August 13th, 2019

Магический реализм Ольги Мансковой "Масик"

Отрыла на самлибе вещь в жанре "магический реализм" , там много описано нашей реальности из жизни творческих и просто интеллектуальных людей провинциального города. И видно, что это наблюдения из жизни, прям зарисовки. Ну и для сюжетообразования добавлена "магия" о превращении главных героев в кота и обратно. Вдохновляет, потому что очень похоже на УФЛИ, но я не люблю писать прозу, да и сюжета у меня нет, хотя дневниковых зарисовок о нашем лито десятилетней давности полно лежит, только ненабраны. А мемуары писать неохота.
http://samlib.ru/m/manskowa_o_w/kotmasik.shtml
- Иосиф Мартович? Здравствуйте! - пролепетал Георгий.
Попасть в руки Иосифа Мартовича было почти то же самое, что попасть в цепкие лапки цыганки: это было надолго. Только, к счастью, при этом кошелек, всё же, не грозил опустеть; за деньги можно было не волноваться.
Иосиф Мартович был высоким представительным мужчиной, по всей видимости, в прошлом - жгучим брюнетом, теперь с изрядной долей седых волос в пышной шевелюре и в широких усах, с большим горбатым носом и доброй улыбкой, которая наличествовала всегда. Иосиф Мартович знал, пожалуй, добрую половину города, и, будучи пенсионером, посещал все литературные, музыкальные и прочие мероприятия, торжества и представления в городе, и обретался в той среде, которую пышно называли "творческой интеллигенцией".
Стоило встретиться на улицах города с Иосифом Мартовичем - и долгий, обстоятельный рассказ о всех событиях, касаемых этой сферы, был гарантирован.
- Здравствуй, молодой пиит! - воскликнул Иосиф Мартович, приобнимая Жорика, и увлекая прочь от рынка, по улице, ведущей к центру.
"Прощай, колбаса! Я к тебе не вернусь сегодня", - подумал Георгий, мысленно распрощавшись с идеей затариться продуктами на неделю.
То, что он уже не такой уж и молодой, а вдобавок давно и абсолютно не поэт, он вставить не смог и не успел.
- К нам на той неделе приезжал Тимур Шаов. Ты был на концерте? Почему - нет? А в музее Грекова была выставка прикладного искусства. Ну, а в выставочном зале, что недалеко от Николаевской церкви - новый формат, "другие" художники перфоманс только вчера устроили. Художка и её директор, конечно, в шоке: их работ там нет... И ещё, в институте ты давно не был?
- Я там работаю.
- О! Молодец. Через неделю там проводится встреча с творческой интеллигенцией. Директор библиотеки постаралась. Будет даже балерина, представляешь! Переехала недавно в наш город. Уже на пенсии, она у балерин - ранняя, но танцует хорошо. А ещё, на встрече будет даже чай с пирожными.
- Да не мучь ты парня - может, он спешит куда, а ты ему на уши присел - как молодежь говорит, - раздалось рядом.
Только теперь Жорик понял, что идущий рядом, с другой стороны, человек - не посторонний прохожий, а тоже идет вместе с Иосифом Мартовичем.
- Ой! Совсем забыл вас познакомить! - спохватился Иосиф Мартович. - Георгий, это - Михаил Степанович. Раньше он тоже в институте работал, а ещё он - скрипач. Единственный у нас в городе. Чудо, как играет! Ты не уйдешь от нас так просто; ты должен его слушать, сегодня же: мы как раз к нему идем. Не отказывайся: день рождения у человека... Вот, ходили за вином и сыром - всё чин чинарем!
- Поздравляю! Только, куда же я без подарка?
У Михаила Степановича были умные, карие глаза, западающие в душу; большой лоб, волевые скулы. Пожалуй, больше ничего, кроме глаз, далее не разглядывалось; на них наблюдатель останавливался, в них проваливался и замолкал.
- Какой подарок, в наше-то время! Если требовать подарки - лишишься друзей. Потому, если никуда не торопишься - идем ко мне в гости; составишь нам компанию. Иосифа Мартовича я тоже, просто случайно, здесь встретил. Судьба: будет, с кем начать этот день, - Михаил Степанович улыбнулся так, что отказать стало невозможно.

- Приходите, пожалуйста, сегодня к Борису Видко. Считайте, что я вас пригласил. Там будет много наших, меня поздравят. Играть я там не буду - даже скрипку не беру. Но, сыграют другие. Или - читать стихи будут. Один из последних вечеров в Подвальчике... Ровно в семь. Постучитесь - и вам откроют, и не спросят ничего. Просто впустят. Чужие туда не ходят. Ты ведь придешь, Георгий? Ещё раз встретимся. Развеешься, на людей посмотришь.
- Спасибо. Я постараюсь, - ответил тот.
- Ты ведь там ни разу не был?
- Нет. А где это?
- Подвальчик... Он скоро прекратит существование. Вернее, сам он останется на месте и даже будет принадлежать тому же хозяину. Но, там он сделает какие-то мастерские: нужно, чтобы дело приносило доход. А от нас, музыкантов, художников и поэтов, для которых первоначально Борис открыл свой "салон" - толку нет. Он сам - в прошлом поэт, а теперь - разбогатевший предприниматель. Из ностальгии, купил один подвал в старинном доме... Специально, для сборищ. Знаешь, в центре, неподалеку от театра, дом с совой? - спросил скрипач.
- Ага.
- Там наши и встречались. Видко отгрохал там неплохую комнатку, даже с камином. Приютил нас всех на время: мы там собирались по воскресеньям. Но, сам он уже влез в долги, и стало ему не до жира. Закрывает он теперь свою лавочку.
- А кто там собирался?
- Да все, кто хочет. Я бывал несколько раз, - пояснил Иосиф Мартович.
- И я заходил. Изредка. Сегодня там, может, кто из бардов будет, сам Видко - вероятно, артисты - студенты из театра, баптисты - они почему-то зачастили, музыкантша одна, ну и зрители, конечно. Пестрая компания. Как всегда. Одно из последних сборищ, - пояснил Михаил Степанович. - После будет негде встречаться.