November 30th, 2017

книга

Апаптоз

Галарина Апаптоз Апаптоз — (греч. опадение листьев) — термин предложен древнеримским врачом Галеном, в медицине так называют само­отмирание клеток организма, когда им на смену вырастают другие. Все эти разговоры с Л. просто отто­го что я не погасила тот огонек. Да и в общем-то, ни один огонек не погасила, очень бережно отношусь к частичкам оза­ренных дней. […]

Originally published at Галарина. You can comment here or there.

книга

Люди живущие внутри нас

Галарина Люди живущие внутри нас Ну не хочет человек, чтобы нас видели вместе… Женщина хочет мужчину, а богатый че­ловек не хочет бедного человека. Вообще женщин и мужчин часто разделяют только люди, которые живут внутри них. У этих людей масса причин не находиться друг с другом — гордость, стыд, страх, лень, зло­ба, доброта, ум, зависть. И […]

Originally published at Галарина. You can comment here or there.

книга

Портфель первоклассника

Галарина Портфель первоклассника Почему я лезу упорно в прошлое? Да нет, не лезу. Я и раньше видела сны и общалась по их поводу. Но никаких новых контактов не происходило. Мне надо свое внутреннее воспоминание с кем-то да­же не обсудить, а разделить, с кем-то, кто был в определенное время в определен­ном месте там, где и я […]

Originally published at Галарина. You can comment here or there.

книга

Трава и вода

Галарина Трава и вода Она была рядом и молчала. Уже то, что рядом с ним, говорило ей, что все в поряд­ке, что так и должно быть. Трава и вода. Вода насыщает собой тра­ву на лугах. Ты — река, ты насыщаешь со­бою. То, что ты рядом, уже является для нее любовью. А ты молчал и боялся […]

Originally published at Галарина. You can comment here or there.

книга

Чучундра и каравеллы

Галарина Чучундра и каравеллы   Любовь — это когда близко. Так близко, что можно разглядеть цвет глаз. Цвет его глаз был необыкновенный. И весь день об этом думалось. Эпитеты и сопоставления роились в голове. О влюбленности было невозможно рас­сказать никому. Лучшая подружка Эль- ка, жена двух мужей и списка теряюще­гося во тьме неизвестного количества лю­бовников, […]

Originally published at Галарина. You can comment here or there.

книга

Окаменелые устареллы

В природе все циклично – одни фазы сменяют другие – цветение, плодоношение, увядание, отдых и опять цветение… Человеческое сознание тоже следует этим путем. Каждые несколько лет мода возвращается, но не буквально и подробно, а некими деталями и принтами, заимствованными из былого, обозначает себя на современных тканях в других, свежих тонах новой эпохи. Винтажная же вещь […]

Originally published at Галарина. You can comment here or there.

Моя проза на обсуждении

Вчера на литобъединении УФЛИ обсуждали мою прозу.
По итогам скажу, что Игорь Вайсман хотел бы видеть - Вирджинию Вульф, Андрей Ошнуров - Толстого с Достоевским, Илья Гольд -  хотел бы особый язык как у Андрея Платонова, да еще где-то взял якобы из меня цитату "Поэты формируют структуру языка". Перечитала выставленную на обсуждение прозу - "Апаптоз", "Портфель первоклассника", "Чучундра и каравеллы", "Трава и вода" , "Люди живущие внутри нас" - нигде нет такой фразы.
Фира Хазипова хотела бы читать прозу, как у Светы Гафуровой, А здесь слишком заумная, интеллектуальная проза, она напоминает "Этюды Черни", для выработки техники написания.
Светлана Гафурова считает: что это отрывки, нет развития . Есть отличные образы бабушек в рассказах "Трава и вода" и "Чучундра и каравеллы". Понравилось, как через вещи показана бабушка в "Чучундре и каравеллах".. Автор может дорасти да чего-то похожего на Татьяну Толстую. Советовала бы попробовать написать цикл эссе , как у Андре Моруа "Письма к незнакомке". По стилистике рассказы молодежные, не устаревшие.
И только господин Александр Илликаев видит меня самостоятельным, современным , сформировавшимся писателем: "В рассказах Галарины особенны не мысль , не идея конкретная, а вроде инстинкт! "Чучундра и каравеллы" имеет имеет трехчастный сюжет. Некая лаборатория современности - рассказ был опубликован весной, и то ощущение удивительное, когда ты читаешь описание весны этого годаи за окном тоже самое творится. Конфликт есть и разрешение его есть . Классическая обработка "золушки". По отношению к рассказу "Люди живущие внутри нас" "женская проза" звучит не уничижительно, а повелительно."Апаптоз" - игра с философией буддизма, боязнь пустоты: вдруг внутри нас  ни махаона, ни моли, одна труха. "Трава и вода" - тема контрацепции не главное, но имеет значение, когда в стране эпидемия спида. Закрепощение сексуальности ведет к окостенению цивилизации, например Иран. Мне не хватило по чисто субъективному восприятию описания женщин - это не портреты. А вот мужчины описаны хорошо "при плотницкой внешности руки хирурга".А на женщин хотелось бы полюбоваться как в "Мадам Бовари" - сдвоенные зрачки, завитки волос на перламутровой шее. Много тем, есть отсылки к буддизму, к социальности."
Фроловнин сказал:"В прозе Галарины все взвешено, все в меру. Я ваш цитатель".

Луиза Разетдинова: "Портфель первоклассника" и "Апаптоз" через понимание себя, через понимание других людей - целостность. Когда ты сам наполнен, только тогда ты сможешь давать тепло другим людям.
Лариса Григорьевна Михайлова: Пришло время понимать себя, Оценивать себя. "Апаптоз" наиболее сложная вещь. В "Людях живущих внутри нас"  понравились детали - треугольная рюмка, гипотетический отец. "Портфель первоклассника" и "Трава и вода" рекомендовала бы читать всем, в последнем замечателен образ бабушки.В "Чучундре и каравеллах" понравились идеи про "детский день" и "согласиться на счастье".
Янина Свице: Мне они показались моноспектаклями.
Айдар Хусаинов6 Эти рассказы некоторое добавление к каноническому" жили-были". Люди были когда-то социальные животные и интересовались только  людьми, и не думали "о жизни бабочек". А это такие тонкие струны , когда есть выход за пределы своего мозга. Рассказы эти возможны, как частицы метаромана но и отдельно они состоялись тоже В детали можно углубиться и уйти туда совсем, и можно сделать что-то глобальное. Находясь в уютном мире своего черепа себя понять невозможно, надо выходить за пределы.

Денис Осокин пишет стихи

https://m.realnoevremya.ru/society/culture/82595-razgovor-o-kino-yazyke-i-literature-s-denisom-osokinym

Я сейчас больше забочусь о литературе, литература — это для меня главное, моя родная вода, мой родной язык, а у меня не так много времени и сил.

большой личный космический плюс, потому что освобождается время для того, чтобы делать свое главное в жизни дело, то, которое кроме меня никто никогда не сделает. Я имею ввиду рождающуюся через меня художественную литературу. В последнее время я вообще стихи пишу. И счастлив, когда они получаются, когда удается их отвоевать у существования.

Знаете, для меня художественная реальность — это не меньше, чем реальность физическая. А, может быть, больше. Поэтому то, что я создаю, те выводы, к которым я прихожу — это художественная правда. Это более чем правда. То есть, правда — это Правда Жизни. А художественная правда — это Правда Более Чем! Я в эти выводы свои верю. Если буквально подходить, например, что огородное пугало, мертвый оживший жук и девочка, обнимаются, читают друг другу книжки и помогают друг другу жить, естественно, я не жду увидеть это в реальности. Но подобные сцены физической реальности правдивее. Я знаю, что у художника есть такая счастливая возможность достраивать, перестраивать как угодно мир, в любую сторону пускать время…
— И вы этим пользуетесь.
— Я пользуюсь! И счастлив что могу. И обязан значит. Вся моя мистика, все мои чудеса, они тяготеют к моей личной и к космической этике, я решаю вопросы этического толка.

иногда вывешиваю под настроение фрагменты из своих книг. У меня есть две книги об огородных пугалах, одна называется «Огородные пугала», вторая — «Огородные пугала с ноября по март». О том, как пугала живут зимой. Их зимняя жизнь, оказывается, интенсивнее, трогательнее и нежнее. Я вывешиваю эти фрагменты из книг для собственного удовольствия, под свое, чаще всего распечальное, настроение, чтобы самого себя порадовать и утешить, плюс потому что всегда хочется ими делиться, потому что я литературой своей горжусь. Сейчас у меня в работе, как всегда, несколько произведений. Какие-то я складываю на ходу, прежде всего, поэзию. Стихи я записываю в телефон или в блокнот. А прозу, особенно требующую работы с материалом, на бегу не попишешь. Среди книг, которые у меня в работе, например, — третья книга о пугалах, называться она будет «Огородные пугала не умеют прощаться». Двумя книгами о пугалах я закрыл весь календарь и, казалось бы, рассказал достаточно. В первой книге речь шла о том, как пугала живут в дачно-летний период. Во второй — их жизнь с ноября по март. Календарный год закрыт, и мне стало так грустно, я так героев своих и их мир полюбил. Мне вообще свойственно писать продолжения, возвращаться к любимому, не прощаться. Вот я и пишу. Книга о не умеющих прощаться пугалах — во многом комичная, много смеюсь, когда с ней сижу. Начинается она с того, что однажды вечером в дом к писателю — автору тех самых двух книжек — врывается целая орава окрестных пугал, и они с очень грубой бранью берут писателя кто за горловину свитера, кто за горло со словами: «Мы узнали, что ты решил о нас больше не писать. Не вздумай, прибьем!».…
Источник : https://m.realnoevremya.ru/society/culture/82595-razgovor-o-kino-yazyke-i-literature-s-denisom-osokinym
Источник : https://m.realnoevremya.ru/society/culture/82595-razgovor-o-kino-yazyke-i-literature-s-denisom-osokinym