Настоящая мафия торгует деньгами
galareana
Настоящая мафия торгует деньгами
http://www.istoki-rb.ru/index.php?article=5538
«Фильм не об овце, а о том, что люди потеряли совесть»
Интервью с кинорежиссером Салаватом Ануровичем Вахитовым состоялось после презентации короткометражного фильма «История заблудшей овцы». Короткометражка является пилотом и вставной новеллой, частью большого полнометражного фильма «Воскресение». Не надо забывать, что «кинематограф – это производство плюс творчество». Вот об этих компонентах большого кино и состоялась беседа.
Не секрет, что теперь нет противостояния творческих союзов Минкульту или Госкино, но и господдержку получить очень сложно. Кино стало коммерческим развлечением: «Любовь-морковь» под хруст попкорна – самый основной сегмент кинорынка. Произведений о смысле и бессмысленности жизни («Афоня»), о системе взаимоотношений в обществе («Кин-дза-дза»), о взращивании и развитии личности («Осенний марафон») – нет. В скобочках я привела примеры подобных фильмов, можно заменить их другими, и все равно они любимы зрителем. Лучшие фильмы узнаваемы, цитируемы и тем воспитывают общество и живущих в нем людей. Они поднимали важные вопросы, будили разум и интеллект. Сейчас подобных произведений почти нет. Потому что никто не воспринимает искусство, как проектирование жизни, возделывание нужных и полезных человеку культурных и житейских навыков. Кино поставили рядом с ассортиментом жвачек, только для мозга. Полный отказ от концепции развития личности в каждом из средней массы. Осталась закрытая аудитория из тысячи высоколобых зрителей особо сложного заграничного кино, какого-нибудь арт-хауса, Ларса фон Триера или Ким Ки Дука. Могу сказать, что количество людей рефлексирующих не стало меньше, чем в эпоху Данелия и Рязанова, и хочется смотреть качественное кино, которое решало бы контекстно насущные задачи современного мира.
Экономический кризис связан не с ценами на нефть, а с культурой и моделью современного потребления. Потребитель, управляемый потребитель, выгоднее финансовым системам. Полный отказ от концепции развитой и мощной осознанной личности. Вот что произошло с миром за последние двадцать лет. И эту тему никто не исследует. А ведь в постиндустриальном обществе имеет значение качество человеческого капитала. Сейчас у людей сочетаются абсолютно несовместимые модели идей и модели поведения. Да еще и постоянная пропаганда сказочных мемов «мы сидим, ничего не делаем, а денежки капают» как вершины жизненных благ и достижений показывает, что у людей не отформатированы, какие-то очень важные представления о сущности жизни, о том что важно, а что нет.
Потому что художники со своей миссией не справляются, с миссией сеять разумное доброе, вечное. И вот мне повезло встретиться с творческим человеком Салаватом Вахитовым, который прошел горнило озарения, и начал кинопроект – фильм «Воскресение», возможно эпохальный для всего мира, ибо проект международный.
Салават Вахитов: Про фильм «Воскресение»: могу сказать, что это то, что я хочу делать в своей жизни. Как великий режиссер Козинцев сказал: «Есть два типа режиссеров. Это как, допустим, есть летчики, которые возят пассажиров, и у них рейсы, опробованные направления, оплата, тарифы перевозок – существует такая модель в кино, например в Голливуде. И есть другой тип летчиков – садишься на самолет, который изобрел сам, и не знаешь взлетишь или нет.» Эта метафора Козинцева мне очень нравится. Я счастлив, что все сдвинулось – не наврал, не нафантазировал. Я написал «Воскресение» в 2011 году – все событие описанные там – потом случились, и Майдан на Украине случился потом. Однажды утром слышу в трубке характерный голос: «Здравствуйте, Армен Борисович?» «Да, Вам звонит Джигарханян. Ну что, сыночка, приезжай. Мне сценарий понравился. Будем работать». И вот с того момента (а это было в 12 году весной) команда начинает рождаться – каждый вкладывает часть себя. В «Воскресении» Джигарханяну была предначертана роль дервиша, с нее начинается фильм. Мусульманский дервиш – носитель идеи (кстати, выяснилось потом, что это и позиция Армена Борисовича, как-то он мне говорит: «Салават, вся беда наша в том, что мы весь мир делим на своих и чужих. Вот он – чужой, а ты – свой. Вот от этого все беды»). И действительно: в фильме дервиш произносит: «Что наш отец – один Авраам. И мы братья – евреи, арабы, мусульмане» И его начинают избивать. С этого начинается фантасмагория – с этого заявляется притча.
Армен Борисович попросил раскладку. И я думаю: интересно же! И, как творческий человек, начал сам изучать маркетинговые модели, продвижение. Разные множественные пути успешных фильмов Скорсезе или «Звездные войны» Лукаса. Выяснил: главная цель для них была – стереть границу между фильмом и реальностью. Для этого применяли совершенно разные методы. И тут я увидел, что в «Воскресении» это свойство заложено в самом сценарии, потому что главный герой, если взять его творческую, человеческую составляющую, борется как бы сам с собой. Однажды он пытается реализовать мечту – полностью выстроить правильную финансовую систему, этот бывший член мафиозного правительства. И  удивительный момент, конечно, понятие тайного правительства мира,  50-70 семей с Эпохи Возрождения – мистическое понятие. Зачем-то Господь попустил это! Ведь они появились из одного и того же города (Флоренция) и они поддерживали Леонардо, Микеланджело и были заказчиками всех музыкантов. Это же из Флоренции все развилось и родилось – банковская финансовая система, 14-15 век – только начинался первый банк, еще не была придумана процентная ставка по времени. Только система учета – дебет, кредит.
Я был поражен, когда все это начал изучать. А сейчас мы пришли к концу. Очень интересный вывод я сделал, разрабатывая бизнес-план: он подтвердился в будущем многими мистическими совпадениями. Мир настолько сильно изменился – информационная власть как таковая – ее больше не существует. Она стала доступной – теперь информационный воздух. Обманывая, уже невозможно больше управлять. Мир перевернулся, как айсберг, днище которого подмыло теплым течением, а мы никак не можем настроиться. Даже конкуренции ветхозаветной «око за око» уже нет. Сейчас развиваются другие взаимоотношения. Когда был кризис, только исламские банки показали устойчивый рост вверх, по одной простой причине – не обманывают друг друга. Деньги – это лишь обменная бумага и она не должна быть права всегда. Почему мы в ярости, унынии, злости? Понабрали все кредитов и человеческие взаимоотношения исчезают. Раньше в деревнях, когда дом строили, собирали так называемую «помочь», и всем миром за пару дней воздвигали новый дом. А сейчас то ли никто не придет на эту «помочь», то ли никто не готов обратиться за помощью к сообществу: возьмет кредит, наймет бригаду и несколько лет будет колотиться, как рыба об лед, чтоб выплатить кредит за постройку дома.
Галарина: Кредит – это хитрая форма кражи, пожирание собственного будущего. Человек приходит в будущее, а там пустота, нет урожая, это как если бы крестьянин съел семенной фонд и ничего не посеял. И так в течении следующих 5-10 лет ему нечего сеять. Это система современного мышления, мы ж воспитали идеального потребителя. А вот скажите, к каким маркетинговым ходам вы хотите прибегнуть для успеха проекта, для успеха фильма?
С. В.: Очень хороший вопрос. Это будет коллектив продюсеров из разных стран: США, Индия, Франция, Италия, Грузия, Швейцария и возможно еще.
Продюсеры каждый в своей стране участвуют с нашим фильмом, нашим сценарием в получении местных грантов. Получив эти деньги, по закону они должны 60 % их потратить у себя. Там идеально: вкладывая 1 рубль, получают 10 и право проката в своей стране. Еще у нас есть предложение для генерального продюсера, тот, кто возьмет на себя 51 % вложений в производство фильма, обладает правом проката не только в своей стране, но и во всем мире, за исключением других стран-участниц.
Галарина: Хочу в завершении задать вопрос. Попав в этом году в Канны, с пилотным фильмом «История заблудшей овцы», в каком году вы планируете премьеру полнометражного «Воскресения»?
С.В.: Съемки в разных странах в 2017-18, и вот где-то в 2019, наверное, премьера. Это от продюсеров будет зависеть. Важный момент – подготовленность зрителей. Ведь что такое кино? Я говорил и не устану говорить, важнейшее в нем – люди в одно и то же время, особенно когда мировой показ, переживают одно и то же чувство. И с ними происходит катарсис, т.е. они меняются. Когда вышел фильм Эйзенштейна «Броненосец Потемкин», на следующий день страну Советов признало 27 государств. Сила киноискусства, она мощная. Она меняет сознание живущих. Наша задача – изменить взгляд на финансовую картину мира. Деньги – это не товар. С этой точки зрения еще никто пока не смотрел. Мафиозные системы торгуют не наркотиками, они торгуют деньгами, что привело к обнищанию большинства работающих людей на планете. Трансконтинентальные финансовые системы выстроены по мафиозной модели. Конфликт героя с антигероем в кино – это возможность увидеть, понять внутреннюю сущность проблемы человечества на данном этапе развития.
Есть такое понятие «осознанное житие». Осознанно ты живешь? И в каждом своем поступке слышишь ли ты себя? Фильм о том, что людям надо возвращать совесть и стыд, причем в образе героя мы говорим не о простых людях, а о тех, кто нас окормляет.
Галарина: Тем вы мне и симпатичны, что хотите поднять большой масштаб. Не знаю, как у нас все это выйдет, но, видите, я уже говорю – у нас. Я чувствую свою причастность. И чем больше народу ощутит эту причастность, тем более явным будет воплощение замысла на экране. Сбор средств на фильм системой краудфандинга (народное финансирование). По духовным и материальным критериям «Воскресение» достойно быть народным фильмом.

Вальгалла на смену Олимпу
galareana
помню эту восходящую иерархию экономика - политика - культура, но я с ней категорически не согласен.  В разрезе. приближаясь к человеку, как не парадоксально, сложнее добиться от него не понимания его (не(всеучастия) в политике, и тем чаще не осознания причастности к архетипам, которых никто никогда не видел, а то почему голод или сытость, нищета или достаток вообще зависимы от воздушных замков, где все ни плохо ни хорошо, со всеми политическими и культурными последствиями, но в целом нормально объяснимы, лишь бы вот эта "культура" укрепилась
то есть на практике органайзинга проще указать человеку на его принадлежность к якобы сложному диссонансу культур, чем на то что ему жрать нечего, он изгой, папуас и баба какая-то

http://novosti-saratova.ru/valgalla-nasleduet-olimp.html
Сегодня, когда говорят о «греческом кризисе», Германию упоминают лишь как негласного лидера Евросоюза, которому греки «больше всего должны». Сам кризис рассматривается сугубо с экономической стороны (самый поверхностный взгляд, аргументы которого якобы непререкаемы). Когда экономические аргументы исчерпаны, включаются аргументы политические, которые, однако, всё чаще понимаются исключительно как стратегически-экономические (мол, экономика – это то, что здесь и сейчас, а политика – это экономика там и завтра). При этом всём совершенно упускается из виду аспект культурный. Здесь даже не стоит развивать ту, ставшую общим местом среди грамотных экономических школ мысль, что экономические действия и мышление целиком и полностью зависит от культурной ситуации, в которой они разворачиваются (яркий пример тому представляет приватизация 90-х, сопряжённая с бандитскими разборками, расстрелами и «беспределом»). Сейчас хотелось бы сказать о другом.
Дело в том, что Германия ещё со времён Иоганна Иоахима Винкельмана, выпустившего в 1764 г. «Историю искусства древности», претендует на духовное наследование греческого мира. Почему? – Иной вопрос, пусть ответом пока станет тоже общее место: греки – прародители европейской цивилизации, её духовные отцы. Сегодня, в эпоху торжества экономики, эти слова кажутся пустыми: кому нужен дух, когда погряз в кредитах? Но дело в том, что обладающий духом может свершить что угодно (так учит история); обладающий кредитами (как правило) может их только выплачивать (и то не всегда).

Японская мотивашечка
galareana
Посмотрела хороший фильм "Двоечница" про школу https://www.youtube.com/watch?v=6kGw7dK4mUA

 И нашла комментарий к которому и присоединяюсь:
"Такие фильмы надо по телеку показывать , а не про ментов ,наркоманов и всякую безысходность, тогда у нас и жизнь изменится к лучшему ,и правительство тоже"

про чтение от писателя
galareana
Дошло наконец почему меня читают преимущественно люди от 30 и старше, а те кто младше криком кричат и плюются. Все очень просто:
поколение читавших сменяется поколением смотревших и игравших. То есть такая функция как воображение постепенно отключается за ненадобностью. Отсюда, кстати, и перекос в сторону аудиокниг - слушать их проще чем полностью воспроизводить картинку в воображении, половина дела уже сделана. Ты читаешь - и все механизмы визуализации задействованы. Если читаешь много, то они развиваются. Но если ты все больше смотришь картинку, то есть то, что воображено без тебя, ты способен лишь пользоваться воображением чужим, свое уже не работает.
И вот когда я пишу о чем-то, что выходит за пределы той базы знаний, что дается сериалами и играми - у подрастающего поколения идет полный сбой по всей цепи. Они пытаются читать, не находят знакомых конструкций и раздаражются. Для них это все ни о чем, им такого не показывали и они в подобное не играли. Собственно говоря, жанр "ЛитRPG" как раз последствие атрофирования подобных способностей, молодежь радостно принимает то, что им уже показали, не надо мучить мозг и конструировать свою собственную картинку. Уровни, ачивки, внешний мир втиснут в привычные рамки и раскатан в доступную плоскую форму.
Более того, мозги, те, которые еще остались, навсегда уходят в зону немучительного комфорта, им нужна только мягкая пища, как беззубому младенцу, и дальше следствие - полное отсутствие любознательности. Любое посторонее знание становится лишним, оно вызывает боль, сознание не то чтобы не способно, это на самом деле не так, а просто не любит его принимать. Надо проворачивать те шестеренки, которые уже заржавели и закисли.
Я не говорю что это именно обо мне и моих текстах. Я как раз очень спокойно отношусь и к популярности и тиражам, воспринимаю это все как судьбу, против которой не попрешь. Но вот выборка отзывов на мои книги очень легко раскладывается на две возрастные группы. Есть и третья, люди интеллигентные, прости господи, но это несколько другое подмножество, я его сейчас не рассматриваю. Ресурс с преобладанием подрастающего поколения -- "автар дибил, ничево нипанятно" -- доминирующий отклик. Кстати, и уровень грамотности там соответствует как раз уровню тяжких двоечников поколения постарше, повально.
Люди постарше и там уже отзывы делятся по другому принципу, "понравилось/не понравилось", но и аргументация другая, уже "от текста", а не от индивидуальной способности способности его понимать. И ведь вроде простенько пишу, и все равно.
Я хер знает что с этим делать. Ничего не сделаешь, пожалуй, и никакая агитация в стиле "читайте больше" не поможет. Тем более, что можно читать удобное и легкоусваиваемое. Те же ЛитRPG. Школа тут тоже в хвосте, она не умеет прививать любовь к чтению и потребность в нем, она скорей отбивает всякое желание читать. Думаю, мы вступаем в эпоху полного управления сознанием со стороны "производителей контента". А немногие читающие будут как раз теми, кто этот контент для ширнармасс производит. Воображение как товар, как протез для тех, у кого его нет и уже не может быть
http://andrey-cruz.livejournal.com/458993.html
.

фантастика
galareana
Народ, вот если подумать, а что есть фантастика?
Это взгляд на проблемы человечества под другим углом при каком-то или каких-то фантастических допущениях, которые на эти проблемы как-то влияют... или НЕ влияют.
Например:
Но, что-то масштабное и глубокое просто нет времени сочинить. Такие книги пишут годами и десятилетиями, собирая материал по описываемым в ней реальным объектам, событиям личностям, чтобы на этой основе уже и ставить эксперимент с фантастическим(и) допущением(ями).

(no subject)
galareana
"И в самом деле, куда ни кинешь взор, повсюду увидишь немало женщин с завитыми волосами в таком возрасте, что если бы они вышли замуж, то могли бы по своим годам быть матерями троих детей, а они до отвращения скользят ногами на подмостках в разнообразных фигурах, изображая бесчисленное множество сцен, которые сочинены в театральных пьесах".
Знаете, кто это сказал? Аммиан Марцеллин о римлянках 4 века нашей эры, незадолго до его разграбления варварами. Римляне просто вымирали, их место занимали приезжие иноземцы, которые горбатились на вымирающих господ, в Риме было полно рабов из варваров, которые и помогли своих соотечественникам разграбить Вечный Город, когда этнический баланс окончательно склонился в их пользу.

страна победившего постмодернмизма
galareana
Мне и в голову не могло прийти, что постмодернистская философия будет применяться на практике чиновниками, чтобы бесстыдно заявлять в лицо гражданам: "А я вот считаю, что вы верблюд, и ваши бумажки не имеют значения!"
При чём тут постмодернизм, возопят интеллектуалы, при чём тут наши Фуко и Деррида? А вот при чём (любопытный текстик ещё 2008 г., читать внимательно).
Всё на самом деле банально. Понятие общественного договора подразумевают некую презумпцию доверия к тексту этого договора: мы соглашаемся верить, что договор определяет наши права и обязанности в реальной жизни. Как именно должен функционировать общественный договор в условиях порхания свободных интерпретаций, постмодернизм не объясняет. Потому что французским интеллектуалам, развивавшим идеологию постмодернизма как средство критики власти, тоже не могло прийти в голову, что власть сама может стать постмодернистской, чтобы успешно подтираться всеми законами, документами и самой реальностью. Теперь мы увидели, как это бывает, спасибо.

1. Справедливости ради следует отметить, что к чисто постмодернистским обоснованиям своей людоедской практики отечественная власть с успехом прибегала еще тогда, когда ни о каком постмодернизме ни в каких Европах и слыхом не слыхали (достаточно вспомнить вечнозеленое "учение о судебной истине" незабвенного Андрея Януарьевича Вышинского). Так что при всем моем нелестном мнении об этом умственном расстройстве направлении философии - не возьмусь утверждать, что Фуко и Бодрийяр (или даже их не в меру восторженные российские последователи) несут хотя бы косвенную моральную ответственность за нынешние чудеса российской правоприменительной практики. Это как с Лысенко, который виноват, конечно, во многом- но только не в неуклонной деградации советского сельского хозяйства. Поскольку это не бредовая теория породила безумную практику, а противоестественная практика "социалистического земледелия" потребовала соответствующей теории.
Правда, если товарища Сталина и его присных можно назвать "стихийными постмодернистами", то современные его наследники - по крайней мере, некоторые, - похоже, культивируют постмодернизм вполне осознанно. Собственно, вся политическая система, выстроенная в России в последние 17 лет - это тотальный симулякр, имитация не только всех политических институтов (от парламента и суда до общественных инициатив), но и тех ценностей и норм, которые должны в этих институтах воплощаться и определять их деятельность. Об особо гротескных проявлениях этой тотальной имитации я даже написал несколько текстов (см., например, https://stengazeta.net/?p=10008873).

http://bbzhukov.livejournal.com/93674.html

Английский постмодернизм и то, что называют постмодернизмом в России - это как портвейн в Европе и в России. Слово одно и то же, а продукт совершенно разный. В посте оговорено, что речь шла не о мировом литературном направлении, а о "нечто", продвигавшемся как идеология в российских интеллектуальных кругах на рубеже 90-х- нулевых.

продолжаю читать художника Баловина
galareana
Его интересуют люди и жизнь, меня интересует как искусство совмещается с жизнью, почему одним людям удается реализовать себя , а другим нет, почему кто-то счастлив своим творчеством, а кто-то удручен.
http://balovin.livejournal.com/357518.html
Ночлег организован. Спасибо Клаудии: она нашла это удивительное место в интернете. Спасибо хозяину. Ему понравилось, то что я делаю. Согласился поселить бесплатно. Семидесятилетний Чарли — художник в третьем поколении. Его дед был придворным живописцем у Короля. Дом остался в  наследство от матери, которая мечтала посвятить это место искусству. Сегодня оно так и называется "The Artist's Place".
Я уже бывал в таких местах. Когда-то меня ощеломлял подобный интерьер. Сейчас понимаю, что привык. Думаю, хозяева убеждены, что ничего подобного в мире больше не существует. Большинство гостей так и считает.  Хаос тысячи противоречащих друг другу элементов на самом деле вполне осознанно упорядочен создателем этой вселенной. Каждый объект находится на своем месте. Каждый несет в себе какое-то зашифрованное послание.
Можно часами пялиться на стены покрытые многолетней историей. Старые акварели в отсыревших паспарту, пыльные статуэтки, заботливые надписи для посетителей:  "Съешьте меня!", "Не забудте свой мозг!", "Если решите, что здесь слишком дорого и знаете место дешевле, отправляйтесь туда! Чарли тоже беспокоится о сохранности ваших денег!", "Знаете ли вы другой гестхаус, где вам предложат бесплатную стирку?". Надписи с юмором, но и с какой-то претензией. Как будто тот, кто писал их на что-то обижен. "Дорогие друзья, владелец продуктовой лавки напротив предпочитает не обслуживать фалангов/иностранцев днем. Не стоит туда ходить". Чарли попросил обратить внимание на эту надпись. Все эти таблички сделал он.
Чарли провел в этом месте всю свою жизнь. Этот дом — и есть он. Когда не станет Чарли, дом исчезнет вместе с ним. Возможно поэтому старик и грустит. Его амбиции так и не реализовались: "В Бангкоке меня знают все! Но сейчас в Таиланде художнику приходится не легко. Искусством не прокормиться...". "Если вам понравится какое-то произведение, не стесняйтесь поинтересоваться ценой". Цены относительно не высоки, но явно не для тех, кто ищет ночлег по-дешевле.
Сорок лет назад Чарли скрупулезно прописывал все детали, последние двадцать лет пытался быть экспрессионистом. Широкие, свободные мазки, краска, выдавленная из тюбика прямо на холст. Работы цельные с напряжением, но многие проигрывают в цветах. Насыщенность выкручена до предела. Но этого мало, если хочется быть как Дюфи. Не хватет такта. Не хватает образования. В любом случае — он, как многие из нас, живет в своем девятнадцатом веке. Я не знаю, есть ли в Таиланде школа. Но если и есть, то, скорее всего, это отголоски "китайской академии" — "испорченного телефона Репинки". Все это сегодня действительно никому не нужно. Зачем выкладывать деньги за красивые картинки, когда красота производится в промышленных масштабах? Красоту бесплатно можно скачать на телефон. Она и так повсюду. Но искусство Чарли не ограничено картинками. Главное его произведение — это его дом. Но дом пуст. Постояльцев почти нет. Воможно, туристы просто не знают об этом месте. Но, думаю, дело не только в этом. Чарли отчаялся. Он приветлив, он добр, он шутит, но не улыбается. Он везде пишет "Love". А в душе обвиняет всех, каждого. Люди чувствуют, никому не хочется разделять тоску. Все выбирают комфорт. Но не я. Я здесь, чтобы работать. Я не изучаю парадные достопримечательности. Меня интересуют люди и их жизнь.

BTS - This Love & T.O.P (SHINHWA), 방탄소년단 - 디스러브 & 티오피 (신화), Show Champio...
galareana
Такое вот "лебединое озеро" по корейски

читаю художника Баловина
galareana
вы упрямо хотите зарабатывать на жизнь искусством, постараюсь обрисовать в общих чертах, что вас ждет.
а) Возможно, вы живете в 19 веке. Даже если вы родились в 21-м. Поверьте, таких людей немало и, вполне вероятно, вы — один из них. Плохо это или хорошо — я не знаю. Но я знаю, что это результат воспитания и образования. Я тоже долгое время жил в девятнадцатом веке. Нас учили любоваться Рембрандтом и Вермеером, а пытаться писать, как Репин, как Серов, как Левитан. В какой-то момент мне стало казаться, что это как-то несовременно. Я думал, что современно — это как Клод Моне. Потом решил, что современно — это как Анри Матисс. Хотя и тот давно почил. Мне было 17 лет, и я неуверенно переступал порог двадцатого века, постигая один за другим различные новые измы после реализма девятнадцатого столетия.
До века двадцать первого было еще далеко. Я шел медленно, но упрямо. Мне хотелось попасть в будущее, так я постепенно приближался к настоящему.
Иллюзорный девятнадцатый век по своему прекрасен. Кому-то хочется жить в этой иллюзии. Многим это даже удается. Достаточно верить. Тем более, иллюзия поддерживается системой образования, прививающей соответствующие взгляды. Правда, система, судя по всему, все же постепенно накрывается — но об этом в другой раз.
Проблема в том, что живя в 19 веке, вы не будете услышаны теми, кто живет в 21-м. Ваши работы, в лучшем случае, будут ценить за красоту и мастерство. Но по актуальности содержания и эффектности они будут проигрывать другим носителям информации, будь то произведение современного искусства или телевизор.
Ваш пейзаж купят для украшения стены на кухне, а натюрморт — для подарка любимой теще. Продаваться будете в сувенирной лавке с золотым курсивом над пластиковой дверью: "галерея живописи" или на асфальте очередного "арбата". Рядом с вашими холстами будут стоять матрешки и шкатулки. Если окажетесь порасторопней, то начнете повторять одни и те же мотивы, использовать одни и те же фишки, на которые лучше спрос. Однажды, в зале союза художников откроется ваша персональная выставка "Цветы весны. Живопись, графика". Народ назовет вас настоящим творцом, интеллигенты промолчат. Появится заметка в местной "Комсомолке". От искусства это будет примерно так же далеко, как далека музыка группы "Ласковый май" от второго концерта Рахманинова. Вашими конкурентами будут принты из Икеи и матрешки со шкатулками.
http://balovin.livejournal.com/?skip=20
б) Вы живете в 20-м веке, принимаете авангард, вам интересен постмодерн. Вы читаете Фрейда и Бодрийяра, готовы не только создать нечто в духе Энди Уорхола или Марка Ротко, но и рассказать об этом не менее скучно и запутанно, чем Арсений Жиляев или Надим Самман.
Вы сможете попадать на фестивали и выставки современного искусства, будете скитаться по арт-резиденциям в сытых странах. Раз в год какой-нибудь чудак приобретет у вас что-нибудь за пару тысяч долларов, которые вы благополучно спустите, решив, что теперь покупать будут всегда. В итоге будете сосать лапу до появления следующего чудака. Если окажетесь порасторопней, то вместо лапы будете сосать шампанское на вернисажах коллег по цеху. Там в поисках новых меценатов надо улыбаться незнакомым людям и заводить умные беседы, заканчивающиеся обменом визитками.
Большую часть времени вы будете посвящать не творчеству, а канцелярии: анкетам-письмам-заявкам на гранты-резиденции-фестивали, резюме-CV–творческим биографиям то на 500, то на 3000 знаков текста. Если повезет, вас подцепит какой-нибудь галерист и станет время от времени вас продавать. Начнете повторять одни и те же мотивы, использовать одни и те же фишки, которые оценят любители современного искусства. Однажды в галерее с модным названием, бетонным полом и белыми стенами откроется ваша персональная выставка "Регенерация нормы. Графические объекты". Народ покрутит пальцем у виска, интеллигенция назовет вас интересным художником. Но едва ли что-то купят, потому что почти все гости на вернисаже — это те же художники, не знающие, кому впарить свои опусы. Зарабатывать будете примерно столько, сколько необходимо на лоукост из Москвы до Гетеборга или Брюсселя, где на пару месяцев удалось пробить студию в резиденции, финансируемой фондом поддержки беспризорных артистов. В конце концов поймете, что разбогатеть вам не получится. Но к тому моменту вы уже не сможете заставить себя заниматься чем-то другим.
в) Вы живете в 21-м веке. В таком случае вы прекрасно понимаете, что одним умением рисовать, вы не сможете заработать денег в сфере искусства. В списке необходимых навыков современного художника умение рисовать можно смело поместить в самый конец. Возьмите несколько фамилий из топа самых дорогих художников нашего времени и вы поймете, что никто из них не умеет рисовать. Точнее так: никому из них не требуется уметь рисовать. Даже если и умеют, то не рисуют. За них это делают другие — скажем, ассистенты. А иногда и целые фабрики.
Не хотелось бы, чтобы в моем тексте вы нашли обвинительные интонации. Я ни в коем случае никого не виню и считаю, что все упомянутые явления — вполне естественные процессы, являющиеся следствием эволюции общества. Радуют они или нет — это уже другой вопрос. Но сожалеть всю жизнь о том, что родился не в свое время, на мой взлгяд, как минимум, непродуктивно.

Если вы живете в 21 веке, то понимаете, что искусство сегодня — это рынок. И если вы хотите заработать своим искусством деньги, вы должны быть, прежде всего, хорошим предпринимателем. Хотите что-то заработать — придется что-то вложить. Чем больше вложите, тем больше заработаете. Инвестировать надо не только в "производство", но и в рекламу. Вложиться стоит даже в приобретение собственных произведений, как это однажды сделал Дэмьен Херст, ныне самый богатый художник современности.

г) Думаю единственное, зачем стоит учиться рисовать, если хочется зарабатывать этим на жизнь — чтобы в работать в сфере анимации. Компьютерные игры и мультфильмы. Среди моих знакомых немало крепких академистов, нашедших себе применение в этой индустрии. Но имейте ввиду: это очень много работы. Это надо искренне любить. Этим надо болеть. Иначе никакого удовольствия. Иначе просто ничего не получится.
Повторюсь: я не претендую на роль наставника. Лишь делюсь своими соображениями, основанными на жизненных наблюдениях. Свою жизнь я связал с изобразительным искусством с раннего детства. О том, что из этого получилось я и пишу в блоге.

?

Log in