February 25th, 2012

книга

Вот новый поворот:))

Вот новое слово "крокоёбище" - узнала вчера из самобичеваний одной дамы(в комментах к посту "Мымрификация исскуствоведения").Осталось только понять что оно означает - либо та , которую *бут крокодилы, либо ту, которая сама любого крокодила за*бёт и пополам перекусит.Судя по агрессивности сей дамы склоняюсь к последнему. И всё таки мымрификация начинается изнутри , а не с формы ног, и постепенно как ядовитый туман выползает из души наружу отравлять окружающих и изьязвляет метками вопиющими о нарушенной гармонии облик человека(предупреждение об опасности окружающим)
книга

О чувстве юмора

http://maxim-akimov.livejournal.com/317848.html?view=8904600#t8904600
Сегодня очень уместный и своевременный пост Максима Акимова "Перекись юмора"
Приведу отрывки:
Человек, у которого отсутствует чувство юмора – это беда, общаться с таким трудно, работать тоже. Есть лишь одна категория людей, которые могут не иметь чувства юмора, но оставаться настоящими – это женщины, обладающие огромной добротой, заменяющей им многое, и позволяющей оставаться истинным человеком. Мужчина, лишенный чувства юмора – это, в любом случае, явление неудачное, даже если он добр. Хотя, справедливости ради, стоит сказать, что чаще всего, именно злобные люди, деструктивные личности лишены чувства иронии и самоиронии.

почти одинаково ценю оба этих качества – и способность восхищаться и чувство юмора.
Однако в девяностые годы, к моему удивлению, такая беда как отсутствие чувства юмора, получила себе некую противоположность – гипертрофированный стереотип юмора, стёбовый тип отношения к жизни, потребность подвергать осмеянию и вышучиванию всё, буквально всё и вся. Эту крайность я назвал для себя перекисью юмора, и чем дальше, тем больше, я убеждаюсь в том, что она также деструктивна и плоха, как и её противоположность – отсутствие чувства юмора.

Русский народ всегда был ироничен и всегда имел чувство юмора, которое позволяло ему выжить в этих тяжелых условиях, где ни один другой народ европейского типа, выжить и закрепиться не сумел. Но в постперестроечные годы «нам подменили жизнь», как выразилась бы Ахматова, и даже наше главное, наше основное – способность восхищаться и тонкое чувство юмора, оказались так сильно повреждены, что просто выпали из коллективного бессознательного, а на место них было вживлено нечто иное – тот самый стёб, та самая перекись юмора, низводящая всё и вся, и она почти ничего общего не имеет с настоящей иронией, с истинным чувством юмора, ибо является прямой противоположностью отсутствия оного, то есть банальной интеллектуальной тупостью. Два сапога – пара: что одна крайность, что другая.
http://maxim-akimov.livejournal.com/317848.html?view=8904600#t8904600