February 28th, 2019

Рецепты выживания искусства, пригодные для меня

Я всё продолжаю с карандашом в руках изучать текст Германа Садуллаева о смерти искусства, кроме театра. Я ищу в нем рецепты выживания, и да, нахожу - и про уфацентризм, и про места силы и создание городской легенды. Всё, что мы делаем на УФЛИ и в "Истоках", всё чем являются выкопанные Яниной в Антологии местные стихи и проза 19- начала 20 века.

"Регионализация и локализация искусства, как и прочих производств. Это очень серьёзный удар поддых глобализации. Участвуй в этом.

62. Советский Союз пытался делать именно так. Поддерживать огромную армию творческих работников можно было только за счёт регионализации. Не все могут быть всесоюзно известными писателями. Допустим, десять могут. Но в каждом регионе могут обретаться ещё пять регионально известных писателей. Для писателя средней руки – это и есть успех, и выход, и стратегия, и программа. В СССР искусственно поддерживалась ситуация, когда были пять воронежских писателей, вполне известных в Воронеже, а за пределами области нет. Воронежские писатели, дураки, думали, что «кровавая гебня» не пускает их к мировой славе. А «кровавая гебня» их спасала от глобализации. Где они теперь, воронежские писатели? Нигде. Впали в ничтожество. Выпили палёной водки и умерли.

63. Не только в национальных республиках, во всех регионах была регионализация культуры! Это было не «угнетение великороссов», не «нацменские квоты», а ре-ги-о-на-ли-за-ция! Теперь же только в национальных республиках сохранились остатки культуры «местного значения», а в русских регионах вообще ничего нет, только центральное телевидение и Гарри Потер. Однако некоторые писатели удачно использовали региональную специализацию как стратегию личного успеха (Алексей Иванов на Урале, Василий Авченко на Дальнем Востоке) и она – работает!

64. Не надо пытаться стать «всемирно известным». Вы не станете Чаком Палаником. Не потому, что вы пишете хуже (допустим, не хуже), а потому, что Чак Паланик уже есть. Это место занято. Данный эффект глобализации известен. Мы не можем стать Швейцарией просто потому, что Швейцария уже есть, место Швейцарии в мировой системе уже занято Швейцарией. То же самое с Чаком Палаником и Мишелем Уэльбеком.

65. Не пытайтесь стать и «великим писателем земли русской». На этом тесном пъедестале уже толпятся двенадцать человек, хотя места там на двух-трёх, не больше. А довольно ли воспета ваша родная губерния? Создан ли её миф, её текст? Ох, извините меня, что говорю, как последний коуч из мастерской «творческого письма», я сейчас закруглюсь. В общем, надо найти свой регион, свою тему, может, не географический регион, а какую-то гиперпространственную категорию, противостоящую глобализации и бестселлеризации литературы.

66. С этого плацдарма, если суждено, будет проще и российскую, и мировую известность получить. Но, скорее всего, не суждено. Не обольщайтесь. Главное – почва под ногами. Обрести почву.
https://litrossia.ru/item/vse-umrut-ostanetsya-tolko-teatr/

рецепт выживания искусства:театр - это ритуал

Когда-то говорили, что кино и телевизор сделают ненужным театр. Театр смеётся над этими предсказаниями. Напротив, и кино, и телевизор глобализовались и стали бесполезными в плане культуры. И только театр сохранился. Все умрут, останется только театр.

68. Потому что каждый спектакль – это акт искусства здесь и сейчас. Его невозможно выложить на «Ютюб». Театр – ритуал. В ритуале нужно участвовать. Только так. Молиться или посмотреть видосик как молятся другие – разве одно и то же? Смотреть спектакль в «Ютюб» — это «фуд-порно». Поехать на шашлык с друзьями и посмотреть в «Ютюб» как друзья съездили на шашлык –разные вещи. Спектакль – это секс. Можно смотреть по телевизору, как парень целуется с красивой девушкой. Но самому заняться с ней любовью – немножко другие ощущения.

69. Самому не верится, но я говорю это (не-любили ли вы театр, как не-любил его я?). Надо ходить на спектакли. Покупать билеты и ходить. На местные спектакли местных коллективов. Старых и молодых, начинающих. И писать для театра! Писать пьесы для старых и молодых коллективов местных театров. Это самый лучший на данный момент метод локализации искусства.

70. И саму литературу, прозу, поэзию, надо локализовать. Выводить к людям. Сбить с ноги браслет и уйти с улицы пироженщиков. Локализовать, театрализуя и театрализовать, локализуя. Поэтические сборники никто не покупает? Зато поэтические слэмы, хорошо организованные, собирают аудитории. Недавно Михаил Елизаров на закрытом мероприятии читал свой нигде не опубликованный рассказ. Просто читал, сидя на стуле. А гидра глобализации корчилась под его ботинком, как змеюка под копьём какого-то всадника на гербе Москвы (на самом деле, это Индра убивающий Вритру, но я вам ничего не говорил).

71. Может быть, всё бесполезно? Прогресс (или регресс) цивилизации не остановить. Битва луддитов против машин, бессмысленная и беспощадная? Можно ли победить глобализацию? Я не знаю. Но я знаю, что можно сопротивляться. И это единственное, чему стоит посвятить свою жизнь.
https://litrossia.ru/item/vse-umrut-ostanetsya-tolko-teatr/

горе от психологического ума

Еще одним способом, посредством которого невротик может препятствовать осознанию необходимости изменения, является интеллектуализация существующих у него проблем. Пациенты, которые склонны так поступать, находят огромное интеллектуальное удовлетворение в приобретении психологических знаний, включая знания, относящиеся к ним самим, но оставляют их без использования. Позиция интеллектуализации применяется тогда в качестве защиты, которая освобождает их от эмоциональных переживаний и, таким образом, препятствует осознанию ими необходимости изменения. Это как если бы они смотрели на себя со стороны и говорили: «Как интересно!».

Карен Хорни. Невротическая личность нашего времени