December 5th, 2020

новый нобелевский лауреат Луиза Глюк .Эрос

Луиза Глюк
Эрос
В отеле, придвинув стул к окну, смотрю на дождь.
Это был то ли сон, то ли транс —
я любила, и все же
ничего не хотела.
Не хотелось ни коснуться, ни увидеть тебя.
Хотелось одного:
комната, стул, напев дождя,
часами, в тепле весенней ночи.
И все; сидеть — и только.
Душа съежилась: такая малость наполняла ее.
Я смотрела на стену ливня, закрывшую темный город —
ничто не связывало нас; я отпустила тебя:
живи, как хочешь.
С рассветом дождь прекратился. Я занялась
вседневной суетой, я была свободна,
но двигалась, как лунатик.
Тебя больше не было во мне.
Пару дней в чужом городе.
Разговор, прикосновенье руки.
И вот, я сняла обручальное кольцо.
Это все, чего мне хотелось: стать голой.

Перевод В.Черешни

Лилиан Вутерс

Лилиан Вутерс
Переходное состояние
Дойдешь до края пустоты,
До одиночества без дна и без предела,
Ни крова, ни огня, ни друга. Нищеты
Отверстый зев. Твердь бытия зыбка,
а время затвердело:
Былое — мертвый склон, грядущее — скала,
И так узка тропа. По ней — вперед и ввысь,
во что бы то ни стало.
За шагом шаг, не оступись. А станет тяжела
Дорога — отдохни, прильни к земле устало.
Где юности луга, привольный дол в цветах —
Их нет. Мир выцвел. Дни — постылые вериги.
Дойдешь до пепелища — черный прах
Узришь. И выпадут из рук и меч, и книги.
Руины и обрыв, но полно — торопись,
Осколки брось, уныние забудь —
За шагом шаг, смотри — не оступись.
Срок на исходе. Крут последний путь.
Остался только миг, остался только шаг,
Дойдешь до острия, до высшей точки,
До сути, до себя; гляди: ты слаб и наг,
В прозрачных жилах кровь, и мозг —
в непрочной оболочке.
Ты уязвим, ничтожен — погляди…
Но все ж не отрекись — и да воскреснешь снова.
В который раз — дыханье обрети;
В доспехах наготы, пока цела основа,
Оборванную нить, тончайший нерв найди.
Не отступись, иди!

Перевод Натальи Мавлевич

Лилиан Вутерс. Апрель и молчание

Лилиан Вутерс
«Апрель и молчание»
Весна пустынна.
Бархатно-темная канава
ползет рядом со мной
без отражений.
Единственное что светится —
желтые цветы.
Тень несет меня
словно скрипку
в черном футляре.
Единственное что я хочу сказать
блестит вне пределов досягаемости,
как серебро
у ростовщика .
Перевод А.Прокопьева

Сюаньюань Шикэ

Сюаньюань Шикэ
чтобы узнать вкус груши
чтобы узнать вкус груши
мне нужно сперва вырастить грушу
а ещё нужно сперва дождаться для посадки весны
и нужно до весны наперед родиться на свет
родившись здоровым и крепким взрасти и как
следует кушать
пока родители живы далеко не уезжать [5] не
заниматься торговлей
не батрачить не хлеборобствовать не подаваться в
чины
не выезжать за рубеж не продвигаться по службе не
становиться монахом
не сидеть в изоляторе не иметь дел с женским полом
не сходиться с людьми
не балакать с разносчиком фруктов
не трындеть без цели с расфуфыренным миром
обнимая девиц что сидят на коленях оставаться
спокойным
обнимая богом выданный кошт — грушеву кость
сидеть на коленях весны засевши в весну
как завязший в слякоти корень
и будь он совершенно бесплоден
или напротив плодами ломился
вечно в мыслях о грушевом вкусе
что как налет на языке сохраняет свою непорочность
сомкнуты заставы зубов

снежинки и клоуны

А я вот думаю, куда делись мужики из современной поэзии. И мне кажется, что они все ушли в жанр стендапа. Потому что установка современной поэзии - проговаривать травму. Установка стендапа - такая же. Там шутят над своими недостатками.
Разница только в реакции слушателей.
Но если теток все жалеют, когда они читают типа стихи про менсы или еще про что; то над мужиком, который художественно поведает про эрекцию - все будут долго и продолжительно ржать.
Девочки все снежинки, мальчики - клоуны. Вот и все.
Из ФБ Евгения Коробкова

Михаил Озеров и Алина Перова Everything’s all right 21.04.2017

Восхитительное исполнение. Помню "темная японская флейта"Инна( она играла на ней) из далекого лета впервые мне спела эту арию когда мы шли по Ореховому бульвару и "как ты не знаешь, что это?" Ну и начали меня просвещать, а они все были музыканты, и муж ее Дима и друг семьи Егор - короче спели мне и сыграли дома всю рок-оперу "Иисус Христос - Суперзвезда". Я была самым благодарным слушателем . Это было лето 90-года, я носила розовый бант и розовые брюки-бананы, тогда еще ввели талоны на сигареты. У меня есть стихи про то лето, написанные позже

"Человек в высоком замке" Филип Дик

— Так какой же вид альтернативного времени предлагает эта книга?
— Такой, в котором Германия и Япония войну проиграли.

Роман двух книг, и в этом смысле удвоенный постмодерн. Есть такой прием, пойоменон, когда сюжетообразующим фактором становится поиск, написание, чтение, интерпретация книги. Персонажи "Человека в высоком замке", ну наиболее симпатичные из них, шагу не могут ступить без того, чтобы не посоветоваться с "И-Цзин", "Книга перемен" оказывается если не полноценным героем, то уж во всяком случае двигателем сюжета. Больше того, "И наестся саранча" - вторая главная книга в романе, оказывается написанной полностью под влиянием советов Оракула.

Collapse )

Дивная книга. Я еще скажу несколько слов в защиту Джоанны. Дика часто упрекали за то, что женские персонажи его книг психически нестабильны и тайно порочны. Он и сам за собой такой грех признавал. Но вот как по мне, героиня, спасающая от убийцы невинного человека и самое себя, даже ценой физического устранения негодяя, заслуживает не осуждения, но сочувствия и понимания.