April 23rd, 2014

фантастический стилист

читать пьесу "Роль труда в процессе превращения человека в обезьяну" Аркадия Белинкова, написанную в мае 1951 года. Прямо сразу и с разбегу поразило несколько вещей. Во-первых, точность и изящество формулировок. Во-вторых, их абсолютная современность (и это прискорбно). И, в-третьих, вообще не понимаю, как он остался жив.
Нет, вышку-то ему дали. Потом заменили на восемь лет. Потом добавили двадцать пять. В 1956 выпустили по амнистии. Но это уже задачка для первого класса в книжке "Забавная арифметика".
Фантастический стилист. Теперь я прочитаю его книги про Тынянова и Олешу.

О литературной некрожизни, местных реалиях и фестивальных впечатлениях

Вот вернулась я домой, а тут Савельев призывает "убить мамонтов" - а сам он между прочим заявление о приеме в союз этих "мамонтов", то есть местный союз писателей подавал.
У меня сразу всплыла фраза из речи Виталия Пуханова на презентации его книжки в Саратове , что в том числе одной из его художественных задач была реабилитация слова "говно" и возвращение данного слова из табуированного списка к полноценному использованию. Цитата приблизительная.
Но после эпистолы Савельева ощущение что искренности в мире не существует и определённая группа личностей пытается расширить , а то и подменить этим словом все спектры ароматов и цветов.
Зомби-лирика присутствует у многих начинающих авторов, не вышедших психологически из подросткового возраста. Типо "постучусь людям в окошко, может мертвые уж сами" , "из ран наносимых трупу кровь уже не течет". В зомби-лирике других живых, кроме одинокой тушки автора, бесцельно мотающейся по угрюмым просторам Мордора, не существует , все остальные зависли как в плохой компьютерной игре. Господину Савельеву вероятно надоело мотаться по Мордорским просторам своих произведений, и он тоже хотел отдохнуть, немного зависнув, вероятно, с этой целью подавал заявление о приеме в союз писателей. Пока не приняли. Но господин, человек упорны, я даже уверена что в ближайшее время он опять подаст заявление в союз писателей, тока вот сначала их постращает тем, какой он крутой загонщик мамонтов. Туточки мамонты напугаются и выдадут ему диплом "большого слона", то есть членский билет.
Эта такая продуманная стратегия, и никакой искренности.
А по жизни слоны между прочим не зомбаки , они бродят по солнечным саваннам, их ожидают засухи и водопои, и ловушки браконьеров и ,главное, таскание бревен для строительства ожидает слонов, если они не дикие.Но дикие живут своей дикой жизнью и не контактируют с людьми. А у писателя социальная потребность быть опубликованным, быть понятым, быть признанным.А это очень тяжёлые брёвна.
Люди пишут, пишут для людей. А в большинстве своем люди различают запах говна и роз. И нельзя запретив одно слово,автоматически повысить процент содержания возвышенного. Бурление говн в блогосфере - отчасти "взрыв глухонемых пластов сознания". Может Виталий Пуханов лишь поэтически оформил данную тенденцию.
Он хороший автор, потому что его тексты имеют полноту и спектр чувств присущих живому, чувствующему человеку. Есть в нем печальная ирония и радостное удавление хорошему.
В зомби-лирике не бывает ни иронии, ни самоиронии, а уж удивлению, тем более радостному там нет места вообще. Всё ж заранее известно, мамонтов мочить, чтоб знали место, а жизнь , точнее некрожизнь, и так и эдак унылое ...
Ну, и попутно фестивальные впечатления. Так как людей психологически не вышедших из подросткового возраста , среди поэтов всегда много, то зомби-лирика на фестиваля была представлена в достаточном объёме, у некоторых авторов ,правда, наметилось движение к печальной иронии и самоиронии. Но они довольно взрослые по возрасту люди - выделила бы Дмитрия Манаева и Ивана Лескина.
А вот , например, очаровательный юноша бледный Алексей Кац (издатель самиздатовского журнала "Утка")на читках во второй фестивальный день в "Хонки тонк" накалил мою нервную систему так , что я сочла необходимым оппонировать и подошла к Богатову и попросилась вне очереди прочесть стихи. Стихи были про солнечный Саратов. Про мое радостное удивление от людей , встречающих меня уже третий год в этом городе.

не каждая информация взаимозаменяема.

Предположим, что все, что мы видим вокруг себя - это информация. Запахи, звуки, вкус, картинка, слова.


Но ведь не каждая информация взаимозаменяема. Т.есть не каждый запах, котроый я чувствую, я могу описать так, что человек, не почувствовавший этот запах, поймет, о чем речь. Не каждый звук я ногу описать словом. Только тот, для описания которого слово уже существует. Скрип. Крик. Шёпот. А что если это новый звук? Необычный звук? Или просто сложный звук? Слово не передаст того, что я на самом деле услышала.