October 25th, 2013

я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо.

Вдохновившись генералом Ермоловым, я поговорила с нашей учительницей начальной школы о косяках в расписании. Три недели сплошных траблов, каждый день - нет - то одного урока, то другого. Причем все уроки ведёт она.Кроме английского и башкирского. И каждый день я выясняла - во сколько забирать ребенка, а потом мне Ангелина звонит раньше и говорит : А у нас не было родного, как сегодня, физры, как вчера, английского , как во вторник. Я всё бросаю и пулей вылетаю забирать ребёнка из школы. Это уже три недели. И притом мне хочется поддержать молодого педагога, она мне симпатична, но сегодня я не выдержала, hgb,t;fkf очередной раз вся в мыле в школу и наехала на преподавателя. Но старалась быть очень корректной, и мы немного вместе покумекали над расписанием. и два системных трабла с физрой и чтением вроде бы теоретически разрешили, взаимным переносом переносом этих уроков. Про остальное мне тоже показали весь исчерканный черновик расписания и пообещали соблюдать. Мне ужасно было наезжать, но я поняла что сие у неё системное явление и из этого она сама не выберется. А так и будет нас лихорадить. Следующая неделя будет контрольная, дай то бог чтоб не пришлось опять идти.
И почему в педагогических вузах не изучают логистику, да и логику видимо проходят мимо.Вечно проблемы с расписанием, что в общеобразовательной, что в музыкалке, и всё связано с загруженностью/ свободностью кабинетов.

И да, ниже текст , который мотивировал меня на разговор по исправлению косяков в расписании. Вот так преломляется исторические личности события в моей голове и моей повседневности.

Как генерал Ермолов отучил чеченцев красть людей.
"Высокопоставленных офицеров правительство, не дожидаясь посылок с отрезанными ушами и пальцами, предпочитало выкупать. Во времена назначения генерала Ермолова наместником Кавказа произошел случай, поколебавший уверенность чеченцев в выгоде торговли заложниками. По дороге из Хазиюрта в Кизляр был похищен майор Швецов. Чеченцы, не разобравшись в офицерских отличиях, приняли майора за лицо особой государственной важности. И на радостях потребовали у его родных выкуп — десять арб серебряной монеты. Российское правительство просто не знало, как реагировать на такую запредельную цену! Да и взять эту сумму было неоткуда. Тогда сослуживцы Швецова объявили по всей стране сбор пожертвований для выкупа его из плена. Пока россияне собирали деньги, на Северном Кавказе появился Ермолов. И первое, что он сделал, — платить выкуп за Швецова запретил. А вместо уплаты приказал посадить в крепость всех кумыкских князей и владельцев, через земли которых провезли русского офицера, и объявил, что, если они не найдут способа его освободить, он всех повесит. Арестованные князья сразу же договорились снизить выкуп до 10 тысяч рублей. Но Ермолов снова отказался платить. Тогда очень кстати возник (по тайной просьбе генерала) аварский хан и выкупил пленника. Генерал особенности национального менталитета улавливал мигом. Если местному населению платишь деньги, значит, боишься, откупаешься. А потому Ермолов призывал следовать логике неприятеля: "Хочу, чтобы имя мое стерегло страхом наши границы крепче цепей и укреплений, чтобы слово мое было для азиатов законом, вернее, неизбежной смертью. Снисхождение в глазах азиата — знак слабости, и я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо. Одна казнь сохранит сотни русских от гибели и тысячи мусульман от измены”. Свои слова генерал имел обыкновение подкреплять делами. Так что похищение крупных чинов и богатых купцов на время было вычеркнуто из реестра "выгодных".

Выдержка из издания "Записки А.П. Ермолова." 1798–1826 гг. — М.: Высшая школа, 1991.