galareana (galareana) wrote,
galareana
galareana

Categories:

про маньяков, патриархат и фильм Собчак

Фарид Бектемиров
МАЛО ЧЕМ ОТЛИЧАЕТСЯ
Всегда очень радуюсь, когда мои мысли кто-то формулирует за меня, причём формулирует лучше, чем я бы мог даже в теории – и текст Наташи Киселёвой (https://www.facebook.com/natasha.kiseleva.71/posts/10208724936958227) как раз этот случай. Прочтите сначала его, пожалуйста, чтобы понять базовую часть моей позиции по фильму Собчак.
А теперь о другом. Многие, думаю, согласятся, что фильм Ксении о скопинском маньяке, как и некоторые обстоятельства его создания (50к + мебель), получился неэтичным, нечувствительным к жертвам и по большей части вредоносным. Тем не менее, пользуясь принципом «хоть шерсти клок», расскажу об одной важной мысли, которую из него всё же можно вынести, даже несмотря на то, что сама Собчак не уцепилась ни за одну из многочисленных возможностей развить эту мысль, хотя маньяк раз за разом ей эти возможности предоставлял.
Дело в том, что многие идеи, которые высказывал Мохов, выражения, которые он подбирал, кажутся нам необычайно чудовищными именно потому, что мы знаем, что за человек их произносит. В реальности же мы слышим и видим нечто подобное десятки раз за день – на улице, в соцсетях, в поп-культуре, в лучшем случае воспринимая эти выражения как досадное, но неизбежное зло, а в худшем – просто не замечая. Попробую их перечислить:
1. Вызвавшая, пожалуй, наибольшее неприятие (и едва ли не первая) фраза Мохова в интервью – о том, что он готов «заняться» одной из своих бывших жертв, которая после заключения в его подвале перестала рожать, на деле довольно стандартная шутка с посылом «цель женщины – рождение детей». Шутка из серии разговоров о «тикающих часиках», «зайках-лужайках», «родишь – пройдёт» и прочих проявлений вербального репродуктивного насилия.
Маньяк бросает её на автомате, как безобидную и остроумную, на его взгляд, присказку, как много раз бросали подобные фразочки знакомые ему мужчины, и знакомые мне мужчины, и знакомые, думаю, нам всем мужчины (да, не только мужчины шутят по поводу "часиков", но предложить "помочь" с этим могут только они). В этот момент он мало чем отличается от среднестатистического мужчины, выросшего в патриархальном обществе.
2. Другая фраза – о том, что он имел полное право заняться сексом с девушками, как он считал, «лёгкого поведения» – это не что иное, как почти дословное повторение известной формулы «проститутку (или шире – любую «распутную» женщину) нельзя изнасиловать», которая в том или ином виде появляется в любом обсуждении почти любого случая сексуального насилия, от преступлений Вайнштейна до зверского убийства студентки Тани Страховой.
Из многочисленных случаев использования этой идеи сейчас почему-то приходит на ум пост Васи Обломова, который выложил фотографию очень фривольно одетой Роуз МакГоуэн на красной дорожке, многозначительно подписав её: «Это Роуз Макгоуэн. Она обвинила Харви Вайнштейна в домогательствах и насилии» (https://www.facebook.com/oblomov.vasya/posts/1563312103723256/).
Впоследствии он, правда, добавил бессмысленную фразу, что «эта картинка никак не оправдывает ни насилия (если оно было), ни домогательства (если оно было)», хотя именно это картинка и делала, и никакого другого прочтения у неё быть не могло.
Сюда же, к слову, можно отнести и другие проблески виктимблейминга в речи скопинского маньяка, тоже чрезвычайно узнаваемые в российских реалиях: девушки не должны были пить, не должны были садиться в его машину, не должны были ехать к нему домой. Он, конечно, преступник, но и на этих девочках лежит определённая доля ответственности, разве нет?
И да, в момент произнесения этих фраз Мохов мало чем отличается от среднестатистического мужчины, выросшего в патриархальном обществе.
3. Слова скопинского маньяка о позднем начале его сексуальной жизни, где он сетует, что женщины любят «дерзких, отчаянных», что называется, «плохих парней», а он был спокойным и безобидным – это классический троп Nice Guy, наверное, любимый троп романтических комедий на протяжении многих десятилетий, попавший туда из коллективного бессознательного «недополучивших» в своё время женского внимания мужчин-режиссёров и мужчин-сценаристов и в свою очередь повлиявший на целые поколения мужчин-зрителей. Насколько проблематичен и обманчив этот троп и сама эта идея, очень здорово разбирают девушки из The Take (https://youtu.be/8JkZ55np3z8).
Троп Nice Guy – это фактически основа идеологии так называемых инцелов, субкультуры мужчин, по их утверждению, не способных найти сексуальных партнёров, и возлагающих вину за это на женщин, которые, по их мнению, всегда предпочитают доминантных самцов специфической гипермаскулинной внешности – «Чедов», и, соответственно, игнорируют менее маскулинных и (якобы) менее агрессивных инцелов.
Мохов, в отличие от сетевых инцелов, даёт несколько более искреннюю картину своего «вынужденного целибата», отмечая, что у него не было доступа не к женщинам в принципе, а лишь к конвенционально красивым женщинам, к тем, которых он хотел (и эта формулировка, как я подозреваю, правдива для большинства инцелов). И хотя идеология инцелов как таковая – довольно маргинализированная вещь, многие её элементы (в том числе и троп Nice Guy) вполне закреплены и в мейнстримной культуре.
Так что, противопоставляя «спокойного» себя «дерзким и отчаянным» любимцам женщин, скопинский маньяк мало чем отличается от среднестатистического мужчины, выросшего в патриархальном обществе.
4. Наконец, меня зацепил ещё один тезис, звучавший на протяжении всего интервью. Мохов искренне рассказывал, насколько хорошо он относился к заложницам, как дарил подарки, кормил («и они ели!» - почти с укором замечал маньяк), старался не обижать, а главное – совершенно серьёзно рассуждал о любви к одной из них. То есть, буквально использовал это слово с самой положительной из возможных коннотаций по отношению к ситуации чудовищного, немыслимого насилия. И в этом видении ситуации узнаётся ещё один старый добрый троп, настолько всепроникающий в поп-культуре, что большинство людей привыкло даже не обращать на него внимания, – Abduction as Romance («похищение как история любви»).
Если при этих словах вы вспомнили «Красавицу и чудовище» (и его производные – вроде оригинального и джексоновского «Кинг-Конгов») – вы правы, это классика жанра. Но уверен, вы даже не представляете, насколько это распространённая и скрытая от глаз тенденция, которую в большинстве случаев можно увидеть лишь при определённом усилии и определённой оптике: Кайл Риз силой принуждает Сару Коннор остаться с ним в «Терминаторе», герой Брюса Уиллиса под дулом пистолета принуждает психологиню следовать за ним в «12 обезьянах», персонаж Чарли Кокса привязывает девушку-звезду к себе цепью в детской сказке по роману Нила Геймана «Звёздная пыль». Всё это, разумеется, обосновывается зачастую самыми благородными мотивами персонажей-мужчин: чаще всего они хотят спасти этих женщин или даже весь мир.
Однако троп не исчезает, если его применение обосновывают событиями внутри вселенной произведения (и это касается любого тропа), – идея о том, что мужчина, ограничивающий автономию женщины и буквально становящийся её хозяином на некоторое время, в конце получает её любовь, всё так же нормализуется в этих примерах, пусть и чуть более тонкими методами, чем в тех же «Красавице и чудовище». Подробнее об этом тропе можно узнать в потрясающем видео Pop Culture Detective (https://www.youtube.com/watch?v=t8xL7w1POZ0).
Что касается реальной жизни, едва ли можно сказать, что в российском обществе прямо-таки нормализованы похищения и насильное удержание людей как таковые, однако ограничение свободы женщин с помощью иногда психологического, а иногда и физического абьюза – вещь чрезвычайно обыденная. Настолько обыденная, что я обнаружил её там, где уж совсем не ожидал, – а именно в истории Екатерины Мартыновой, одной из спасшихся пленниц скопинского маньяка. В её истории ПОСЛЕ освобождения (https://youtu.be/Bv87L3H3OoA?t=3044).
«Мой первый муж был очень заботливым, у него была какая-то гиперопека надо мной. Мне нравилось, но я себя всё равно чувствовала в каких-то рамках, в каких-то тисках. Я хотела заниматься чем-то другим, учиться, работать, а он меня всё время в чём-то ограничивал. И вот мы с ним расстались», – говорит она.
«В книге ты так и пишешь, что ты попала из бункера фактически в такой же бункер», – отмечает берущая интервью Алёна Попова.
И да, я слышу в этих словах примерно то же, что и Алёна: некий мужчина, даже прекрасно зная о чрезвычайно травматичном, связанном с ограничением свободы, опыте своей партнёрши, всё равно не отказал себе в патриархальном удовольствии ограничить её стремление учиться и работать. Фантастика? Нет, обыденность.
Так что и в этом скопинский маньяк мало чем отличается от среднестатистического мужчины, выросшего в патриархальном обществе.
***
Подытоживая, скажу, что вот на это, пожалуй, и стоило бы обратить внимание, именно эту идею действительно интересно и полезно для общества было бы развить в подобных интервью, если вообще их делать. Идею радикальную, жуткую, действительно пробирающую до костей и заставляющую по-другому взглянуть на мир, в котором мы живём. Идею о том, насколько мало все эти скопинские и ангарские маньяки, возможно, не в поступках, но уж точно в идеологии отличаются от среднестатистического мужчины, выросшего в патриархальном обществе. И что поступки этих маньяков – не некие случайные изолированные баги системы, а логическое продолжение этой идеологии.
Tags: Дискурс, гендерное, кино, мужчина и женщина, современность, сырой фарш вместо мозга
Subscribe

Posts from This Journal “кино” Tag

  • "Дисквалифицирован как человек" 10 серия

    Кан Дже постригся. Поняла почему "корейский тлен" меня пленяет - он полон бесконечной нежности. Тут такая нежность матери и Кан Дже, отца и Бу Джон.…

  • вечерние строчки

    Немного невнимательна, сильно устала за последнее время заменяя Лену. Внимания ноль. Сегодня две ошибки пропустила в чужом тексте. Заклепочник…

  • в предверии круглого стола по кино

    Riyaz Iskhakov Спасибо, я не пойду. Почему не пойду ни на какие встречи с чиновниками по вопросам "развития кинематографа" и круглые столы? Потому,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment