April 9th, 2015

(no subject)

Идеальное сделать совершенным
Можно только присутствуя живьём
- ей было странно безутешно
Хоть с кем, когда не с ним вдвоем.

(no subject)

Кровью надо поить
Боевые искусства.
А стихам нужны
Настоящие чувства.
Чувства - не придуманные сны.
В этом мире мы живём
И боремся не одни…

(no subject)

***
Почувствовал себя Богом?
Я знаю Бога?
Это точно не ты!
Но, какая то доля
В тебе и во мне
Заставляет других
Его в нас увидеть!

стыд и совесть

Основное различие между нашей культурой и западной заключается в том, что наша культура является культурой совести, а западная – культурой стыда.

Наш человек не будет воровать чужой кошелёк, так как это – плохой поступок, и он своим воровством сделает кому-нибудь больно. Западный бюргер не будет воровать чужой кошелёк, так как воровать стыдно.

Обратите внимание: я не говорю, что культура совести заведомо лучше. Так, например, в советские времена многие воровали с заводов как раз потому, что не считали это бессовестным поступком и были уверены, что от завода не убудет. У бюргера такого оправдания не было бы: он не вникает в такие тонкости, для него одинаково стыдно воровать как у живых людей, так и у организаций.

Вместе с тем, у западной культуры стыда есть одна очень неприятная особенность. А именно: эта культура поощряет традиции травли, когда все показывают пальцем на некого изгоя и осуждающе поцокивают языками: дескать, как ему не стыдно. Более того, зачастую объектами травли становятся как раз люди, которые живут по совести и не могут молчать в некоторых ситуациях.
Что, впрочем, опять-таки типично для ситуации западной травли: или, точнее, «моббинга», так как на Западе подобного рода охоту на ведьм называют «моббингом».

Некоторые недоумевают: как же так получается, что травители дружно набрасываются на жертву, которая очевидно права. Возникает вопрос: неужели они не понимают, что их нападки несправедливы?

А разгадка проста. В культуре стыда важнее всего мнение коллектива. И если общественное мнение говорит, что чёрное – это белое, значит назвать чёрное чёрным – стыдно, а плевать в сторону таких «правдорубов» – правильно и почётно.

По тому же сценарию идёт на Западе и накрутка русофобии. На Западе никого не волнует, кто там на самом деле прав или не прав. Также западный обыватель не особо думает о том, какая точка зрения выгоднее для него и для его страны. Для западного обывателя имеет значение только одно: что думает общество. Общество всегда право, а тот, кто идёт против общества, всегда неправ. До тех пор, пока ему не удастся каким-то образом перетянуть общественное мнение на свою сторону.

Введённые против России санкции тоже следует считать классическим моббингом. Санкции — это не экономическое давление и даже не наказание за какие-то вымышленные грехи. Санкции — это коллективная травля неугодного, во время которой достаётся не только жертве моббинга, но и тем, кто пытается её защищать от коллектива.

Отдельных добрых слов заслуживают и западные премии – все эти «Оскары» и «Нобелевки». «Кому дали премию, тот и прав» – вот построение, которое на Западе считается аксиомой, и при помощи которого Запад формирует общественное мнение, выдавая свои премии, например, прозападно настроенным нашим соотечественникам. Также, пожалуй, стоит упомянуть знаменитую британскую «охоту на лис»: диковатое для нас, но нормальное и понятное для западного сердца развлечение.

Повторюсь, я вовсе не хочу сказать, будто культура стыда заведомо ущербна. У западной культуры есть свои плюсы. Так, будучи людьми отнюдь не душевными, жители Запада достаточно часто являются людьми ответственными и обязательными: держат своё слово, выполняют свои обещания. Это невероятно важно, так как построить что-то значительное можно только с теми людьми, на которых можно положиться.

Сделаю на этом месте лирическое отступление. Многих удивляет кадровая политика фирм, в которых они работают. Талантливые, работящие и душевные люди зачастую до пенсии работают на рядовых должностях, а чёрствые ленивые середняки делают быструю и хорошую карьеру. Обычно в этих случаях принято говорить про умение льстить или какой-нибудь «блат».

На самом же деле на начальственные должности как правило продвигают тех, кто может выполнять обещания. Если Сидор является скопищем пороков, если его ненавидят коллеги и подчинённые, если он ленив и неопрятен – но при этом сдаёт все проекты точно в срок, он будет иметь куда как больше шансов на продвижение, чем талантливая Анжела, которой её тонкая душевная организация не позволяет пинать подчинённых достаточно жёстко, чтобы те своевременно выполняли свою часть работы.

Закончу на этом лирическое отступление и отмечу, что на Западе таких вот жёстких Сидоров много: и именно они стали хребтом всей западной цивилизации.

Однако если мы посмотрим в будущее мы увидим, что у нашей с вами культуры совести сейчас открываются весьма интересные перспективы. Сильное место культуры совести – умение работать в по-настоящему больших командах, когда каждый член команды работает не за страх, не за стыд, а за совесть.

Наполеон сказал в своё время, что один мамлюк победит в рукопашной одного француза, однако пятьсот французов без труда разобьют пятьсот мамлюков.

Сейчас мы можем наблюдать аналогичную войну масштабов. Западная цивилизация – построенная на крови и деньгах – была вне конкуренции последние несколько веков. Однако наша планета, пожалуй, стала уже достаточно большой, чтобы миллиарды людей начали эффективно объединяться на основе совести и справедливости.
Есть очень интерестный метод для мотивации толпы, это называется - Noble Cause, Это представление руководством человека, которого травят в определённом свете, людям травящим его. После чего, люди которые травят, абсолютно уверены, что делают правое дело, даже если оно подлое, а чувство ненаказанности толпы, даёт спокойстие в любых действия, которые могут быть не только аморальными, но и просто преступными.


Noble Cause - переводиться что-то вроде Высокой правды, которая выше всего другого

http://fritzmorgen.livejournal.com/774002.html?thread=374355826#t374355826

Вырабатывается человек другого типа

Я не раз слышала, как наши интеллектуалы публично заявляли, что Россия в ХХ веке «ничего не дала миру». Это поразительно.

В энцикликах Пап встречаются цитаты из Флоренского, Булгакова, Бердяева. Вы представляете себе что-то подобное в наших церковных документах?

Я бы сказала, у нас недостает европейской скромности, когда человек — умный, талантливый, образованный — всю жизнь говорит, что он всего лишь ученик Хайдеггера. У нас же постоянный «страх влияния». И поэтому не создается средней зоны культуры, где живут не гении, но где та почва, на которой они растут. У нас получается — вдруг появляется гениальный Бахтин (на самом деле, не вдруг: он начинает в творческой среде русского философского Киева), а вокруг него — пустыня. Оказывается, что вступить в разговор с Бахтиным просто некому.

Классическое образование, кроме прочего, очень связано с развитием памяти. А человек, который себя заявляет «современным», ничего не хочет заучивать, он хочет «креативно» всем оперировать: «Зачем запоминать столько слов, дат, фактов, когда все можно узнать одним кликом?» Представление о бескорыстном смысле знаний, о личном тезаурусе, уходит. Это страшно. Рождается другой человек, который развивает оперативные навыки, а собственную память отчуждает и передает машине.

Просто вырабатывается другого типа человек. Человек-распорядитель. Он умеет как менеджер расставить все по местам, но он не хозяин!

Ольга Седакова

http://nandzed.livejournal.com/4847073.html