October 24th, 2013

логика , интеллект и обратный эффект

Вообще хочу сказать, что логика - это не нормальный режим работы человеческих мозгов, а выученный.

Нормальный режим для мозга - это постоянное распознавание образов, пространственно-временных паттернов и т.п.

Вот это наши мозги делают влет, куда там компьютерам.

И там еще не просто распознавание, а с неким встречным сигналом.
То есть наш мозг сначала сразу делает предположение, что бы это в поле зрения могло быть, а потом уже ждет, пока картинка достроится.
Это ускоряет работу, но отсюда всяческие фильтры восприятия, предубеждения и т.п.

Кстати, я бы сказал, что способность непредвзятого распознавания паттернов во входных данных для научных открытий важнее логики.
1. Замечание чего-либо необычного и системно повторяющегося в наблюдаемых данных.
2. Выдвижение гипотезы по поводу этого.
3. Придумывание и проведение уже более прицельных экспериментов, подтверждающих или опровергающих эту гипотезу.


Ну это может быть и обратный эффект знания, что "я не особо умный". Поскольку у нас все на этом интеллекте построено, то человек узнает об этом еще с первого класса - или даже до - когда его зачисляют в 1Г (где самые "тупые"), а не 1А (где самые "умники"). И дальше с этим знанием о себе живет. И оно очень даже на него влияет - в том, что он намного раньше перестает стараться справиться с неработающим скайпом или сложной загрузкой в регистрационную форму. Точно также, как люди, которые считают, что у них плохо с математикой, меньше времени готовы потратить на то, чтобы справиться с какой-нибудь около-финансовой задачкой, типа подсчета бюджета в экселе (это я уже на собственном опыте общения с сотрудниками).

Так что да, работает психология, но только иногда это обратный эффект...
У Малколма Глэдвелла в книге Outliers этот эффект хорошо описан, со статистикой, с примерами...
Другое дело, что "обратный эффект" уже все равно не имеет сейчас смысла в этом контексте учитывать, уже по факту чел с более низким нтеллектом получает соответствующие результаты.
А вообще, возможно, когда-то их и поставили на этот "путь".
Такое повсеместно происходит с женщинами в патриархальном обществе, когда их не поощряют заниматься точными науками, например, а потом шпыняют, что среди женщин намного меньше способных к физике, математике и тд.
А если бы воспитывались в равных условиях с равной поддержкой и вниманием - результаты другие были бы, это точно.

Да, точно, и этот обратный эффект тоже есть. Любимые учителя не последнюю роль тут играют, конечно) Собственно в дополнение к упоминаемому выше Глэдвеллу есть сейчас хорошая переведенная на русский книжка "Выдающиеся результаты. Талант не при чем", где именно про то, что талант переоценен, а на самом деле куда больше имеет значение непрерывность усилий.

Индейцы пираха, которые никогда не спят

Что говорят друг другу люди, отправляясь спать? В разных культурах пожелания звучат, конечно, по-разному, но в основном все они высказывают надежду говорящего на то, что его оппонент будет спать крепко, сладко, видеть во сне розовых бабочек и проснется утром свежим и полным сил. По-пирахски же «Спокойной ночи!» звучит как «Только не вздумай дрыхнуть! Тут всюду змеи!» (Книга, которую Эверетт написал про своих друзей-индейцев, так и называется: «Don’t sleep there are snakes!»). Пираха считают, что спать вредно. Во-первых, сон делает тебя слабым. Во-вторых, во сне ты как бы умираешь и просыпаешься немножко другим человеком. И проблема не в том, что этот новый человек тебе не понравится – ты просто перестанешь быть собой, если станешь спать слишком долго и часто. Ну и, в-третьих, змей тут и правда навалом. А кроме змей здесь полно других ядовитых и агрессивных гадов, не говоря уж про духов, которые сидят в кустах и только и мечтают о том, чтобы прыгнуть тебе на шею и незаметно высосать у тебя кровь из затылка. Так что пираха не спят по ночам. Дремлют урывками, по 20–30 минут, прислонясь к стене пальмовой хижины или прикорнув под деревом. А остальное время болтают, смеются, мастерят что-нибудь, танцуют у костров и играют с детьми и собаками. Тем не менее сон потихоньку видоизменяет и пираха – любой из них помнит, что раньше вместо него были какие-то другие люди.

«Те были гораздо меньше, не умели заниматься сексом и даже питались молоком из женских грудей. А потом те люди все куда-то делись, и теперь вместо них – я. И если я не буду подолгу спать, то, возможно, и не исчезну. Обнаружив же, что фокус не получился и я опять поменялся, я беру себе другое имя…» В среднем пираха меняют имя раз в 6–7 лет, причем для каждого возраста у них есть свои подходящие имена, так что по имени всегда можно сказать, идет речь о ребенке, подростке, юноше, мужчине или старике.

Эверетт был готов к тому, что местный язык окажется трудным. Но он ошибался, в чем честно признался тридцать лет спустя: «Этот язык не был сложен, он был уникален. Ничего похожего на Земле больше не встречается». То, что в нем всего семь согласных и три гласных, – это еще ерунда. Куда больше было проблем со словарным запасом. Местоимений, скажем, пираха почти не знают, и, если им очень нужно показать в речи разницу между «я», «ты» и «они», пираха неумело пользуются местоимениями, которые употребляют их соседи – индейцы-тупи (единственный народ, с которым пираха до сих пор кое-как контактировали). Глаголы и существительные у них особо не разделяются, и вообще любые привычные нам языковые нормы тут, похоже, утоплены за ненадобностью. Например, пираха не понимают смысла понятия «один». Вот барсуки, вороны и собаки понимают, а пираха – нет. Для них это настолько сложная философская категория, что любой, кто попытается поведать пираха, что это такое, заодно может пересказать им теорию относительности. Цифр и счета они не знают, обходясь всего двумя понятиями: «несколько» и много». Две, три и четыре пираньи – это несколько, пять – туда-сюда, а вот шесть – это уже явно много. А что такое одна пиранья? Это просто пиранья. Проще русскому растолковать, зачем нужны артикли перед словами, чем объяснить пираха, зачем считать пиранью, если это пиранья, которую незачем считать. Поэтому пираха никогда не поверят в то, что они – маленький народ. Их 300 человек, а это, безусловно, много. Про 7 миллиардов с ними говорить бесполезно: 7 миллиардов – это тоже много. Вас много, и нас много, это просто замечательно. Тем не менее, узнав, что такое деньги и какие замечательные вещи можно выменять на эти бумажки, пираха отлично управляются со своими финансами. Не умея считать и не понимая номинала купюр, они точно знают, какой высоты должна быть горка бутылок горькой воды – кашасы, которую за эту розовую штучку дадут бразильцы из дальней деревни.

http://vinujden.livejournal.com/251185.html