нуль, дутая величина, эпигон, безграмотный мошенник,
лапоть, плевел, подонок и вообще субъект, недостойный того, чтобы с ним
разговаривали. Такая априорная посылка дает вам затем право на тот барский,
высокомерно-поучающий и самоуверенный тон, который неотделим от понятия
"дискуссия". Полемизировать, осуждать кого-то, не соглашаться и сохранять
при этом известное уважение к противнику - все это не входит в национальные
традиции.

2. Прием второй, или Termini (терминология - лат.). Этот прием
заключается в использовании специальных полемических оборотов. Если вы,
например, напишете, что господин Икс, по вашему мнению, в чем-то неправ, то
господин Икс ответит, что вы "вероломно обрушились на него". Если вы
считаете, что, к сожалению, в чем-то не хватает логики, то ваш противник
напишет, что вы "рыдаете" над этим или "проливаете слезы". Аналогично этому
говорят "брызжет слюной" вместо "протестует", "клевещет", вместо "отмечает",
"обливает грязью" вместо "критикует", и так далее. Будь вы даже человек на
редкость тихий и безобидный, словно ягненок, с помощью подобных выражений вы
будете наглядно обрисованы как субъект раздражительный, сумасбродный,
безответственный и отчасти ненормальный. Это, кстати, само собой объяснит,
почему ваш уважаемый противник обрушивается на вас с такой горячностью: он
просто защищается от ваших вероломных нападок, ругани и брани.

3. Прием третий известен под названием Caput canis (здесь: приписывать
дурные качества - лат.). Состоит в искусстве употреблять лишь такие
выражения, которые могут создать об избиваемом противнике только
отрицательное мнение. Если вы осмотрительны, вас можно назвать трусливым ;
вы остроумны - скажут, что вы претендуете на остроумие ; вы склонны к
простым и конкретным доводам - можно объявить, что вы посредственны и
тривиальны ; у вас склонность к абстрактным аргументам - вас выгодно
представить заумным схоластом, и так далее. Для ловкого полемиста попросту
не существует свойств, точек зрения и душевных состояний, на которые нельзя
было бы наклеить ярлык, одним своим названием разоблачающий поразительную
пустоту, тупость и ничтожество гонимого противника.
книга

Карел Чапек. Двенадцать приемов литературной полемики или Пособие по газетным дискуссиям(4,5,6)

4. Non habet (здесь: констатировать отсутствие - лат.), или прием
четвертый. Если вы серьезный ученый, над вами легко одержать победу с
помощью третьего приема, заявив, что вы тугодум, болтливый моралист,
абстрактный теоретик или что-нибудь в этом роде. Но вас можно уничтожить и
прибегнув к приему Non habet. Можно сказать, что вам не хватает тонкого
остроумия, непосредственности чувств и интуитивной фантазии. Если же вы
окажетесь именно непосредственным человеком, обладающим тонкой интуицией,
вас можно сразить утверждением, что вам недостает твердых принципов, глубины
убеждений и вообще моральной ответственности. Если вы рассудочны, то вы ни
на что не годитесь, так как лишены глубоких чувств, если вы обладаете ими,
то вы просто тряпка, потому что вам не хватает более высоких рациональных
принципов. Ваши подлинные свойства не имеют значения - нужно найти, чего вам
не дано, и втоптать вас в грязь, отправляясь от этого.

5. Пятый прием называется Negare (здесь: отрицать наличие - лат.)
Cостоит в простом отрицании всего вашего, всего, что вам присуще. Если вы, к
примеру, ученый муж, то можно игнорировать этот факт и сказать, что вы
поверхностный болтун, пустозвон и дилетант. Если вы в течение десяти лет
упорно твердили, что (допустим), верите в чертову бабушку или Эдисона, то на
одиннадцатом году о вас можно заявить в полемике, что никогда еще вы не
поднимались до позитивной веры в существование чертовой бабушки или Томаса
Альвы Эдисона. И это сойдет, потому что непосвященный читатель ничего о вас
не знает, а посвященный испытывает чувство злорадства от сознания, что у вас
отрицают очевидное.

6. Imago (здесь: подмена - лат.) - шестой прием. Заключается в том, что
читателю подсовывается некое невообразимое чучело, не имеющее ничего общего
с действительным противником, после чего этот вымышленный противник
изничтожается. Например, опровергаются мысли, которые противнику никогда и
не приходили в голову и которых он, естественно, никогда не высказывал ; ему
показывают, что он болван и глубоко заблуждается, приводя в примеры
действительно глупые и ошибочные тезисы, которые, однако, не принадлежат
ему.
книга

Карел Чапек. 12 приемов литературной полемики или Пособие по газетным дискуссиям (7,8,9,10,11,12)

Карел Чапек. Двенадцать приемов литературной полемики или Пособие по газетным дискуссиям

7. Pugna (избиение - лат.) - прием, родственный предыдущему. Он основан
на том, что противнику или концепции, которую он защищает, присваивают
ложное название, после чего вся полемика ведется против этого произвольно
взятого термина. Этим приемом пользуются чаще всего в так называемых
принципиальных полемиках. Противника обвиняют в каком-нибудь непотребном
"изме" и потом разделываются с этим "измом".

8. Ulises (Улисс (Одиссей) - символ хитрости - лат.) - прием восьмой.
Главное в нем - уклониться в сторону и говорить не по существу вопроса.
Благодаря этому полемика выгодно оживляется, слабые позиции маскируются и
весь спор приобретает бесконечный характер. Это также называется "изматывать
противника".

9. Testimonia (свидетельства - лат.). Этот прием основан на том, что
иногда удобно использовать ссылку на авторитет (какой угодно), например,
заявить - "еще Пантагрюэль говорил" или "как доказал Трейчке". При известной
начитанности на каждый случай можно найти какую-нибудь цитату, которая
наповал убьет противника.

10. Quousque... (доколе... - лат.) Прием аналогичен предыдущему и
отличается лишь отсутствием прямой ссылки на авторитет. Просто говорят: "Это
уже давно отвергнуто", или "Это уже пройденный этап", или "Любому ребенку
известно", и так далее. Против того, что опровергнуто таким образом, не
требуется приводить никаких новых аргументов. Читатель верит, а противник
вынужден защищать "давно опровергнутое" - задача довольно неблагодарная.

11. Impossibile (здесь: нельзя допускать - лат.). Не допускать, чтобы
противник хоть в чем-нибудь оказался прав. Стоит признать за ним хоть
крупицу ума и истины - проиграна вся полемика. Если иную фразу нельзя
опровергнуть, всегда еще остается возможность сказать: "Господин Икс берется
меня поучать...", или "Господин Икс оперирует такими плоскими и давно
известными истинами, как его "открытие...", или "Дивись весь мир! Слепая
курица нашла зерно и теперь кудахчет, что...". Словом, всегда что-нибудь да
найдется, не так ли?

12. Jubilare (торжествовать - лат.). Это один из наиболее важных
приемов, и состоит он в том, что поле боя всегда нужно покидать с видом
победителя. Искушенный полемист никогда не бывает побежден. Потерпевшим
поражение всегда оказывается его противник, которого сумели "убедить" и с
которым "покончено". Этим-то и отличается полемика от любого иного вида
спорта. Борец на ковре честно признает себя побежденным; но, кажется, ни
одна еще полемика не кончалась словами: "Вашу руку, вы меня убедили".
Существует много иных приемов, но избавьте меня от их описания; пусть уж
литературоведы собирают их на ниве нашей журналистики.
книга

социальные страты существуют

Недавно мне снова попался на глаза текст, который я читала пару лет назад, и он мне тогда показался не то чтобы невероятно умным, но имеющим здравое зерно.
Он бродит по сети и, возможно, его многие видели, он про то, что вот, предположим, окажись ты на улице без денег и связей в незнакомом городе на положении бомжа. Ты же найдешь шабашку, снимешь на ночь хостел, на следующий день оденешься поприличней, через месяц найдешь конторку, где бумажки надо перекладывать, снимешь квартиру и уже через полгода будешь ровно в том же положении сытого офисного планктона, в котором всегда пребывал. А бомж не станет никогда – почему? Ментальность у него, у бомжа, другая. Цитирую: «Бомж не сможет не пить, не сможет снять койку в хостеле, не сможет найти работу в офисе, не сможет арендовать квартирку. Он не представляет, что ЭТО ТАК ПРОСТО.»
Дальше там идут упоительные истории о том, что вот если бы на месте бомжа был мильонер, то он бы оооо! Он бы уууу! Он бы прямо сразу пошел к хозяину шарашки и, прямо не вылезая со стройки, сделал бы стомиллиардный бизнес, чужой город N переименовал бы в Нью-Васюки, переформатировал бы свой бомжатник в бизнес-центр и поставил бы там фонтан с золотыми русалками. Потому что ментальность у него, у миллионера, такая.
Так что в жопу все эти ваши сопли о том, что жизнь тяжела и неподъёмна, – меняйте ментальность и увидите, как краток путь от вытрезвителя до золотых фонтанов.
Для меня сейчас этот текст является невероятно точным примером того, как работают социальные страты и как они форматируют мозг людей, которые в них находятся.
Конечно, человек, писавший это, знает о жизни городского дна только по анекдотам, а о крупном бизнесе – по пабликам вконтакте. Конечно, человек, получивший миллион невидимых привилегий, считает, что все, что он имеет, – исключительно плоды его труда, а остальные – ленивые алкаши. Собственно, поэтому привилегии и невидимые.
Однако стоит копнуть чуть поглубже, и начинают разверзаться бездны. Чтобы не приводить примеры из серии «а вот у нас во дворе есть девчонка одна», я могу сослаться на опыт Ночлежки, которая рассказывает, как иногда годами приходится вытаскивать людей с улицы, при том что они – достаточно крупная организация с юристами, финансированием (пусть и чудовищно недостаточным, но все же) и толпой волонтеров. О том, что если подойти к бездомному и предложить бутылку водки, то 8 из 10 откажутся. Потому что люди попадают на улицы очень разными путями, и алкоголизм здесь часто не при чем. О том, что если у тебя нет документов, то даже кирпичи грузить тебе будет не устроиться. О том, что даже если у тебя есть документы, то в половине случаев тебя кинут после недели адского изматывающего труда. О том, что в России есть рабство и цифры по этому вопросу ужасающие.
Боже мой, какие «пойти в ближайшую шарашку и за день срубить 2к на хостел»? Вы о чем, господа?
Да даже если не брать маргиналов, вы у студентов спросите, что такое человеку без связей, опыта работы и корочки об образовании найти, где заработать эти 2к. Тем более за день. С оплатой в тот же день. А это чистенькие умытые умненькие студенты, с мобильными телефонами и возможностью доехать куда-нибудь на метро.
Когда сидишь в теплом офисе и пыришься в экран по 9-10 часов в день, тебе, конечно, кажется, что ты горишь в делах, а то, что у тебя есть возможность в перерыве сходить за чашкой кофе в соседний Старбакс, – это очевидная доступная каждому благость, и те, кто не может позволить себе несчастную чашку кофе, просто не поднимали свою жопу с дивана никогда.
Ты совершенно забываешь при этом, что на твою работу, какой бы обезьяньей она ни была, в вакансии стояло скромное «с в/о». И твой никому не сдавшийся диплом был тем золотым ключиком, что открыл тебе эту дверь. При этом совершенно все, включая тебя и тетку кадровичку, понимают, что, скорее всего, единственное ценное, что ты приобрел за эти пять лет, – умение виртуозно тушить бычки об подошву ботинка, когда рядом нет урны.
Но у тебя он есть, этот диплом. А есть он потому, что тебе не пришлось свалить после 9-го класса из школы, чтобы прокормить себя, потому что у тебя, например, мать алкоголик, а отца нет. Или прекрасная самая лучшая на свете семья, но с тяжело больным родственником, на которого не хватает денег.
Или, например, у тебя может быть этот диплом, потому что детство ты провел в школе, а юность в универе, а не в интернате или больнице.
Еще он у тебя может быть потому, что у тебя глаза видят, уши слышат, а руки выполняют те команды, которые ты им сознательно посылаешь.
Казалось бы, так просто – ну отходи ты в школу эти 10 лет, поступи в ВУЗ (ну окей, пусть не МГУ, но в какой-нибудь хотя бы задрипанный, ну?), отучись эти 5 лет (полные веселья и пьянок), выйди куда-нибудь в говно-контору, через пару лет нормально все будет!
А оказывается, надо, чтобы здоровье, надо, чтобы семья, надо, чтобы эти 10 лет кто-то поил-кормил и собирал портфель, а следующие 5 давал крышу над головой и подкидывал что поесть. И если вынуть голову из своего муравейника, в котором путем селекции остались только те, у кого все это было и кто считает это совершенно базовыми вещами, о которых и говорить нечего, то оказывается, что это – много. И так бывает далеко не у всех.
И ты вполне можешь оказаться в одной переговорке с человеком, для которого тот же путь, который для тебя – дрейфование по течению, был полон таких кровавых подвигов, что тебе и не снилось в самом страшном сне.

Потому что социальные страты существуют, и выбираться из одной в другую можно, но почти всегда через сверхусилие.
Разговоры о «ментальности» появляются ровно там, где, по меткому выражению Жванецкого, появляются разговоры о «патриотизме», – чтобы дать «четкое, ясное, хорошо аргументированное объяснение того, почему мы должны жить хуже других». Вот Маша в городе Соликамск, например, живет плохо, потому что у нее ментальность, а Игорь в Москве живет хорошо, потому что Игорь – Сечин.
Я сейчас не призываю воевать с социальным неравенством и устраивать революции с плакатами «Вешай богачей!».
Я хочу донести две в общем-то простые мысли.
Первая – человек находится там, где находится из-за совокупности изначальных условий и прилагаемых усилий. Если вы живете кучеряво, а ваш сосед – печально, то имеет смысл сравнить изначальные условия, прежде чем делать выводы о его глупости, лени и желании лежать с пивком у телика. Есть не так много людей, которые нашли свою точку комфорта в той страте, в которой находятся, и я к ним испытываю не столько снобизм, сколько легкую зависть. Кажется, их надо не вилами в жопу подгонять к светлому будущему, а отъебаться.
Вторая – выбираться из грязи в князи сложно, долго, трудозатратно, не всегда линейно, но возможно. Только для этого надо менять не «ментальность», а набор навыков, корочек, знакомств и, иногда, приоритетов. Те, кто решил поменять только «способ мышления» и начать «думать, как миллионер», – это, как правило, и есть те товарищи, которые нихрена не делают.
Ну и третья, бонусом. Людей, тиражирующих книжки про «легкий путь к успеху», надо, конечно, сажать по новоиспеченной статье о «распространении недостоверной информации». Хоть какая-то польза.
книга

Синяя бабочко это постгусеница

ответка Садуллаеву, хотя его размышления https://vz.ru/opinions/2019/8/15/992351.html про Любовь меня не тронули, знаю я человека которому подобное возвышение сломало и жизнь и постжизнь тоже. Кстати именно что после 35 это постжизнь зацепило у него: "И дело не только в любви, а и во всем остальном тоже. Человек после 30 лет с точки зрения природы и даже общества, древнего общества – это «постчеловек», это существо, оставшееся после человека, после того, как человек прожил положенный ему срок. Понимали это в 60-е годы 20-го века, когда говорили «живи быстро, умри молодым» и «не верь никому старше 30». Но история впять не повернется. Мы не станем снова короткоживущими, «вечно молодыми». Мы будем стареть."

вот жеж подстава, я после 30 только, кажется, и жить начала, поняла чего хочу наконец, а уже постчеловекиня
Может быть мы просто становимся синими бабочками, для гусениц это постжизнь. Ну в данный момент он напомнил мне про "Синих бабочек " Павла Вежинова. И что я всегда хотела написать развертку и ответку Вежинову - о том что бабочки разумны по другому, чем строить здания из стекла и бетона.
книга

монолог хмыря

монолог хмыря

Любую женщину
попреками я встречу,
Как свою?
Интимные моменты
небрежности и хамства
Не розочка на беленьких трусах.
Хоть девочка хорошая,
она же
Нам не даст.
А девочка плохая
в ответ
Мне нахамит.
А женщина родная
мне вовсе
не светит:
Ведь упыри и вурдалаки
Кровь прежде выпивают
всех родных.

galareana
13 августа, 2019