galareana (galareana) wrote,
galareana
galareana

Category:

Анима(конспект) в статье Анима и Анимус, что там полагал Юнг

Интересный материал про бессознательные части женского и мужского. Внятно изложено, есть пища для размышлений. Чуток конспектирую
https://www.psysovet.ru/articles/464?fbclid=IwAR2XNIoI5JfCbvhp-PoRxo0FA2hnSQ82aaST4md5l3KNBHnP00b3L-BohbQ

Юнг полагал, что Анима – это женская часть психики мужчины, а Анимус – мужская часть психики женщины. По сути, и то, и это – архетипы гендера. Анима и Анимус являются во многом неосознаваемыми архетипами.

Юнг полагал, что Анима – это, прежде всего источник чувства и настроения мужчины. «Анима – это персонификация всех женских психологических тенденций в психике мужчины, таких как туманность и расплывчатость чувств и настроений, пророческие наития, восприимчивость к чему-то иррациональному, способность к индивидуальной любви, и, в конечном счете – связь с Бессознательным». Иногда Юнг прямо говорит, что Анима – это архетип, который работает как проводником между сознанием мужчины и его Бессознательном. Он отмечал, что Анима – это эмпирическое понятие, но не давал никакого логического объяснения: «Вопреки часто высказываемому предрассудку, будто речь идет о какой-то теоретической выдумке или, того хуже, о чистой мифологии, я должен подчеркнуть, что понятие Анимы – это чисто опытное понятие, цель которого состоит только в том, чтобы дать имя группе родственных или аналогичных явлений». Эти родственные явления могут быть заполнены разным материалом, но структурно они одинаковы. Таким образом, Юнг вводит понятие Анимы для обозначения сходного опыта. «Анима – это хтоническая («зарытая в землю»), архаическая часть души мужчины. Этот термин не стоит смешивать ни с христианско-догматическим, ни с каким-то другим философским понятием души. Если кто-то желает составить себе сколько-нибудь конкретное представление о сущности того, что выражается этим понятием, то лучше вернуться к античным авторам или классической китайской философии, где Анима понимается как женская хтоническая часть души. Такая отсылка к прошлому всегда, разумеется, сопряжена с опасностью конкретизма, чего я стараюсь избежать. Речь идет не об абстрактном, а об опытном понятии, которому присущ облик, в коем Анима у нас проявляется».

Анима имеет совершенно определенные свойства, которые в целом выражаются в том, что это, прежде всего настроение, чувства и какие-то порывы. Поэтому Юнг иногда говорил, что Анима – это готовность к прыжку. Недаром в старые времена одержимость Анимой называли аниматозностью (раздражимостью, возбудимостью мужчины, когда тот ведет себя как принцесса на горошине и возбуждается на самые разные стимулы – причем сила реагирования в таких случаях неадекватна силе стимула). Если говорить об Аниме как о готовности к реагированию, то нужно отдельно рассмотреть источники образа Анимы. В психике мужчины этот образ сильно смикширован с образом матери, поэтому мужчине трудно разделить где заканчивается мать и начинается Анима. Образ Анимы придает сыну идеализацию матери. Мать для сына имеет совершенно демоническую власть, куда бóльшую, чем власть человеческая. Анима несет эмоции и аффекты. Благодаря Аниме мужчина имеет контакт со своей инстинктивной сферой, которая, разумеется, социально не оформлена – и грубая порода из Бессознательного, попадая в сознание, вызывает какую-то разруху, например в виде вулкана страстей, мыслей или наитий.

Анима – это фактор наибольшей важности в психике мужчины, где всегда действуют эмоции и аффекты. Это довольно «стервозная» часть психики – она усиливает, преувеличивает, подделывает и мифологизирует все эмоциональные отношения к профессии и людям обоих полов. Когда Анима уже в достаточной мере упрочилась, она изнеживает характер мужчины и делает его восприимчивым, раздражительным, капризным, ревнивым, тщеславным и неприспособленным. Был мужик, а теперь «принцесса на горошине» (эту аналогию использует сам Юнг). Люди, оказавшиеся под влиянием чрезмерно развитой Анимы, оказываются пропитанными ею. Они находятся в состоянии недомогания и распространяют это недомогание повсюду, все шире и шире. Полная дисфория, все не то и все не так. И эта Анима начинает раздражать окружающих. «Аниматозные» мужики совершенно невыносимы, а в их окружении чувствуешь себя как на минном поле. Некомфортно.

Юнг считал, что до наступления зрелости (в его понимании это примерно 35 лет) мужчина может без ущерба переносить потерю Анимы. Нужно чтобы мужчина стал мужчиной и справился с задачей обретения своей маскулинности. В случае гомосексуальности у нас происходит полная идентификация с Анимой. Поскольку мужчина через Аниму имеет связь с Бессознательным, то Юнг особо отмечает, что женские атрибуты у мужчины часто можно наблюдать на примере пророков и шаманов. Некоторые шаманы, готовясь к обрядам, рисовали на своей одежде женские груди и говорили высокими женскими голосами, тем самым всячески подчеркивая контакт с Бессознательным. Во всех культурах люди, имеющие какой-то контакт с Бессознательным и способные выносить оттуда какой-то контент, разными способами выдают свою связь с женским (одежды, прически, аксессуары). Если посмотреть на иконы, то можно заметить у многих мужчин длинные волосы и отметить общее женоподобие их лиц. Более того – одеяние православного священника скорее можно назвать женским, чем мужским.

Если мужчина не обретает контакт с Анимой до 35 лет, то он утрачивает всякую жизненность и у него наступает то, что Юнг называл «потерей души». При этом важно не идентифицироваться с Анимой, чтобы не уйти в гомосексуализм. Более здоровым вариантом является латентная бисексуальность («Мужчина, который осознает свою латентную бисексуальность и в гетеросексуальном плане становится намного более изысканным, изощренным и благополучным»). Гомофоб же настолько боится контакта со своей Анимой, что вместе со своим страхом перед гомосексуальной ориентацией он отсекает и какую-то часть своих эмоций и чувств. Если воссоединение с Анимой не состоялось, то у человека возникает потеря жизненности, флексибильности и человечности. Он сталкивается с преждевременным оцепенением и закостенелостью, стереотипией, фантастической односторонностью, становится своенравным и педантичным либо утомленным и неряшливым, с ребяческой склонностью к алкоголизму. Он либо грубеет и превращается в «человека в футляре», либо превращается в «заболоченную лужу». Эти два непродуктивных типажа нередко встречаются в художественных произведениях.

Анима мужчин отчасти смешана с матерью, но иногда проецируется на жену. Если мужчина не вполне осознает свое Аниму и не контактирует с ней на уровне сознания, то он может проецировать на своего партнера свою теневую Аниму – и тогда партнерша станет «носителем порока». Юнг: «Идентификация с социальной ролью – щедрый источник неврозов вообще. Человек не может безнаказанно отделаться от самого себя в пользу искусственной личности (Персоны). Уже только попытка этого обыкновенно вызывает бессознательные реакции, настроения, фобии, навязчивые представления, слабости, пороки. Социально сильный мужчина в частной жизни чаще всего дитя по отношению к состоянию собственных чувств. Его общественная дисциплинированность, которой он так настойчиво требует от других, в частной жизни жалко буксует. Его «любовь к своей профессии» дома обращается в меланхолию. Его безупречная публичная мораль под маской выглядит поразительно – мы уже говорим не о поступках, а только о фантазиях (впрочем, жены таких мужей могли бы рассказать об этом кое-что еще). Его самозабвенный альтруизм... Его дети смотрят на это иначе». Довольно типичная ситуация в психотерапии – отец клиента был каким-нибудь партийным боссом, выбивающим всем путевки и квартиры, а его собственному ребенку ничего не перепадало – и он чувствовал, словно бы папы и нет вовсе. Сам Юнг описывал одного своего клиента – мужчину, который изначально заявил ему, что пришел на консультацию из-за любознательного интереса к психоанализу. Общаясь с этим клиентом, Юнг понял, что у того, как будто бы не было никаких пороков. Его теоретические знания начали буксовать – и он даже задумался о пересмотре всей своей доктрины. А потом к Юнгу пришла жена этого клиента – и Юнг понял, что всю свою негативную часть этот деятель слил на свою супругу.

Юнг выделяет несколько стадий развития Анимы, которые соответствуют стадиям психического онтогенеза:

Анима характеризуется фигурой Евы, которая репрезентирует чисто биологические инстинктивные уровень. Особенно ярко это можно наблюдать на стадии пубертата, когда мальчики особенно активно интересуются порнографией. Отсюда же типичный сюжет с подростками, подглядывающим за взрослыми тетками в бане. Эстетики никакой, зато мясо и биология во всей красе. То же самое с жестким порно – там нет никаких отношений, только куски гениталий в close-up. Если же порнографией интересуется взрослый дядя, это уже должно настораживать – скорее всего, он завис на первой стадии развития Анимы. Когда порно смотрит подросток – это нормально, но если этим же занимается зрелый 30-летний мужчина, вокруг которого огромное количество женщин – это уже, мягко говоря, чудачество. Если порнографией интересуется дядечка в 50 лет – это уже сильно нездоровая ситуация.
Романтическая любовь – это уже эстетический уровень. Вспоминаем рыцарские романы со всеми их дамскими платочками. Во главе угла таких отношений эстетика и романтизм. Из этой же серии браки между людьми, между которыми раньше были детские отношения – такие люди сохраняют частичку того наивного романтизма из детства, когда они вместе ходили в одну песочницу. Это очень трогательно и в этом очень много чистоты.
Здесь Анима характеризуется фигурой девы Марии. Суть: Эрос и любовь к духовным ценностям в высоком смысле. Не Эрос как плоть, а именно Эрос как любовь. Неисчерпаемая любовь ко всему.
Премудрость Божья – здесь уже происходит слияние с Самостью.
Безусловная любовь и способность безусловного принятия всего. В целом это достаточно близко к тому, о чем пишет Эрих Фромм.

Анима часто изображается в виде колдуньи или ведьмы, завлекающей и затягивающей мужчину. Сирены, опять же. Нередко образ Анимы выступает в виде соблазнительницы и искусительницы, которая потом оказывается ведьмой или еще чем похлеще. Отсюда же все сказки, в которых 100-й жених приходит свататься к Принцессе и видит на входе 99 голов, насаженных на колья.

Кроме того, существует понятие позитивной и негативной Анимы. Позитивная Анима ведет мужчину к освоению глубин своего Бессознательного, но она позитивна в смысле своего последействия – мужчина осваивает какую-то область, неведомую ранее. Этакий добрый проводник в Бессознательное. Негативная Анима завораживает мужчину и заводит его в кризисную ситуацию, из которой почти нет выхода. Но такое понимание негативной Анимы небесспорно, поскольку прохождение кризисов предполагает обретение нового опыта – и, соответственно, развитие.
Tags: Броманс, Дискурс, Идентичность, Иллюзии, Новые слова, Предназначение, брутальное, гендерное, женский клуб, идеализм, как рождается миф, мужчина и женщина, мысль, ноосфера, рефлексия, сексуальная мифология, смущающее, субличности, устройство человека, энергетический капитал
Subscribe

Posts from This Journal “гендерное” Tag

  • Лелуш в облике Лили

    Пояснение: Влад поставил себе в вичат (китайский вотсап) аватарку в женском облике. Его знакомый из шоу показал чат с ним в трансляции и все смогли…

  • В жидании Евровидения пересматриваю Mei Finegold - Same Heart (Israel) 2014

    В ожидание разочарования пересматриваю свои посты про Евровидение прошлых лет. Кстати, не помню кто был от России в 2014? О-О, нашла, весьма тухлая…

  • Александра Алыч Сашнева . Стих

    Он ее бил, а она его жалела. Она понимала, в чем дело - Ему было больно внутри тела От того, что другая его любить не умела. От того, что та свысока…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment