August 5th, 2019

после ночного звонка ожившего мертвеца

После ночного звонка
Ожившего мертвеца,
Если нарисовать,
То ты
Погасшая свеча
В полночь
- серый дымок в черном пространстве.
Свеча ещё тёплая - жидкий воск
Оседает плёночкой на пальцах.
Послевкусие ощущений:
Я знаю, что ты весь "ложь",
Но если в эти мгновения ты и живёшь,
Кто-то я такая чтоб разбивать
Твои утверждения, когда говоришь что жив,
И что каких-то три часа на машине
И приедешь, только "махни".
В прошлом году я была в "твоем" городе
Две недели, участвовала в двух конкурсах
И тебе написала
не однажды "мертвого" приглашала,
Но призраки не встречаются с людьми,
С живыми при свете, поэтому
Не жди ни скайпа, ни встречи...
Только мой полуночный голос
И твой ледяной ветер,
И огарок той тёплой свечи,
Бывшей нашей печалью вечной,
Заманивший тебя позвонить.

1000 OVA (Р.Ф.) и тьма

Наши тысячи OVA
Я не должна рассказывать ему.
***
Даже мысленно я не пыталась
Проиграть сценарий наших
Отношений по другому,
Потому что не видела, где
Дорога нашей общей судьбы
Должна была свернуть раньше обрыва.
Теперь ты мне дал понять почему
Я упиралась мысленным взором в тьму.

***
С мальчиком Лето всё было иначе
- тысячи тысяч мысленных OVA
О том как все могло бы быть по другому:
Между нами всегда было пространство
Залитое солнцем,
В котором кружились
Снега и планеты,
В котором с орбит сходили,
С ума сходили или
Взмывали гейзером чувства
Ошпаренно среди полных сугробов.
Это был наш мир в котором
Девять лет
Существовали мы оба.
Столько возможностей безрассудно прозёванных
За семь лет дружбы сменяли одна другую,
На каждой из них останавливаюсь и буксую.
Мы дружили то нежно , то яростно
В миллиметре от поцелуя,
Упираясь в принципы взглядами
Мы считали не вправе переплетать чувства
Любви к поэзии с другими земными,
Что тлели семь долгих подземных лет,
А между нами был ослепительный свет
И смотрели и видели, как мы растем.
И иногда восторженно, а иногда обиженно
То девочка, то тетенька
Называл меня мальчик Лето,
Он все это время рос
И вдруг я заметила
Солнечным летом
Что он таки стал поэтом.
А потом фейерверк бесполезный,
Красивый и падение бастионов изнутри.
А наружные страхи мои не сдались
И каждый раз прокручивая
Сценарий нашей любви
Я отлавливаю безжалостно
Ещё и ещё страх, ещё один вид
То ли слабости, то ли трусости
Своей и моей
И я мысленно продолжаю
Те сводки с полей
Титанической жизни
Любви поэтов и вижу
- не исчерпать сюжеты.

Колокольчик звенит из тьмы

Я думала почему
Я заклинаю тьму:
Разговариваю по телефону
Полтора бесполезных часа
С ожившим тобой,
Незнающим что отвечать
На вопрос: "должен ли
Быть бесплатно вылечен
Раковый бедный больной?"

Ты всегда был такой:
Элита из элит, пуп Земли,
Напыщенный сноб,
И это не прыщ, который пройдёт.

Разговаривать с тобой безсмысленно
Но я смотрю в тьму
И вижу контуры девочки,
Которую так люблю.
Возможно, что разговоры с тобой
Это способ озверевшей мне общаться с той
Занебесной утраченной чистотой-простотой,
Абсолютно слепой с белой повязкой на лице,
Думающей что любовь разлита везде,
Только люди немного устали и у них все болит,
А если их понимать и гладить,
То добром можно что-то исправить.
Исцелить гнилые души -
не бывает плохих, они все недужны.

Я то взрослая с сарказмом знаю:
Плохих не бывает,
Каждый хорошим себя считает,
Каждый кому-то там паразит.
И потому так печально уму
И я обращаюсь памятью к дням-цветам,
Каким колокольчикам я была там.