galareana (galareana) wrote,
galareana
galareana

Category:

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ТЕАТР КАК АНТИТЕЗА. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Документальный театр как исповедь существования. Знаете, как устаешь себе напоминать, когда слишком проникаешься судьбой героев сериала – этого не было.

А тут можно отпустить своего цензора реальности, потому что лаборатория документального театра – о том, что есть в нашей жизни. Итак, эта история началась осенью, во время карантина. Центр драматургии и режиссуры РБ решил провести семинар по документальному театру. Я тогда написала статью «Найти человеческий язык на социальной дистанции»https://istokirb.ru/articles/%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%8F%D1%82%D0%B8%D0%B5/Nayti-chelovecheskiy-yazik-na-sotsialnoy-distantsii-605238/

Благодаря той заметке помню, что было 16 драматургов и руководитель, которые учились и общались в зуме. Теперь руководитель и наставник Анастасия Патлай приехала в Уфу, и все занятия проходили вживую, ещё и желающие могли по вечерам 3 и 4 апреля сходить в «THE TEATR» – увидеть плоды лаборатории документального театра. Были представлены эскизы пьес и заявок. Девять человек смогли дойти до этого этапа. 3 апреля представляли свои эскизы пьес Лиза Карабанова, Камила Растумханова, Анастасия Бусыгина и заявку показал Сергей Першин. А 4 апреля мы ознакомились с оформленными трудами Улья Нова (Марии Ульяновой), Виктории Емелёвой, Марии Сапижак и заявками Тиграна Довлатбекяна и Антона Бебина.

IMG_9366.JPGЯ с неким ожиданием шла 3 апреля через парк, приближаясь к месту развиртуализации, как позже сказала Зухра Буракаева: «У всех, оказывается, есть ноги, а в зуме были только квадратики с лицами». У входа поздоровалась с теми, кого уже знала – уфимскими организаторами «всех славных театральных дел на ниве драматургии» Алиёй Яхиной и Зиннуром Сулеймановым, освежила в памяти облик единожды виденного драматурга Владимира Жеребцова из Стерлитамака. И познакомилась с наставником и гуру документального театра Анастасией Патлай, она оказалась голубоглазой, длинноногой, приветливой и строгой.

После вступительной части о судьбе и истории проекта, начались показы и представления драматургов. Действо сие длилось по семь часов ежедневно, два дня подряд, а ведь у участников были еще дневные занятия.

Попыталась некоторые моменты прояснить в беседе с драматургом Владимиром Жеребцовым: «Любой театр документальный в какой-то мере. Когда зрелище, спектакль находит отклик в душе, так пафосно выражаясь, человека. Когда он сопереживает, он возвращается в аналогичные ситуации. Если он испытывает то чувство любви, которое там передается, это же тоже каким-то образом его документ какой-то внутренний, на чем-то он основан. Да, наш язык основан действительно на словах, а слова неким образом наш опыт. Если видели «стол» – то мы понимаем, о чём говорим. А если взять «черную дыру» – имеем ли представление? Да и то в слове «черная» есть намек на какую-то бездну. Опять не понимаем. А если человек говорит на неизвестном языке, которого мы не знаем, то для нас это тарабарщина. Вопрос терминологии: что называть документальным?

IMG_9885.JPGВот Венечка Ерофеев, «Москва-Петушки» – этот текст документальный или нет? Поэма. С другой стороны явно пережитое человеком – «слеза комсомолки», то …текст высокохудожественный. Куда его, тем не менее? Я не знаю. Рефлексия, допустим, «Над пропастью во ржи» – этот мальчишка Холден Колфилд, все мы были подростками, там нет какой-то суперзакрученной истории. Как вам, документ это – не документ? Сэлинджер на основе чего-то это написал. На основе собственных чувств. Мы все пишем так. Наши чувства это сито, которым мы отбираем либо то, либо другое… Внутренняя сортировка. И даже когда общаешься с людьми, которые жили с тобой в одном слое, у них совершенно другие воспоминания и представления об одних и тех же вещах и историях. Другое дело: документальный театр – он, думаю, возник как антитеза плохому театру игровому. Здесь уже звучала фраза – «выходит человек, который десять лет играет уже главную роль, то есть на автомате так – табуретки строгает на сцене в виде образов». А здесь как бы честный разговор.

Но вот опять же: документальное кино – говорит человек – его снимает камера. Но это он сам говорит. Здесь говорят артисты, это же все равно они в образ входят. Ну, так это что – совсем документалистика или преобразованная действительность. Хотя просто говоришь с человеком – беседа одна, включил диктофон – уже другое, включил камеру – глаза оловянные стали…

Есть обратный процесс, допустим у Германа-старшего такая там грязь идёт. В том же «Лапшине» классическом. Ну, вроде говорят они как в жизни, но ведь это всё равно не отнимает того, что кино художественное. Хотя оно, вроде как, псевдо-документально сделано. То есть диапазон для осмысления действительно большой. Очень много от терминов зависит и так далее…»

И когда я думала после лаборатории, как отразить впечатления о множестве тем и идей, которые наблюдала на показах, пришло мне в голову сделать серию «микрорецензий» на каждого автора по отдельности, даже, в общем, не на авторов, а на поднятую ими тему.

ГАЛАРИНА, фото автора

Продолжение следует…
https://istokirb.ru/articles/%D0%BD%D0%B0%20%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%BC%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BA%D0%B0%D1%85%20/Dokumentalniy-teatr-kak-antiteza-Chast-pervaya-759989/
Tags: газета "Истоки", драматургия, театр, театральный бум в Уфе
Subscribe

Posts from This Journal “театральный бум в Уфе” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments