книга

Когда кажется что никто тебя не любит

переживай, не переживай- это чувство чуждости всем посещает пока живая...Просто самый острый психоз - это когда сама себя ненавидишь...Тогда, когда выбираешься из этого, то начинаешь про других думать как Эмиль Верхарн "Ненависть - это любовь косных и жадных сердец". У многих из них такой способ коммуникации через конфликт.
книга

как быть с кошачьими метками и чем спасаться

1.Промокнуть пятно бумажными салфетками максимально досуха.
2. Обработать уксусом (не заливать, а увлажненной уксусом губкой немного ляп-ляп).
3. Дать высохнуть (важно!).
4. Посыпать содой пищевой.
5. Сразу, не выжидая специально, побрызгать поверх соды из пульверизатора смесью перекиси водорода с водой (1 к 2) и добавленной ложкой средства для посуды (оно для того, чтобы перекисно-водяная смесь была с пеной).
Эти действия химически разлагают мочу, а не маскируют запах.
На мягкой мебели, возможно, придется повторить пару раз, т.к. моча просачивается внутрь.
На твердых поверхностях хорошо с одного раза.
книга

ПРОЩАНИЕ С ЮЛЕЙ Лиляна Стефанова (р. 1929 г - 2021)

ПРОЩАНИЕ С ЮЛЕЙ
Лиляна Димитрова Стефанова (р. 1929 г - 2021).
"Прощание с Юлей" - одно из самых известных стихотворений Лиляны Стефановой. В нем рассказывается о смерти Друниной. Обе поэтессы учились вместе в Литинституте и очень дружили. Обычно Лиляна читала это стихотворение вторым после "Две по две". К сожалению, "две по две" не очень удачно переведено на русский. Оригинал выглядит гораздо поэтичнее перевода. Но "Прощанию с Юлькой" (Юлкой, как говорила Стефанова), повезло больше. Стихотворение великолепно перевела Надежда Кондакова
1.
Три ночи.
Обезумевший трезвон.
– Не слышу... Говорите...
Я не слышу!
Володя? Солоухин?
О, проклятый телефон!
Погромче говори! Опять не слышу...
– Оставила предсмертные стихи...
– Ты, может, выпил? Или это шутка?
– Нет, милая Лилянка, это жутко...
И грусть. И бездна.
И ее стихи:
„Я только раз видала рукопашный...”
Конец был избран ею самый страшный...
На фронте смерть видавшая не раз,
сама решила все... Угарный газ.
– Неправда! Это чье-нибудь вранье!
– Нет, это правда. Рухнул мир ее.
– Я прилечу в Москву... Среди живых
ее найду!
Но голос, обессилев:
– Тебя здесь встретит лишь прощальный стих:
„О Господи, спаси мою Россию!”
Она бывала влюблена всегда!
Ее прельщали – кони, бег, езда!
Ее любили смелость и победа.
И вдруг из ниоткуда – смерть, узда
оборвала дыхание поэта.
Связь прервалась.
Остались – вой и боль.
Ты закрывала раненых собой,
ты, их обняв, склонялась до земли...
Зачем, обняв смертельно „жигули”,
уснула ты... Зачем? –
взываю я.
Зачем, зачем,
Бесценная моя?

Из ФБ Евгения Коробкова
О поэтессе Лиляне Стефановой https://galareana.livejournal.com/1278989.html
книга

ТАНЦЕВАЛИ ДЕВУШКИ ПАРАМИ болгарская поэтесса Лиляна Стефанова(92 года)

Умерла поэт Лиляна Стефанова, первая болгарская выпускница Литинститута.
из ФБ Евгении Коробковой
Она училась на одном курсе с Юлией Друниной, была ученицей Константина Паустовского.
Лиляне было 92 года. Она по праву считалась легендой и классиком болгарской литературы.
Мне повезло встретиться с ней лет десять назад на съезде писателей в "Камчии". Мы немножко общались, Лиляна читала в пансионате стихи, причем без перевода. Правду ведь говорят, что в поэзии главное - музыка. На вечере яблоку негде было упасть. А стихотворения Лиляны были понятны даже воинствующим российским пенсионерам, отдыхающим в Болгарии. После выступления они выстроились к ней за автографом и долго раздавали комплименты, какая она стильная и красивая.
В ее жизни было много всего интересного. Учеба в Лондоне, стажировка в Айове. Многочисленные путешествия. Дружба с великими, в том числе - с Нобелевским лауреатом Кэндзабуро Оэ. Она работала журналистом и писала очерки, а в восьмидесятые даже какое-то время была заместителем министра культуры Болгарии.
До последних дней она оставалась поэтом, но беру на себя смелость утверждать, что лучшие стихи Лиляны были написаны в годы учебы в Литинституте.
Она училась у Антокольского, но, как говорила сама, большему ее научил Константин Паустовский. Писатель вел семинар прозы и однажды Лиляна, набравшись смелости, подошла к нему и попросила: "Константин Георгиевич, ваша проза для меня - это стихи. Возьмите меня к себе".
"Почему бы и нет", - ответил Паустовский.
Как говорил один автор, "поэт живет, не поднимая головы от стыда". Самое известное стихотворение Стефановой "Две по две" - было написано в послевоенной Москве, как говорят сейчас "по мотивам реальных событий".
Молодая Лиляна только поступила учиться в Москву. И однажды пришла со своим парнем в Измайловский парк.
- Мама старалась собрать меня получше, - рассказывала Лиляна, - сшила мне платьице, у меня были банты. Мама даже не представляла, что я там увижу.
В Измайловском парке нарядная девочка из Болгарии встретила послевоенную скорбь и нищету. А еще - девушек в шинелях и кирзачах, танцевавших друг с другом.
Другой бы - ужаснулся и отошел. Но не Лиляна. Красивая и нарядная, девушка выходит в центр танцплощадки и танцует со своим красивым молодым человеком. Танцует в окружении несчастных вдов, потерявших все.
Она чувствует их ненависть, их возмущение, чувствует их отчаяние и укор.
Зачем она это делает? Чтобы показать свое превосходство?
Нет.
Под осуждающие взгляды, в ненависти снаружи и превосходстве внутри, героиня ощущает себя квинтэссенцией войны и, как самое себя, понимает, что это такое. Нет, это не кровь, это не взрывы, не бомбежки. Война - это я, та сволочь, которая танцует с твоим мертвым мужем.
Финал: "две по две, две по две" - многозначен и космичен. Она замыкает женщин на себя, становясь центром, вокруг которого кружат вдовы. "Две по две" - это про нее тоже, ведь она становится одновременно еще и парой для каждой женщины в послевоенном Измайловском парке.
Миссия нелегкая. И этого не забыть и сколько ни говори - не проговорить. Потому стихотворение и сегодня - звучит.
"Вот, что я вспоминаю, когда говорят "Война"", - этими строчками завершается стихотворение.
PS Поскольку я живу поблизости, то каждый вечер, возвращаясь домой, прохожу, проезжаю через Измайловский парк. Если ехать в метро - хорошо слышно, как поют под гармошку. Если идти пешком - можно попасть на танцы. Немолодые женщины. Что удивительно, все также, "две по две", как написала когда-то Лиляна Стефанова.
У болгар принято: когда умирает человек, листочки с некрологом приклеивают на стволы дерева.
У нас так не делают, но каждая сосна вокруг танцплощадки -память о ней.
Лиляна Стефанова родилась в Софии, в 1929 году. Но поэт Лиляна Стефанова родилась в Измайлово, на этой самой танцплощадке в 1945.
Светлая память.
Привожу стихотворение Стефановой в переводе Владимира Солоухина
Лиляна Стефанова
ТАНЦЕВАЛИ ДЕВУШКИ ПАРАМИ (перевод с болгарского языка на русский язык: Владимир Солоухин)
Танцевали девушки парами,
В простеньких ситцевых платьях,
На просторной танцевальной площадке
В парке.
Парами.
Друг с дружкой,
Друг с дружкой,
Пока не закружится голова.
Шаг вперед, шаг назад,
Руки положив
Друг дружке на плечи.
Каждый июньский вечер,
Друг с дружкой,
Друг с дружкой,
Парами,
Парами,
А вокруг
Послевоенная молчала Москва.
Девушки танцевали.
А парни спали
Под Харьковом,
Под Орлом,
Под Житомиром,
В белорусском дальнем Полесье.
Они спали так крепко,
Что им и не снилось, как весело
В парке
Танцуют девушки парами,
Друг с дружкой,
Друг с дружкой,
Пока не закружится голова.
В простеньких ситцевых платьицах,
Сосредоточенно и отчаянно,
А вокруг с фонарями, с трамваями,
С поздними прохожими случайными
Послевоенная дышала Москва.
Лишь одна я
Пришла с болгарином,
Стройным, черноволосым,
И я видела,
Как на него уставились
Синие, карие, зеленые, серые
Глаза.
В них были
Зависть, ревность,
Недоуменье, упреки, вопросы,
Но что я могла поделать
Или хотя бы сказать?
Друг с дружкой,
Друг с дружкой,
Парами.
На танцплощадке в Измайловском парке
Каблучки. Вальс „Дунайские волны”.
В разгуле отчаянном
Стучат дешевые каблучки.
Только одна я
Была виновата невольно,
Ощущая сладкую тяжесть
Мужской ведушей руки,
Только рядом с моими
Легкими, изящными туфельками
Двигалисть тяжелые башмаки.
На просторной танцевальной площадке
В Измайловском парке
Парами
Милые русские девушки
Танцевали отчаянно
То вальс, то фокстрот.
Танцевали друг с дружкой,
Танцевали друг с дружкой...
Я все забуду,
Но не забуду я вечер тот.
Я танцевала тоже,
С болгарином черноглазым.
Его рука на плече у меня лежала,
Тяжелая, как вина.
Когда говорят „война”,
Не кровь и пожары я вспоминаю сразу,
Я вижу девушек в парке,
Танцующих парами, парами...
Вот что я вспоминаю,
Когда говорят „война”.
книга

У испанского Ивана была правильная мама

- Кенийский бегун Абель Мутаи был всего в нескольких метрах от финиша, но запутался в знаках и остановился, думая, что финишировал. Испанец Иван Фернандес, шел сразу за ним и, поняв, что происходит, начал кричать кенийцу, чтобы он продолжал бежать...
Мутаи не знал испанского и не понимал...
Понимая, что происходит, Фернандес подтолкнул Мутая к победе...
Репортер спросил Ивана: «Зачем ты это сделал?».
Иван ответил: «Я мечтаю, чтобы однажды у нас была какая-то общественная жизнь, в которой мы будем подталкивать себя и других к победе»...
Репортер настаивал: «Но почему вы позволили победить кенийцу?»...
Иван ответил: «Я не дал ему выиграть, он выиграл. Гонка была его»...
Репортер настаивал и снова спросил: «Но ведь ты мог выиграть!»...
Иван посмотрел на него и ответил: «Но в чем будет смысл моей победы? Что будет за ценность этой медали? Что подумает о ней моя мама?».
Ценности передаются из поколения в поколение.
Каким ценностям мы учим наших детей?
Большинство из нас пользуется слабостями людей вместо того, чтобы помогать им укреплять их сильные стороны»...
Агван Погосян
книга

Мозгожвачка

Честно говоря, мне не кажется, что ребенок сам может контролировать своё время в телефоне. Я и сама-то так себе справляюсь с этой задачей. А мне, на минуточку, много годиков. Поставила себе везде в соцсетях ограничения по времени, накачала книжек разных, стараюсь. Но, знаете, висеть в соцсетях/просмотре мемасиков - проще, чем читать сюжетную книжку, читать сюжетную книжку - проще, чем читать полезную/научную книжку, читать научную книжку - проще, чем реально чему-то учиться и так далее. То есть, если уже начать - то всё здорово, сюжет затягивает, новые знания греют, навыки радуют, но для того, чтобы начать - нужно усилие. Потенциал к усилию создаёт скука (если нет жизненной необходимости), а если скуку можно быстренько развеять просмотром чятика, сериальчиком, роликами или мемасиками - то потенциал для усилия не накопится. Я старенька, умненька и вовсе почти нейропсихолог))), поэтому я могу (иногда) всё это себе проговорить и отказаться от лёгкой мозгожвачки в пользу более сложной и более конструктивной деятельности. А ребенок - не может. У него ещё механизмы самоконтроля не отросли, в том числе физически. Вы ж его в еде ограничиваете? Не разрешаете ему целый день есть конфеты, заедать их сахаром из банки и газировкой запивать? Имхо, так и тут. Просто нужно поставить родительский контроль на телефон (или вовсе выдать телефон с кнопками), а освободившееся время ребёнок, пострадав для виду, найдёт, чем заполнить. Книжку почитать или там взорвать что-нибудь ненужное...

книга

Про успех и фото жёлтого арбуза

Что может быть важнее успеха?
- Спокойное отношение к тому что успеха нет и не будет. Зато есть странные чудеса - жёлтый арбуз сегодня купила. Даже не знала что такие существуют. Сладкий. Съели на пикнике у реки Уфимки с московскими поэтами. На этот раз поэтфест УфаАйгир проходит только в Уфе( (в связи с трагической кончиной директора горного приюта Айгир - Олега Шабанова. Так что успеха у меня нет, зато есть жизнь полная неожиданностей в наше тяжёлое время и надо молиться, чтобы они были как жёлтый арбуз вкусными - пустячок, а сколько радости.

книга

Люди выражают мысли людей ... о дилогии Дины Гавриловой.

ЛЮДИ ВЫРАЖАЮТ МЫСЛИ ЛЮДЕЙ, ДАЖЕ ЕСЛИ ОПИСЫВАЮТ ЭЛЬФОВ
Восемьсот слов о дилогии Дины Гавриловой.

Люди выражают мысли людей, даже если описывают эльфов
Как трудно говорить с другого берега реки…Особенно, если это река времени. Дина Гаврилова, русский писатель, живущий в Эстонии, пишет про чувашскую деревню прошлого века. Давно или недавно минувших лет – это смотря как измерять – веками, десятилетиями или динамическими изменениями, потрясшими и радикально изменившими структуру крестьянства на данной в романе территории.
«Ты лучше всех» это хронологическое продолжение книги «Цвета холодных лет». Композиционно это семейная сага – в первой книге про судьбу матери, во второй про судьбу дочери. Саг таких написано в истории литературы немало, например, тоже женский вариант «Кристин, дочь Лавранса» Сигрид Унсет. Очень много подобных примеров в национальных литературах Советского Союза. В башкирской литературе все писатели, вышедшие из села, до сих пор прожив в городе полвека продолжают писать деревенские саги. Национальные писатели находятся в едином ментальном потоке и со своими героями, и с читателями данных жанров. Далеко не таково положение героев и читателей, да и самой писательницы Дины Гавриловой. Никакого ментального единства и быть не может, положение скорее ближе к положению поляка Болеслава Пруса, пишущего про древних египтян в «Дочери фараона» для своих современников. Или вот еще мне на ум пришел Фейхтвангер с его книгами про древнеримских императоров Веспасиана, Диоклетиана и Тита. Естественно, писал он для современников, которые ни древние римляне, ни древние иудеи и даже многие не потомки оных. Так вот, что роднит этих литературных гигантов и книги Дины Гавриловой про простых деревенских женщин, живших в 30-40 и 50-60 годы недавно минувшего XX века. Это романы-реконструкции исторических событий, где не только фактологическая канва важна, но и детализация быта и показ через этот быт мышления человека того времени. И тут мы упираемся в еще один узел на пути рецензента. На этом узелке многие рецензии на книгу «Цвета холодных лет» и застряли, и не были написаны вовсе. Ибо непроизвольно начинаешь сравнивать её произведение с классиками национальных литератур – с башкирским «Долгим-долгим детством» Мустая Карима, с чувашскими «Детьми Синьяла» Евы Лисиной, с ранними киргизскими повестями Чингиза Айтматова. Я бы охарактеризовала все эти замечательные книги по восприятию русского читателя–написано эльфами о жизни эльфов, читая первым делом подмечаешь этническую яркость и самобытность персонажей и ситуаций.
Книга «Ты лучше всех» и личная беседа с автором помогла мне сдвинуться с этого этнографического узелка в мышлении. Художественного вымысла в книгах Гавриловой почти нет, но она не прототип своих героинь, она не прожила такую же жизнь, не обладает теми навыками и тем типом мышления, о котором так интересно пишет... Дина не Чингиз Айтматов, впоследствии перешедший на русский язык, она скорее Джеймс Шульц, американский писатель, писавший про индейцев и проживший среди них много лет (более 15 лет) в племени пикуни конфедерации черноногих. Это взгляд со стороны, взгляд человека выросшего среди эльфов, который и не знал, что эльфы отличаются от людей, или люди отличаются от эльфов. И поэтому автор пишет о своих чувашских героинях и героях неотличимо от прозы добротных русских деревенщиков. Лишь иногда небольшими вкраплениями давая пословицы и названия на чувашском языке. Говорит о них, как о разных по характеру и судьбе деревенских людях, практически избегая этнографических цветистостей. И тут то и понимаешь, как мало нам оставалось еще сделать шагов в Советском Союзе до создания нового суперэтноса, подобного древним римлянам, практичность поведения последних позволяла им заимствовать лучшее у всех народов, попадавших в Римскую Империю. Литература же этой практичностью обладает, если произведение качественно и талантливо отражает жизнь – тогда любые герои, будь они чуваши, эльфы, башкиры, шукшинские типы «низового человека» или «небесные жены луговых мари» найдут путь к сердцу и разуму читателя.
Писатель Дина Гаврилова дала своим герою и героине «Ты лучше всех» качество, отличающее их от распутинских, астафьевских, солоухинских персонажей. Это качество – преодоление себя, и только преодолев себя, герой преодолевает внешние трудности. Вот это психологическое свойство - осознание внутреннего конфликта героями - особенность женского восприятия писательницы или нового взгляда из другой эпохи? Пока в двух книгах мы прошли вместе с героинями Дины Гавриловой годы военного лихолетья и становления колхозов, электрификацию села и укрепление благосостояния крестьян в годы оттепели. Изменение мышления и поведения женщин и мужчин в быту и в браке за эти годы прописано аккуратными и точно выверенными мазками.
Теперь, когда крестьянства практически нет, ни единоличного, ни колхозного, можно начинать писать его кропотливую историю. И Дина Гаврилова одна из первых разрабатывает эту делянку, пока больше никого не знаю в славной когорте летописцев, кто бы занялся этим, все интересуются то военной историей, то научными разработками, то промышленными городами. Надеюсь, она доведет свою сагу до времен позднего Брежнева. Ибо история фермерства в постперестроечной и современной России – это сплошной триллер и экшн, вряд ли знакомый человеку, жившему уже в другом государстве. Но все общее и неизбывное, что теснится в ее голове , она стремится отдать белому листу и читая её, понимаешь, именно общее и неизбывное прошлое, историческая судьба всего крестьянского народа жившего на Руси, частичка которого от предков вышедших из деревень, есть то , что в каждом вызывает отклик и интерес к ее книгам.

Галарина
книга

Сиять на сцене вместе с Русланом Абраровым

Однажды я посетила выпускной спектакль уфимской «Школы клоунов» и познакомилась с волшебниками! И с тех пор очень внимательно слежу за всяческим театральным волшебством в нашем городе, которое они творят. Недавно, буквально в пятницу, 30 июля 2021, в Арт-КВАДРАТЕ творил чудеса Руслан Абраров – маг вне категорий.
И его чарам клоуна были подвластны и стар и млад. Моноспектакль был интерактивным и очень активным – искрометным был не только актер, но и многие люди из «зала» под открытым небом. В котором легко находились и Джоконда, и Джульетта, да еще не одна Джульетта, и «столбики» для балкона, и Ромео.

О-о-о, эта затравка спектакля: отчаяние то ли грузчика, то ли коммивояжера, который не хочет жить, вдруг сменяется пониманием, что он хочет жить, но не так! Не так убого, не так обыденно. Озарение, перетекающее в жажду творения, когда пистолет сменяется кистью. И происходит волшебство – для художника находится Джоконда. Всё это на фоне весьма подходящей вывески «Микеланджело: студия рисования» в амфитеатре Арт-КВАДРАТА.
Следующий виток отчаяния вдруг сменяется новым озарением, и мы видим, что у художника любой предмет наделен свойствами пробуждать фантазию и обычная веревка становится перильцем балкона, а где балкон, там монолог Джульетты. И находится вдохновенная Джульетта с двумя малыми детьми. Сыночек немедля втянулся в игру, будущий актер растет…

Но пересказывать чудо ненужный труд. Полтора часа пролетели как миг – в обществе яркого клоуна жизнь оказалась фейерверком. Тем более спектакль с участием зрителей будет всегда разным, сколько бы его не показывали.
И я спросила артиста:

– Будут ли еще представления, и как родился замысел моноспектакля?

Руслан Абраров нашел минутку в толпе жаждущих сфотографироваться с ним детишек и родителей и ответил:

– Замысел пришел в 2020 году, до начала пандемии зародилась идея. А воплощение уже пришло этой весной, в 2021 году. И повторять мы будем, думаю, что не только в Уфе. За плечами уже Екатеринбург есть. Я думаю, мы ещё с этим спектаклем помотаемся, поездим.

– Просто я вижу, как дети непосредственно реагируют, да что дети, даже собака подыграла. Такой уровень взаимодействия шикарный. Еще расскажите про этих чудесных Ромео, Джульетт, Ев и всех персонажей. Люди, которые вам помогали. Как это происходит?
– Я их вижу в первый раз!

– А как вы вычисляете людей, готовых на театральный контакт?

– А потому что они готовы. Они сияют! Энергию отдают и это видно. И можно их вытаскивать. Человек, который не хочет, он не пойдет, он будет прятаться, закрываться.

– Вы прям смотрите в глаза и видите – вот он, она!

– Ромео сам вышел.

– Да, Ромео просто убийственный был!

– Джулия тоже была прекрасна.

– Они все были прекрасны. И получили огромное удовольствие от происходящего.

– О, да. Надеюсь.

– Все зрители тоже получили огромное удовольствие. Так и напишу об этом. А музыканты, которые вам помогали, откуда?

– Это рок-группа «Гранула» и мой педагог по вокалу Михаил Коськов.

– Это было неожиданностью, что вы так прекрасно поете. Теперь хочется попасть на ваш вокальный концерт. Нам вас всё не хватает. Мы всё хотим. Такие мы жадные люди, ваши зрители.

Пишу, вспоминаю и улыбаюсь. Волшебство, которое я унесла со спектакля, до сих пор светится во мне. Там было много еще смешных и удивительных моментов. Чего только стоило сотворение Адама. Или погоня за актером со связкой сосисок: «Кто привел голодных детей?». Или удивительный факт – Руслан Абраров прекрасно поет и вместе с группой «Гранула» он подарил нам бессмертную песню Фредди Меркури «Шоу должно продолжаться». Такое радостное шоу волшебника Руслана Абрарова непременно должно продолжаться. Следите за объявлениями. Не пропустите следующий миг, следующий спектакль, ведь можно научиться жить весело…

https://istokirb.ru/articles/TEATR/2021-08-02/siyat-na-stsene-vmeste-s-ruslanom-abrarovym-2448057?fbclid=IwAR1_xMo5Kgy-UZKHv-VYaI-uzPCgKbNpfbkRTJk71_ZLPjybbcBneKbZJn4
книга

Эдуард Лимонов о Эдгаре По

Эдуард Лимонов 🖤 Эдгаре Аллане По: «Загадочная личность. Чем-то похож на Гитлера на дагерротипе, который сохранился. Absolute beginner, то есть человек, до которого никто так не писал. Странная биография, странная жизнь с 14-летней любовницей и ее матерью. Странная смерть: найден на улице города Ричмонда в бессознательном состоянии. Якобы выпил до этого стакан вина. Оставил после себя только шедевры. Стихи: достаточно упомянуть мрачного "Ворона" и "Аннабел Ли". Холодные трагичные шедевры. Шелковый тревожный шорох В пурпурных портьерах — шторах… Девочку его звали Вирджиния, и она действительно умерла, как Аннабел Ли. Он был безутешен. И еще он оставил после себя рассказы. Шедевры: "Колодец и маятник", "Падение дома Эшеров", "Убийство на улице Морг" и многие десятки других. Как absolute beginner, он основоположник и современного детектива, и жанра thriller'a, и современной научной фантастики. Его стиль сухой, холодный, нарочито отстраненный, документальный, исторический, фактический. Это из Эдгара По выросли Конан Дойл и Стивенсон, один унаследовал научную холодность стиля Эдгара По, создал «интеллектуальный детектив», другой — его приключенческую историчность. Возможно, ни Конан Дойл, ни Стивенсон никогда не востребовали свою причастность к Эдгару По, но те, кто читал всех трех авторов, могут, пораздумав, согласиться, что в моем утверждении нет преувеличения. <...> Я плохо знаю биографию Эдгара По. Да и в биографии этой, знаю я, есть множество белых пятен. Кажется, По пришел из журнализма. Однако его естествоиспытательский прямой стиль невозможно объяснить только репортерским ремеслом. Как бессознательные червяки и запятые Ван Гога, черный бархат стиля Эдгара По — печать гения. Четкий Бодлер, внимательно следивший за англоязычной литературой, выбрал только Эдгара По (и гашишина де Квинси) и успешно пропагандировал его, был от него без ума. Я — тоже, у Эдгара По бесстрастный голос Левитана». https://vk.com/wall-151373139_5368