July 9th, 2016

река, жара

Водоросли твоих кудрей
Заманчивою рекой
Влекут в жаркий день

Пронзительный жар
После полудня
- зной
Гуще студня.

После того как взмокла
Покрыта мелким ознобом.

Но всё равно нет времени
Окончания женской
Моей несвободы:
На волю, в прохладную реку,
Побыть не молчанием, а человеком.

вновь продолжая разговор



Ужас любых отношений в том, что они зависят от двоих.

Ты можешь быть самым лучшим, верным, честным, преданным, но это не гарантирует ровным счетом ничего

И так хочется просто уснуть.

На пол жизни случайно уснуть.

И проснуться однажды.

Когда, обезболятся мысли.


... не надо жалеть
-ни прошедшего,
ни молвить слово,
Ну, и что в том такого:
 разговоры о вечном.
О небе и звёздах,
зачастую нам
не с кем об
этом и том,
говорить и молчать!
И поэтому мы
возвращаемся
в память,
не к людям,
возвращаемся к тем
Кем могли бы
мы быть,
когда вечность закончится
-это тоже обсудим.
Есть ещё много слов,
Есть ещё много рек
Есть ещё мы не те,
Но есть в нас,
что родится,
что в будущем будет
Будет музыкой и словами,
Будет слышимо не ушами.

про становление личности

обсуждение структуры произведений, и книг и голливудщины и там почти типовой момент - герой преображается, изменяется, причём герой уже взрослый. Обратился к русскиту и синематографу, и там похоже совсем наоборот - все персонажи уже ставшие, они как рельса ударяются о события, в разным результатом, но без трансформации, а становление и изменение оставлено для "литературы взросления".
Можно по разному толковать это различие, и как то что одни тетешкают подростковые комплексы, а другие обращаются к взрослому (кстати одни/другие - тут применимо к обоим сторонам), а можно как отражение неких серьёзных отличий в психологии (та же социальная мобильность)
http://brother2.livejournal.com/3024977.html?view=18175569#t18175569

Обуздание хаоса

Контроль - это всегда наружу. А принятие решений - всегда внутрь. Тот, кто принимает решения и следует им - контролирует только себя. Только себя и никого другого.
Тот же, кто контролирует другого - как правило не способен принимать решения.
То есть он способен накладывать ограничения, да. Проблема решается дисциплиной. Если она не решается дисциплиной, дисциплина ужесточается. «Нет», «не смей», «не имеешь права», «не хочешь» - громоздятся одно на другое, и, самое главное, довольно часто выглядят как забота. Во всяком случае, подаются как забота.
То есть купированию, урезанию и ритуализации в дурном смысле подвергаются внешние проявления. Никак не затрагивая то, что эти проявления вызывает. Личность того, кого контролируют, по сути, игнорируется - как игнорировал Лонли-Локли живущую в нем личность Безумного Рыбника. Главное, успеть поймать лезущее наружу проявление и обрезать в самом начале. И что случается, когда они с Максом меняются тенями? Выясняется, что вместе с проявлениями Шурф умудрился задавить в себе и обостренное восприятие, и умение от этого обостренного восприятия получать удовольствие. Вообще умение получать удовольствие от того, какой ты, если уж на то пошло.
Контроль - это давление без власти. Чем меньше власти, тем сильнее давление. Причем слово «власть» здесь можно заменить на «энергия», «личная сила». Спору нет, множество слов сказано и множество книг написано о том, как необходим контроль личной силе. Совершенно верно. Но изнутри, а не извне. Контроль извне при наличии личной силы необходим только тогда, когда обладатель этой личной силы находится в полном хаосе, проще сказать - безумен, вот как Джуффин скрутил Шурфа на кладбище, добиваясь, чтобы тот его выслушал. При первых же признаках обуздания хаоса следует немедленно переходить к обучению контролю изнутри. После чего переходить к привычке принимать решения, а не контролировать.
Принятие решений упорядочивает хаос гораздо лучше, чем любой контроль.
А самое главное - состояние контроля полностью аннулирует ощущение счастья.
Это еще один критерий, по которому очень легко понять, контролер перед вами, наделенный когда-то и кем-то властью, или носитель этой самой власти. Тот, кто принимает решения, может быть счастлив (может и не быть, в конце концов, у каждого свои предпочтения). Контролер счастлив быть не может. Он может испытывать удовлетворение, даже удовольствие - как иначе можно назвать вампирскую ухмылку на лицах иных гардеробщиц, - но счастье - нет. Власть, данная обстоятельствами, стечением места и времени, та самая заемная власть, порождающая контроль - тем и характеризуется, что она дана обстоятельствами. Нет обстоятельств - нет власти.
Тот же, кто принимает решения, кто действительно берет на себя ответственность, кто этим решениям следует - остается в этом состоянии везде и всегда.
Что, собственно, сделал Гуриг, когда обстоятельства наделили его властью? Он взялся принимать решения. Ему более чем было бы достаточно просто контроля - в конце концов, как я понимаю, многие его предшественники на этом и останавливались. Но он взялся слушать, анализировать и менять себя. Не избегая железной дворцовой дисциплины, он взялся выращивать свою, внутреннюю, которая прежде всего базируется на радости и счастье, потому что король - это прежде всего долг и власть. А вот будут эти долг и власть на счастье и радость или нет - это уже решение человека, имеющего титул короля.
Собственно, это и отличает контроль от служения. Контроль может быть от чего угодно, служение может быть только по любви, иначе никак.
Потому что осознанные счастье, радость, долг и власть - это и есть любовь, особенно, когда речь идет о тебе и чем-то, что куда больше тебя самого. А любить то, что больше тебя самого можно только через служение, в противном случае будут попытки нивелировать это "больше".
А любой король - если он настоящий король, конечно, - любит всю свою землю, иначе никак.
http://a-str.livejournal.com/641303.html